Ржавый Калейдоскоп

Валеев Иван Ганниевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Серый туман с зелеными искрами

На море стоял туман.

Сергей Иванович Онопко, один из дежурных грузового порта города Одессы, потянулся, не вставая со стула, и зевнул. Часы на столе показывали 04:59. "И дальше будет только хуже", подумал Онопко. Пять часов утра. Воскресенье. Разумеется, они и по воскресеньям находили, чем заняться, крысы портовые - вернее сказать, им это занятие все время находили, но - сейчас-то!.. Дежурный испытывал непреодолимое желание положить голову на стол и вздремнуть минуточек если не шестьсот, то хотя бы шестьдесят, авось полегчает...

Часы щелкнули. Цифры в трех из четырех окошек сменились с легким шуршанием. Онопко зажмурился - и вдруг зазвонил телефон.

- Кому там?..
- проворчал дежурный, снял трубку и буркнул: - Дежурный Онопко слушает...

- Корабль!
- рявкнуло ему в ухо.

Онопко попробовал было сообразить, чей это голос, но тут же отказался от этой затеи - растреклятый аппарат искажал голоса звонивших непредсказуемо.

- Какой еще корабль? Не должно...

- Иваныч, глаза надень!

Дежурный уставился в окно - и оторопел с трубкой, припечатанной к уху.

Корабль был уже в порту. Небольшой, серо-стального цвета, со странными коричневыми разводами - словно кто-то поелозил кирпичом по бортам, - с парой четырехствольных автоматических пушек на носу и на корме, он возник из ниоткуда, может быть - из этой уродливой, клубящейся над водой грязно-серой тучи - и он приближался, бесшумно и вроде бы неторопливо, но дежурный уже понял, что сейчас будет.

- Ах ты ж паскуда!
- простонал Онопко, хватаясь за микрофон и утапливая пальцем руки с все еще зажатой в ней телефонной трубкой кнопку громкой связи: - Эй! На борту! Немедленно дайте полный назад!!!

Корабль не реагировал. Онопко схватил валявшийся на столе бинокль и поднес его к глазам. Изображение в окулярах расплывалось, и пришлось, отпустив кнопку связи и бросив гукающую телефонную трубку, срочно подгонять фокус.

И в тот момент, когда Онопко был уже готов снова заорать на весь порт, корабль-идиот притерся к причалу, проскрежетал по нему левым бортом, лишь слегка сбавив скорость, и впилился носом в пирс.

- Вы!.. Мудаки на букву ч!.. Совсем охренели?!
- завопил дежурный.

Корабль, разумеется, не ответил, тупо покачиваясь и постукивая корпусом о бетон причала. Онопко принялся разглядывать рубку.

- Плавучая могила, - пробормотал он, вставая из-за стола, и утер пот со лба. Начался денек...

Онопко подошел к окну, распахнул одну из створок и крикнул паре рабочих, которые опасливо приближались - и на кой же черт?
- к кораблю:

- Стоять, вы, дурни!

- А чего он?
- подал голос один из работяг.

Дежурный истерически хихикнул, спохватился, погрозил рабочим кулаком и вновь уставился на корабль. Надо доложить...

Однако, наведя окуляры бинокля на нос корабля, он снова отказался верить своим глазам. Значки, отдаленно напоминавшие привычную кириллицу, никак не желали складываться в название. Что там, их даже подсчитать оказалось невозможно!

- Это от недосыпа, - ошеломленно пробормотал Онопко и все-таки вызвал береговую охрану.

Три катера береговой охраны появились довольно быстро, всего минут через шесть или семь, но за это время дежурный сделал еще одно открытие: какое-то шевеление на борту корабля все-таки происходило. В бинокль можно было разглядеть редкие белесые пряди, слабо шевелившиеся за стеклами рубки, и шевеление это походило на волосы утопленника под водой - Онопко однажды довелось такое увидеть.

- Что за черт?..

Катера - каждый с четверкой моряков береговой охраны на борту - тем временем приблизились к кораблю. На центральном поднялся на ноги офицер с мегафоном.

- Экипаж корабля...
- он на мгновение запнулся и перестроил фразу: - Экипаж неизвестного корабля! Приказываю вам выйти на палубу с поднятыми руками! Повторяю! Экипаж неизвестного корабля!..

Разумеется, никто ниоткуда не вышел. Только несколько солдат с АК-47 в руках рассредоточились по пирсу.

- Экипаж неизвестного корабля!..
- продолжал надрываться офицер с катера.

Тишина и пустота. Офицер отдал мегафон одному из подчиненных, сказал несколько слов в рацию и махнул рукой. Со всех трех катеров взметнулись веревки с крюками на концах, и моряки принялись взбираться наверх. Те, что были на берегу, также подобрались поближе. Двое из них вышли на открытое пространство.

Корабль молчал.

- Петренко, Зимовский - к рубке, - негромко командовал старший лейтенант Рябов, когда отряд береговой охраны оказался на палубе.
- Лядов, Фрумкин - у люка, остальные - за мной!
- и он, чуть пригнувшись, двинулся по лестнице, ведущей внутрь корабля.

- Фонари включить, - тихо скомандовал Рябов.

Коридор без единого огонька тянулся в обе стороны от лестницы вдоль всего корабля.

- Что это тут, - пробормотал кто-то из матросов.

- Отставить треп!
- приказал Рябов.

- Товарищ старший лейтенант...
- начал было матрос Черных, но Рябов только зыркнул на него, и тот решил промолчать.

- Черных, Абумов - ждете здесь, остальные - вперед!

И Рябов первым пошел в сторону носовой части корабля.

Абумов посмотрел вслед удалявшемуся отряду, потом посветил в противоположную сторону. Там был тупик. Рядовой глянул под ноги и тихо спросил товарища:

- Это что такое?

- Где?
- отозвался Черных, в это время осматривавший зачем-то потолок.

- Где-где... внизу, блин!
- шепотом ругнулся Абумов.

Черных тоже посмотрел на пол.

- Не знаю, - озадаченно сказал он.
- С каких это пор на военных кораблях паласы расстилают?

Над головой раздались шаги.

- Стой, кто идет!
- сказал Абумов, и оба солдата нацелили автоматы вверх, в люк.

- Старшина Короленко, - ответил знакомый голос.
- Где Рябова девали, изверги?

- Туда пошел, товарищ старшина, - Абумов указал рукой направление.

- Хорошо. Мы тогда в другую сторону, - и он сделал знак еще двоим матросам следовать за ним.

Впрочем, не прошло и минуты, как все трое вернулись.

- Чепуха какая-то, - пробормотал старшина.
- Ни одной двери... Где там ваш Рябов?

- Наш, - машинально поправил его Черных, всматриваясь в темноту.
- Наш Рябов...

- Тупик, - Рябов оглянулся, - Швейцер, как там у вас?

- Тоже тупик, товарищ старший лейтенант...

- Так не бывает, - хмуро сказал Рябов.

И в этот момент пол под ногами дрогнул раз, другой, возник низкий, давящий на уши гул - и в стене рядом с Рябовым распахнулось овальное отверстие. И еще одно возникло за спиной Швейцера и его приятеля Заблудовского.

А потом тонкие белесые нити метнулись к четверым солдатам и втащили их в нутро корабля.

- Кричали, что ли?
- вскинул голову Короленко.

- Э... Кажется...
- начал Абумов, но старшина не дал ему договорить:

- Николаев, Вольф - за мной!

Им не удалось сделать и пяти шагов. По обе стороны коридора открылись люки - так Короленко это понял - и что-то схватило его и Николаева. Вольф успел затормозить, но, судя по воплю, сцапали и его.

- Абумов, Черных, живо от!..

Старшина не договорил. Белесые нити скользнули ему в открытый рот и дальше - в носоглотку, пищевод и легкие. Он закашлялся, попытался было сжать зубы - и захрипел от выворачивающей его наизнанку боли.

И еще он понял, что ни Абумов, ни Черных больше не помощники.

Онопко прошиб холодный пот. В свой треклятый бинокль он видел...

Как двое матросов, осматривавших рубку, взмахнули руками и провалились куда-то вниз...

Как один из тех, что стояли у люка, отпрянул в сторону, ударился ногой об ограждение и свалился в воду, а второго что-то схватило и втащило в этот люк...

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.