Рок, туше и белая ворона

Лепская Алёна Сергеевна

Серия: Комплекс Мессии [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Рок, туше и белая ворона (Лепская Алёна)

Предисловие

Я - рок-музыкант, композитор, поэт и фронтмэн группы. Нетерпимый, не переносящий возражений молодой человек. С интересами и желаниями окружающих не считаюсь. Ко всему, что меня не устраивает отношусь крайне резко, агрессивно. Неуступчив и прямолинеен. Сильный, смелый, одарённый. Социум разделяю лишь на две категории: обыватели и мне подобные. Идеалист, устойчив в убеждениях, по натуре лидер. Чувства гордости и независимости зашкаливают во мне, как счётчик Гейгера в эпицентре взрыва ядерного реактора. Критически жесток, циничен, красив и притягателен. Хитер, изворотлив, готов к интриге и вероломству. Обид не забываю, измен не прощаю. Стоять за моей спиной с недобрыми помыслами решительно небезопасно и настоятельно не рекомендуется. Мстителен. Патологически ненавижу людей. О себе ничего никому не рассказываю. Принципиальный. Религиозные взгляды: отсутствуют. Основные эмоции: злость и непреклонность. Самооценка: объективная. Все свои достоинства и пороки прекрасно знаю и сам. Мотивация: преднамеренный поиск того, с чем не согласен. Репутация: отрицательная. Со мной не рискуют спорить и вступать в любые конфронтации, меня инстинктивно опасаются и разумно предпочитают жить в мире и согласии. Все. Кроме неё…

Виктория.

Невозможная. Она непредсказуема, неприкосновенна, непоследовательна… невменяема. Максимум драматизма, эгоизма, необоснованной ненависти и дерьмового чувства юмора. Её вечно что-то не устраивает и бесит. 100 % жалоб и нападок - ноль самоорганизации. Социум она делит на три категории: идиоты, потребители, мечтатели. Последние делятся на подкатегории: психи, гении и таланты, и по её мнению абсолютно тождественны. То, что ненормальная, не секрет для неё. Маниакально-гениальна в целенаправленном отрицании, потому убеждена, что нормальных людей не бывает в принципе, и все в той или иной степени сумасшедшие. Её эго способно дать фору любому Божеству, и не на мгновение, не сомневается в своём превосходстве, прекрасно зная, что нечеловечно красива, эрудированна, талантлива и просто гениальна. Подсознание с этим не согласно, и с наглой прямотой младенца диктует, что она ничтожество, убивая всё стремление к жизни. Самооценка: ужасна. Мотивы: отсутствуют. Связь с реальностью: неустойчивая. Концепция мира сконцентрирована исключительно в самой себе. Мыслями всегда находится где-то ещё. Душевная организация: тончайшая. Во избежание эмоционального отвержения и стрессов, ведёт себя так, словно всерьёз верит, что если она не замечает мир окружающий её, то и окружающий мир, её тоже не замечает. Она обычно-необычная… как параллельный перпендикуляр. Основные эмоции: все от эйфории до дисфории с неизвестным интервалом действия. Ругань легко сменяется слезами, может веселиться, а затем устроить сцену на пустом месте, но в этом нет ничего нового. Она сосредоточение всего - шторм в море. Религиозные взгляды: язычнича-тотемистка. Репутация: сомнительная. Никто понятия не имеет в себе ли она вообще, что вовсе не мешает девушкам завидовать ей, а парням забывать думать, дышать и собственное имя, рядом с ней. Но какая к чёрту разница, её невозможно соблазнить. Ей вообще малоинтересные люди не интересны, и она даже не пытается притвориться в обратном, прямолинейно говоря в лицо всё что она о них думает, относя к первой категории социума, так что вполне естественно ненавидеть её.

Я и ненавидел. Пока одно сообщение, не врезало мне по лицу, и не сказало мне очнуться к чёрту.

Глава 1. Код апокалипсиса

Я помню первые уроки игры на гитаре, как с непривычки от струн болели подушечки пальцев. Помню, что мне нравилось это ощущение - ощущение боли где-то кроме как внутри, это отвлекало меня, успокаивало, это захватило меня. Тогда я ещё не знала, что это такое, тогда я просто играла и мне казалось, что я лечу…

Музыка в кафе почему-то играла более громко, чем обычно. Наверное потому что посетителей кроме меня ещё не было. Утро воскресенья, все нормальные люди спят ещё. Я узнала композицию группы, Crossfade - The Unknown. И мне она не мешала, даже напротив, мне очень она нравилась. Ко мне подошла девчушка официантка, и сонно мне улыбнулась, принимая заказ из свежеиспечённых курассанов и двух чашек кофе.

Смотря сквозь стёкла кафешки, наблюдая за опадающими осенними листьями, я отчего-то вспомнила извечный вопрос: «За что ты казнишь себя?»

За что я казню себя? Вопрос был не в том почему, я это делаю. Почему это помогает мне - вот в чём вопрос. Как это работает, если я и сама не знаю, что пытаюсь стереть. Всё это не так просто. Эта плёнка моей памяти в корни плюралистическая. Она запутанная, в ней много дыр, просто пустоты. И именно эта пустота самая болезненная. Это как… ампутированная конечность. Ты её не видишь, но порой ты можешь её ощущать: чувствовать движения и даже боль, психогенную боль, она такая же как фантомная. Вроде бы и нет её, но она есть. Так и здесь - картинки событий нет, а ощущения остались.

Я увидела в окошко Солу, переходящую дорогу. Она спешила и была такой красивой сегодня. Она всегда такой была. Вечно спешащей и красивой как Покахонтес. А я такой потерянной и безликой, что просто слов нет. Какого чёрта она до сих пор возится со мной и моими демонами? Не смотря ни на что считая меня крутой рок-девчонкой. А между тем, когда глаза рок-музыкантов из «Девятого круга» [1] были красны за счёт линз, мои глаза были красны от слёз…

Мои слёзы были насильно высушены, прежде чем подруга вошла в кафе. Увидев меня, Сола улыбнулась и направилась к столику. Я в тысячный раз подумала, что какой-то парень вне сомнений станет грёбаным счастливчиком. Сола никогда никого не подпускала к себе и на пушечный выстрел, но наверное она полюбит кого-нибудь позже.

- Доброго времени суток, скво. [2] - Сола как и принято в приветствии индейцев, смотрела вниз, садясь напротив. Смотреть в глаза, приветствуя индейца - это чистейшее проявление неуважения, практически оскорбление.

Она была бодрой, но нервной. Это насторожило меня. Я кивнула, неуверенно улыбнувшись в ответ.

- Привет, кори. [3]

Это у нас фишка такая. Эдакая дань истокам. У неё к греческим. У меня к индейским.

- Ты чего такая?
- обеспокоилась Сола, блуждая по моему лицу. Наверное я была заплаканной. Я спрятала глаза, разглядывая белую чашку с кофе.

- Не бери в голову, не выспалась просто. Ты чего меня всполошила не свет не заря?

Я была смущена, тем что она могла догадываться, о том что я плакала.

Пункт № 2 в списке того, что я ненавижу: ненавижу когда видят мою слабость.

- Сдурела?
- усмехнулась Сола, - Время пол двенадцатого!

Пункт № 3: ненавижу просыпаться.

Укоризненно посмотрела на подругу.

- Воскресенье, кори!

Вдохнув, она стянула с плеч кардиган и повесила на спинку стула.

- Я в общем… поговорить с тобой хотела, - заявила Сола, - Что с тобой произошло? Что вообще с тобой такое происходит, а?

- А?
- я растерялась и напряглась от этого её волнения.

- Не прикидывайся! Я же вижу, по тебе вижу! То нормально-нормально, то чёрте что!
- пожаловалась подруга. Мне стало стыдно.

Пункт № 4: ненавижу свою совесть.

Я закусила губу. Меня по сей день это поражает. Серьёзно, я просто в чертовском благоговении от её силы и преданности.

- Ты, будто меня не знаешь, - сокрушилась я, - Знаешь же какая я…

- Skesse! [4] - резко осекла меня Сола, её тон был строгим, - Тебе придётся придумать что-то покруче своего сумасшедшего дерьма, скво, чтобы от меня избавится. Так и всё-таки?

Она облокотилась на стол, весьма проницательно меня рассматривая. Уверенна, от неё не укрылись мои перемены за лето не в лучшую сторону. Я отчаянно нуждалась в дружеской индульгенции, но как я могу признаться ей на чистоту?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.