Резчик, часть первая

Шек Павел Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Резчик, часть первая (Шек Павел)

Предисловие

Время давно перевалило за полночь, но пожилая женщина и не думала ложиться спать. Раньше ей не составляло труда просидеть над бумагами ночь напролет, но возраст давал о себе знать. Чтобы отогнать сон, она сильнее сдвинула заслонку на лампе, заставляя ее гореть ярче.

В ночной тишине снова послышался скрип пера. Выводя строчку за строчкой, женщина отдавала приказы, переводила людей с одного участка на другой, распределяла деньги. Взгляд ее снова упал на письмо, лежавшее поверх других. Младшая сестра в очередной раз прислала скупой отчет о гибели подчиненных и просила новых.

- Проклятые маги, - тихо выругалась женщина.
- Когда ж вы все передохните...

- Не боитесь потерять работу?
- раздался насмешливый голос из темного угла помещения.

Пожилая женщина встрепенулась, вглядываясь в темноту. В свет лампы вышла невысокая фигура, скрытая черным плащом.

- Снова ты, - бросила она.
- Какие демоны привели тебя сюда в этот раз?

- Ты не рада меня видеть?
- мужчина криво улыбнулся.
- Таким темпом вы растеряете всех друзей.

- Друзей?
- переспросила она, коротко рассмеявшись.

- А ведь мне стоило немалых трудов, чтобы добыть его для вас, - с наигранной обидой в голосе сказал мужчина. Поймав вопросительный взгляд, он пояснил.
- Того, кто сможет украсть некую вещицу, так тщательно охраняемую советом магов и императором лично.

- Украсть?

- Именно. Лучший в своем деле вор сейчас движется в вашем направлении. Послезавтра он будет здесь. Не упустите его...

Увидев, наконец, заинтересованный взгляд, он улыбнулся и шагнул назад, исчезая в темноте.

- Снова твои игры, - вздохнула женщина, устало откидываясь на спинку стула.
- Мог бы сказать больше, раз уж пришел лично...

Посидев так минут десять, она вернулась за работу, сетуя на старость. "Сколько лет прошло с нашей первой встречи...", - подумала она.
- "Сколько мне тогда было? Четырнадцать? А ты все такой же. Постарел бы, что ли, ради приличия...".

Глава 1

Галера.

Лучик утреннего света, пробившись сквозь щель в досках, добрался до моих глаз. Я зажмурился, неохотно просыпаясь. Беспокойный сон не принес облегчения. От лежания на деревянном полу болело все: от затекшей шеи и ноющей поясницы, до косточек на щиколотках. Хорошо хоть качка почти не ощущалась.

Где-то рядом звякнула цепь, сразу же напомнив о тяжелом металлическом кольце, стягивающем шею. Там, где металл касался кожи, появились синяки и небольшие ссадины. Сверху справа раздался крик погонщика, и в воду разом рухнуло несколько десятков весел. Послышался удар в барабан, несколько секунд и еще один удар. Теперь до самого обеда он будет стучать, выдерживая строгий ритм. На верхней палубе, прикованные к скамейкам рабы дружно налегали на весла и тяжелая, громоздкая галера, начала набирать ход. Неспешно, словно никуда не торопилась.

Справа звякнуло. Сидящий рядом худощавый и грязный мужчина поднялся с пола, усаживаясь поудобнее. Видать, не только мне сон на досках доставлял неудобство. Каторжники, заполнявшие нижнюю палубу галеры, просыпались. Минут через десять будут раздавать жидкую бурду, отдающую травяным вкусом. Я бы с удовольствием пропустил завтрак, но другой возможности получить необходимую для тела жидкость не представится до самого обеда. А в душном помещении, куда и свет то почти не попадает, пить хотелось всегда. Вспомнив о воде, я облизнул пересохшие губы.

"Да уж", - горестно подумал я.
- "Попал, так попал".

Восемь дней я парюсь на нижней палубе галеры, даже не догадываясь, куда она плывет. "Что такое невезенье...?". Восемь дней большой срок, чтобы подумать о нем и прикинуть, что делать дальше. Кто ж знал, что поместье захудалого землевладельца, куда я так "удачно" влез, охраняется, словно императорская резиденция в столице. Быть резчиком в последнее время становится все опаснее, а платят за это все меньше.

Главный вопрос, кому перепродадут мою душонку скупщики преступников? Хорошо бы не на рудник. Сбежать оттуда куда сложнее, чем с какой-нибудь южной плантации. Если же на соляное озеро, то вряд ли я успею встретить свою двадцатую зиму. А судя по косому солнечному лучику, галера идет на запад. Плохо. Очень плохо...

Утренние размышления прервал звук открывающейся двери в дальней от меня части помещения.

- Жратва, - тихо сказал мой сосед, толкая следующего. Тот заерзал и зазвенел цепью, неохотно принимая сидячее положение. Я же бросил взгляд на лампу, висящую прямиком напротив нас. В металлическом корпусе, с небольшой емкостью для топлива и стеклянным колпаком, она напоминала масленый светильник. Свет от двери пропал, загораживаемый широкоплечей фигурой и в ту же секунду пятерка ламп в помещение разом вспыхнула.

Небольшое усилие воли и можно заметить, как рядом с каждой из ламп появлялся красный огонек, который срывался с места и за долю секунды описывал вокруг лампы полный круг, чертя светящуюся полоску. Затем полоска слегка уменьшалась в размере, становясь ярко-оранжевой, и ламы загорались. Как только наш тюремщик покинет отсек, оранжевые ободки вокруг ламп растают и те потухнут.

От яркого света ламп я щурился, глядя на оранжевый обод. Мне казалось, он слегка пульсирует. "Все еще в форме", - довольно подумал я.
- "Надо копить силы".

Взгляды моих соседей устремись на приближающегося надсмотрщика, который большим деревянным черпаком плескал каждому в глубокую миску порцию местной баланды. Там, где он уже прошел, слышался хлюпающий и чавкающий звук. Надсмотрщик же даже не кривился и смотрел на нас безразлично, хотя было заметно, что задерживаться тут ему нисколько не хочется. Для нас же этот отсек был: и камерой, и обеденным залом и туалетом. Так что запах грязных тел и нечистот тут стоял соответствующий. Если бы тюремщики раз в день не заставляли тех, кто находился ближе всего к выходу, убирать и мыть пол, войти сюда не смог бы и самый крепкий духом человек. Жаль, что уборку начинали всегда после завтрака.

Вспомнив всех родственников надсмотрщика, я протянул руку с миской и получил свою порцию. Глубоко выдохнув, давясь, в три глотка проглотил содержимое. Прислушавшись и поняв, что пища не желает выходить обратно, убрал миску подальше к стене. Потеряю ее, и придется подставлять для баланды сложенные ладони. Были тут и такие...

Со стороны выхода загремели деревянные ведра. Я же бросил взгляд на мужчину напротив. В свете лампы его кожа имела красноватый оттенок, а черты лица довольно сильно отличались от остальных. Выдающиеся вперед скулы, небольшой грубый нос, впалые глаза. Слышал, что подобные ему встречаются далеко на востоке. За границей Варского княжества. С невозмутимым видом краснокожий проглотил завтрак, поймал мой изучающий взгляд и прикрыл глаза.

Ближе к обеду, когда солнцу до зенита оставалось меньше часа, на верхней палубе забегали и загомонили. "Очередной порт или незапланированная стоянка?", - я прислушался к бою барабана. Он немного ускорился и спустя минуту затих. Весла разом выпрыгнули из воды и с шумом задвинулись в корпус. Каторжники забеспокоились, крутили головами, звенели цепями. Для некоторых данная остановка станет конечной.

Словно подтверждая мои мысли, дверь распахнулась, зажглись лампы, и в отсек вошло сразу четверо вооруженных солдат из охраны. За ними появился знакомый надсмотрщик, звеня связкой ключей. Подхватив из ящика у двери четыре комплекта кандалов, он направился прямо к нам.

Первым освободили, от кольца на шее, краснокожего. Сковав руки за спиной, его погнали к выходу. Затем пришла моя очередь. Я даже обрадовался, что не придется больше торчать в этом вонючем помещении.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.