Дан приказ ему на Запад

Кирюхин Олег Вячеславович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дан приказ ему на Запад (Кирюхин Олег)

ДАН ПРИКАЗ ЕМУ: НА ЗАПАД

ЕЙ В ДРУГУЮ СТОРОНУ,

УХОДИЛИ КОМСОМОЛЬЦЫ

После нашей операции с двойной засадой прошло около месяца. На дворе уже был сентябрь, хотя по температуре воздуха сказать, что пришла осень, было нельзя. Стояли погожие солнечные дни.

Под стать погоде было и настроение в отряде. За это время удалось провести еще один налет на колонну немецкой техники. Уничтожить вновь образованный полицейский пункт в одном из сел, ни много не мало, 12 иудушек, пошедших в приспешники новой власти. Также удалось наладить взаимодействие с еще одним партизанским отрядом, вернее договориться о месте, где можно будет оставлять информацию друг для друга, вести разведчиков чужого отряда в свой лагерь не решились представители обоих отрядов. Это все, не считая периодических выходов групп в составе двух, трех человек, на разведку местности, которую мы вели постоянно, заодно налаживая отношения с местным населением.

Постепенно, у нас тоже начал образовываться продовольственный вопрос, нет, запасы с продсклада у нас еще имелись, но возникала насущная потребность просто в хлебе. В этом как, я уже говорил раньше, нас немного выручали жители ближайшей к нашей базе деревеньки, расположенной в лесном массиве на берегу озера.

С жителями этого населенного пункта, у нас сложились добрососедские отношения, плюсом к тому, наверное, было удаленность деревни от дорог, в виду чего немцы до деревни еще не добирались. Встретив наших бойцов сначала настороженно, деревенские жители в дальнейшем прониклись к нашим людям доверием, чему в немалой степени способствовал Иван Герасимович, бывший царский ротмистр, а в недалеком прошлом лесной смотритель данного края, имевший в этой деревне знакомых. Ну и, конечно же, то, что ни одного случая мародерства, по отношению к местному населению нашими людьми не допускалось.

Особо радовало состояние здоровья старшины Брынзы, который получив ранение,

сейчас уже явно шел на поправку.

Так возвращаясь к вопросу о хлебе насущном, поясню, что в одно из сел, немцы начали свозить зерно, в селе работала мельница, и оккупанты, решили наладить процесс помола зерна, перед отправкой его в закрома рейха.

Отправили разведку, в составе Кривоноса, Патрикеева и Кости Кирилова, нужно было войти в село, и лучше парнишки с этим ни кто бы кто справился. Вернувшись, разведчики доложили, что для работы на мельнице оккупанты привезли шесть человек пленных, которые выполняли в основном работу грузчиков, под охраной троих немцев, которые следили за пленными, ну и осуществляли общий надзор за мельницей. Что немного настораживало, так это нахождение в 6 километрах от объекта еще одного села, которое имело пусть и небольшой, порядка взвода, немецкий гарнизон. Саму же мельницу, как и порядок в селе охраняло со стороны новой власти трое полицейских, под руководством старосты, привезенного захватчиками с территории генерал-губернаторства. Ну и на время работ в село периодически, кроме грузовиков с зерном, приезжали на легковых машинах, под охраной мотоциклистов немецкие полувоенные чиновники, назначенные Берлином, ответственными за грабеж данного участка Белорусской земли.

Вначале хотели, напав на село, уничтожить немцев и полицейских, забрать по возможности муку, сколько получиться и сжечь мельницу. Все в этом плане вроде было и хорошо, кроме одного, уничтожив мельницу, мы тем самым лишали возможности помола зерна не только немцев, но и окрестное мирное население. Да бесспорно, вред врагу будет в некотором роде иметься, но, оно и есть но. Отношения с местными жителями портить не хотелось, тем более что бой в селе мог затянуться, и к врагам вполне бы могло подойти подкрепление.

Однако был и другой план действий. От села к большаку вела небольшая, малонаезженная автотранспортом, до последнего времени дорога, протяженностью километра 4 или чуть больше. Там уже еще через пару километров находилось село с немецким гарнизоном.

План операции поменяли, приняли решение устроить засаду на выезде из села, там, где дорога идет практически вплотную к небольшому оврагу, дальний конец которого уже упирается в начальные деревья лесного массива, в свою очередь граничащего с каналом, уходящем вверх к озеру. Перебить водителей и сопровождение машин, забрав по возможности груз, после чего оставшийся груз и технику, уничтожить. Была мысль пойти всем отрядом, и даже возможно пригласить поучаствовать в захвате транспорта с мукой местных жителей, чтобы в дальнейшем поделиться с ними захваченным, но от этого оттолкнули мысли о возможном транспортировании не большого количества муки, 1-2 машины. Исходя из этого, решили провести вылазку малыми силами, замаскировав ее под действие отряда в несколько человек напавшего на едущие по дороге машины. Что в дальнейшем заставило бы немцев собирать более значительные конвои для транспортировки муки, напасть на который, мы в дальнейшем и планировали.

На вылазку решили отправить семь человек, под командованием комиссара, плюс наши палочки выручалочки - лошадки. В группу входили: Иванов, Есипов, Ухтомский, Давид Айзерман, Антон Сашко, и Иван Герасимович. Узнав состав выходящей группы, для участия в данной операции, присоединиться к ней выразил желание и наш представитель НКГБ, правда, не один, а в компании нашего милиционера. Так, что вышли в усиленном составе, в девять человек, вместо семи.

Перед уходом группы на дело, Илюшин подойдя, шепнул мне, что идет на всякий случай. Приглядеть в боевой обстановке, за Сомовым, такую фамилию носил Иван Герасимович, да и на молодежь в бою глянуть. Ну, что сказать это его решение, тем более, если он взвалил на себя все функции контрразведки в нашем отдельно взятом отряде, ветер ему в зад и барабан в руки. Нет, никакой враждебности к Илюшину я не испытывал, просто подспудно, немного настороженно относился к ведомственной принадлежности Савелия. А, что поделаешь, если в моем времени одно время только и твердили о 100500 миллионов невинно осужденных и расстрелянных данной организацией. И даже понимая, что все это бред сивой кобылы, в голове застревает мысль, что дыма без огня не бывает. И пусть даже большая часть арестов и расстрелов была по делу, все равно имело место и другая точка зрения. Люди то все разные.

Налет прошел как по нотам, группа вернулась уничтожив две машины врага, сопровождающий их цундап и принеся более семисот килограмм муки, не считая 1 MG34, двух маузеровских карабинов, 1 MP38, и люггера. Последние, особенно пулемет, с полным боекомплектом и двумя коробками на 5 лент, а так же запасным стволом, было очень нами востребовано. В результате засады также уничтожено 5 гитлеровцев, один из которых был офицером.

Группа потерь не понесла, что было очень хорошо.

Наша мысль, что немцы не будут собирать большие колонны, а повезут муку по мере накопления, подтвердилась, надеемся, что подтвердиться и другая часть наших наметок.

В село с мельницей, через день после возвращения группы из рейда снова была отправлена разведка. В этот раз в задачу разведчиков входило не только собрать разведданные, но и устроить какое-нибудь действие устрашения, для господ завоевателей.

В день, когда крайняя разведгруппа выходила на разведку села, у нашего отряда образовались соседи. На наших дозорных наткнулись двое мужчин, с одной на двоих винтовкой ТОЗ 8, вернее ТОЗ 9, так как винтовка имела магазинный способ снаряжения патронами. Оба были в возрасте, за 40, одеты в гражданскую одежду, на первый, да и на седьмой взгляд солдатами явно не выглядели. Причем, что характерно, на головах обоих мужчин красовались широкие черные шляпы, и сами они были одеты в темные костюмы со светлыми рубахами. Для леса не самый подходящий прикид. Как эти люди миновали небольшое, но довольно плотное минное заграждение перед подходом к нашему лагерю, сказать трудно. Наверное им просто повезло, и они прошли к периметру охраны караулами, где и были задержаны. В ходе допроса выяснилось, что от радости немецкого порядка, объединившись, бежали четыре еврейские семьи, и по чистой случайности разбили лагерь в нескольких километрах от нашего ППД.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.