Долгий фиалковый взгляд

Макдональд Джон Данн

Серия: Тревис Макги [12]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Долгий фиалковый взгляд (Макдональд Джон)

Глава 1

Конец апреля. Десять вечера. Гонка на юг по 112-му флоридскому шоссе через восточную часть округа Сайприс милях в двадцати от пересечения его с Тамайами-Трейл.

Может быть, я чересчур разогнал старушку «мисс Агнес» по узкой щебеночной дороге. Над головой — звезды, под колесами — клубы стелющегося над землей тумана, но небольшие, редкие. Колеса старого синего «роллса»-пикапа громыхали по жесткому дорожному покрытию. Слева параллельно дороге тянулся большой черный дренажный канал. Там и сям через него были перекинуты арки старых деревянных мостов в помощь редким дряхлым каркасным домикам, завязшим в непроходимых болотах. Никакого движения на дороге не наблюдалось. А день был длинный-предлинный, и я спешил вернуться в Лодердейл, в Байя-Мар, к «Лопнувшему флешу», где надеялся подольше постоять под горячим душем, насладиться холодной выпивкой и крепко поспать.

Пришлось включить специальные, дальностью в милю, фары, низко установленные на массивном переднем бампере, жизненно важные при быстрой езде благоуханными флоридскими ночами по прямым, узким окольным дорогам. Собственные фары моей машины слишком слабые и слишком высоко расположены.

Мейер, сидя рядом со мной, пребывал в полудреме. Мы присутствовали на свадьбе дочери одного старого друга в принадлежавшем ему лагере для рыбаков на озере Пасскоки. Исключительно редко выпадает возможность на протяжении одного часа выпить шампанского, поймать окуня весом в девять фунтов и поцеловать новобрачную. Мейер прочел мне очередную лекцию об институте брака.

Да, я гнал, но помнил о диких зверях. Мне ненавистна мысль об убийстве енота. Урбанизированная Флорида, оправдываясь мифом о бешенстве, уничтожает их с помощью ружей, капканов и ядов. Но средний енот гораздо любезнее, интеллигентнее и опрятнее среднего остолопа, желающего от них избавиться, и, как правило, намного симпатичнее.

Прискорбная ирония заключается в том, что районы, где не остается енотов, вскоре начинают кишеть змеями.

Я внимательно присматривался, не отразится ли свет моих фар в звериных глазах у темных обочин дороги, не мелькнет ли в длинных лучах света темная тень.

Но я не был готов к порождению ночи, которое внезапно вынырнуло из темноты и побежало очертя голову слева направо. При скорости восемьдесят миль покрываешь в секунду около ста двадцати футов. Когда я ее увидел, она была футах в шестидесяти перед машиной. Стало быть, через полсекунды между нею и правым передним крылом оставалось десять дюймов, причем эти самые десять дюймов возникли в результате моей первой реакции. Десять дюймов жизненного пространства вместо сокрушающего кости и плоть удара, звук которого, раз услышанный, навсегда остается звучащим в памяти эхом.

Тут пришлось вплотную заняться «мисс Агнес». Ее зад сначала занесло к левой обочине, потом — к правой. Фары вертевшейся машины высвечивали то один участок дороги, то другой. Я не рисковал нажать на тормоза. Шла отчаянная игра, руль раз за разом боролся с заносами, и за каждое продвижение по прямой я скармливал «мисс Агнес» подачки — глотки бензина. Я знал, что одолеваю ее, чувствовал — каждый следующий занос не так крут, как прежний.

Но тут задняя покрышка лопнула, и все пропало, окончательно, бесповоротно. Зад вильнул, завизжала резина, затрещали кусты, а у меня в черепе произошел громкий яркий взрыв. Потеряв ориентацию, я смутно сообразил, что нахожусь под водой, весь в чем-то запутавшийся, и осознал, что это не самое лучшее для пребывания место. Не чувствовалось никакой тревоги. Просто умеренное недовольство и раздраженность таким положением.

Что-то стало хватать меня, я попробовал отбрыкнуться. Потом вновь очутился в мире полном воздуха и вдруг обнаружил, что лежу на каком-то склоне, кашляю, задыхаюсь и думаю, что под водой было гораздо приятнее.

— Как ты, Трев? С тобой все в порядке?

Я не мог ответить, пока не перестал икать и кашлять.

— Еще не знаю.

Мейер помог мне подняться. Я встал на усыпанной гравием обочине, промокший насквозь, разминая самые необходимые члены и мышцы. Из черной воды исходило странное сияние. Я понял: фары «мисс Агнес» еще работают, а сама она, должно быть, на глубине в десять футов. Свет внезапно погас — вода закоротила проводку.

Обнаружилась пара болезненных мест там, где я ударился о руль и о дверцу, а также пульсирующая шишка на голове, прямо над линией роста волос.

— А ты как? — спросил я у Мейера.

— Я подвержен инфекциям верхних дыхательных путей, и хотелось бы несколько сбросить вес. В остальном вполне прилично.

— Скоро начну радоваться, что ты со мной поехал.

— Может, ты бы и сам выбрался.

— Не думаю.

— А я думаю. Извини. Иначе мне придется делить ответственность за все твои будущие поступки.

— Я когда-нибудь делал то, чего ты не сделал бы, Мейер?

— Список составить?

И вот тут наступила реакция — хорошенький приступ икоты и дрожи. Коленки превратились в вареные макароны. Я мягко сел на обочину, обхватил ноги руками, опустил голову на мокрые колени.

— Как ты, Трев?

— Что ты заладил одно и то же! Полагаю, минут через пять буду чувствовать себя прекрасно, просто превосходно.

Было совсем тихо. Мелкие насекомые начали нас обнаруживать. Где-то далеко позади в болотах вякнула ночная птица. Глаза приспособились к очень бледному отсвету звезд на шоссе, на черной стеклянной глади дренажного канала.

Там лежала «мисс Агнес», покоясь на том боку, где шоферская дверца, передом в ту сторону, откуда мы ехали. Прости, старушка. Мы хорошо постарались и почти справились, черт побери. Не считая лопнувшей покрышки, ты, как всегда, вела себя отлично. Надежно, солидно, послушно и очень достойно. Даже в крайних обстоятельствах умудрилась спасти меня от смерти.

Я поднялся, икнул, срыгнул полчашки болотной воды и, прежде чем Мейер успел повторить свой вопрос, сообщил, что мне гораздо лучше. Но я был раздражен, поэтому добавил:

— От всей души хотел бы вернуться, разыскать это слабоумное существо женского пола, отшлепать от злости по заднице и попробовать научить ее дышать под водой.

— Существо женского пола?

— Ты что, не видел? — удивился я.

— Мне снилось, что лично я, Мейер, решил проблему золотодобычи и ко мне обращаются все гномы Цюриха. Просыпаюсь, а нас заносит. Я счел это ощущение неприятным.

— Она перебегала перед нами дорогу. Очень близко. Если бы я не успел среагировать, то сбил бы ее правым передним крылом, и сейчас она куском дохлого мяса висела бы на верхушке дерева справа от шоссе.

— Только одного мне, пожалуйста, не говори.

— Чего не говорить?

— Скажи, что это была старая сморщенная карга. Или даже скажи, что ты ее не разглядел. Умоляю!

Я закрыл глаза и снова прокрутил эпизод на мысленном домашнем экранчике. Повторная прокрутка всегда очень полезна. Так и должно быть. При том образе жизни, когда всякие вещи совершаются очень быстро, очень неожиданно и порой грозят смертью, обучаешься держать объектив широко открытым. Помогает сводить концы с концами.

— Я дал бы ей от двадцати до двадцати пяти. Волосы черные или темно-каштановые. Если бы она не неслась с адской скоростью, они были бы длиною примерно до плеч. Схвачены какой-то лентой или пластмассовым обручем. Не коренастая, но крепкая. С виду здоровая. Не очень высокая. М-м-м… Босиком? Точно сказать не могу. Может быть, у нее носорожьи ступни. Одета во что-то коротенькое и цветастое. С цветочным рисунком? С каким-то рисунком. Из легкого материала. Возможно, какой-то ночной мини-халат. Впереди снизу и на шее расстегнут, развевался за ней вместе с темными волосами. Под халатом, по-моему, ничего. Может, трусики, может, это было белое тело в контрасте с загаром. Еще я заметил что-то блеснувшее на запястье. Браслет или часы с браслетом. Бежала хорошо, сильно, высоко поднимала колени, активно работала руками. Похоже, напугана, но не в панике. И не задыхалась. Рот закрыт. Зубы, как я полагаю, стиснуты. Полна решимости. Неслась как черт, но не куда-то, а от чего-то. Если бы она стартовала на десятую долю секунды раньше, сейчас мы уже катили бы на восток по Тамайами-Трейл. А на десятую долю секунды позже — была бы покойной юной леди, мне пришлось бы отправить «мисс Агнес» на более длительную стоянку, и, возможно, ты, я или мы оба вошли бы в историю. Извини, Мейер. Сложи воедино: молодая, интересная, предположительно даже хорошенькая.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.