В радости и в горе

Мэттьюс Кэрол

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В радости и в горе (Мэттьюс Кэрол)

Глава 1

— Я все еще думаю о тебе. — За этим наступила пауза, из которой можно было заключить, что здесь должна следовать реплика Джози. Поскольку таковой не последовало, Дэмиен добавил: — Много думаю.

Джози зажмурилась так, что красные круги пошли перед глазами, и вздохнула в телефонную трубку.

— Я тоже много думаю о тебе, Дэмиен. В основном мечтаю о том, как бы сделать тебе побольнее. — В последнее время это были мечты о том, чтобы тяпнуть его топором по голове, выиграть в лотерею, или о том, чтобы в нее безнадежно влюбился Ивэн Макгрегор. — Как ни смешно, но именно так ты поступил со мной.

Она пропустила меж пальцев прядь своих волос тоскливого русого цвета и уже не в первый раз подумала, что надо бы их перекрасить в какой-нибудь из этих мерцающих модных оттенков, о которых постоянно твердят в телепрограммах о «преодолении» и «самоизменении». Пойдет ли ей огненно-каштановый? Возможно. Но для него, наверное, нужно что-то более радикальное, чем та аккуратная стрижка, которая делала ее консервативнее самого консервативного лидера — Уильяма Хейга. А как насчет стиля «роковой брюнетки»? Что, если перекраситься в медно-черный, изменит ли это ее жизнь? Вот и еще один пункт в и без того растущий список дел на сегодняшний вечер, в которые явно не вписывается пункт разговора с Дэмиеном. Она осторожно высвободила из-под кота пальцы ног, уже начавших было затекать, и освободилась от его тяжести. Кот-Ранее-Известный-Как-Принц одарил ее взглядом, способным парализовать десяток дроздов. И глядя, как он шествует в кухню, оскорбленно подергивая высокомерно задранным хвостом, Джози послала ему вслед воздушный поцелуй.

— У меня и в мыслях не было причинять тебе боль, — продолжал Дэмиен, в намерения которого, похоже, не входило отступать с завоеванных позиций.

— Знаешь, обычно бывает больно, когда тебе говорят: «Я люблю другую женщину, прощай».

— Нам надо было все как следует обговорить тогда.

— Конечно. Но почему-то я обо всем узнала только тогда, когда ты спустился вниз уже с упакованным чемоданом. Я еще подумала, что ты уезжаешь на конференцию по компьютерам в Маргейт или еще куда-то. И я никак не рассчитывала, что ты таким вот образом положишь конец нашему браку, в понедельник в девять часов утра. Тем более что еще накануне вечером мы занимались любовью и одновременно достигли оргазма, чего по воскресеньям обычно не бывало, ни того, ни другого. И тогда ты не думал обговаривать что бы то ни было. Даже то, у кого останется кот. Просто вышел, как будто за хлебом.

— Не знаю, почему я был тогда в таком состоянии, — сказал ей муж. — Я то радовался жизни, то впадал в отчаяние.

— Почему? — спросила Джози. — Да потому, что эта твоя штучка на тебя наседала. Потому что у нее лифчик с чашечками четвертого размера и потому что она сверкает ягодицами в своих открытых трусиках из пятнистой лайкры. Да, я ездила к ее дому и заглядывала через забор. Знаю, что он у нее проржавевший и покосившийся, с разнокалиберными опорами, что в нем не хватает двух секций и через него видна подсобка со стиральной машиной, такая неряшливая, что мне бы ты этого не простил!

— Дело не только в Мелани.

«Мелани». Джози скорчила гримасу — такую, что, окажись в телефонной трубке молоко, оно немедленно бы скисло.

— Хотя я и признаю, что она только все усугубила.

— Она? А ты что, пытался спасти семью?

— Я чувствую, что сделал ужасную ошибку, — сказал Дэмиен. — По-настоящему ужасную.

— А что, по-твоему, должна чувствовать я? Сейчас я пытаюсь как-то прийти в себя. Мне больше не нужно глотать тонну успокоительных, чтобы посмотреть очередную серию «Живущих на Ист-Энде». Я больше не чувствую упадка сил, у меня прошла угревая сыпь, и я уже не выгляжу как после смертельно тяжелой болезни. Незнакомые люди не шарахаются от меня на улице, а друзья перестали говорить, что мне надо сходить к врачу. Я счастлива.

— В самом деле?

— Да. Возможно, звучит вызывающе, но это правда.

— Не могу сказать того же о себе.

Опять неловкая пауза.

— А как Кот-Ранее-Известный-Как-Принц? — спросил он более оживленным тоном.

— У него бредовые идеи. Он пожирает свой «Кити-Кэт» так, как будто завтра конец света. И он неплохо справляется с ролью сироты при живом отце.

— Ну что же, хорошо. — Судя по голосу, Дэмиен вряд ли действительно так думал.

— А как тебе быть отчимом?

Дэмиен медленно выдохнул:

— Не так просто, как казалось раньше.

Джози удовлетворенно усмехнулась про себя.

— Дети разбрасывают «Лего» в самых неподходящих местах. Совсем недавно я потратил много денег и почти впустую, а все ради того, чтобы извлечь из лэптопа сухарики Фарли. Эти дети всюду оставляют крошки от тостов и прочую дрянь. Часто мне кажется, что я сплю в кошачьем лотке.

Голову даю на отсечение, это совсем не то, что нужно для необузданного секса, которого он так жаждал!

— А твоя штучка знает, что ты мне звонишь?

Она слышала, как Дэмиен кусает ногти. Он всегда так делал, когда намеревался солгать.

— Нет.

— А где она сейчас?

— В «Теско». Делает ночные покупки.

Вот те на! А я-то думала, это я скучно живу!

— Ты ей сказал, что на бумагах по разводу есть уже все подписи?

Опять он кусает ногти.

— Нет.

— Ты еще не отослал их обратно?

— Нет.

Кот-Ранее-Известный-Как-Принц стал бесцеремонно выть у кухонной двери. Джози прикрыла рукой трубку телефона. «Я приду через минуту, — прошептала она. — Умереть от голода я тебе не дам».

Кот-Ранее-Известный-Как-Принц бросил на нее красноречивый взгляд, мол: «если-бы-я-мог-обращаться-с-консервным-ножом-меня-бы-здесь-не-было».

— Ты уверена, что мы и в самом деле этого хотим? — Дэмиен говорил самым вкрадчивым тоном, на который только был способен. Так он говорил по утрам в выходные, когда хотел, чтобы она встала и сделала ему сандвичи с ветчиной. — В самом деле?

— Именно. И если без конца копаться во всех этих психологических тонкостях — принципиальность, искупление, примирение с жизнью, — то адвокаты совсем обнищают. Подпиши бумаги, Дэмиен.

— Вряд ли нам стоит с этим торопиться.

— Ты уже поторопился.

— Джози, я этого не заслужил. Нельзя же просто спустить в унитаз пять лет брака!

Ты-то так и поступил. Значит, можно.

— Могу я сейчас зайти повидаться с тобой?

— Можешь. Но меня не будет дома.

— Ты куда-то уходишь?

— К тебе это отношения не имеет.

— Но я все еще твой муж.

— Это всего лишь небольшая юридическая формальность. — Джози выпрямилась и зашикала на кота, который завыл и напустил на пол лужу, так бешено таращась на нее, что, казалось, у него вот-вот пойдет пена из пасти. — Слушай, не могу больше говорить.

— А что случилось?

— Знаешь, Дэмиен, у меня своя жизнь.

— У тебя кто-то есть?

Джози рассматривала ярко-красный лак на пальцах ног, бравируя сама перед собой и притворяясь, что все это ей совершенно безразлично. К завтрашнему дню надо перекрасить. Ярко-красный и сиреневый шелковистый, который, пожалуй, первым приходил на ум, были уже явно не актуальны с точки зрения сегодняшних тенденций в моде. Кот-Ранее-Известный-Как-Принц в отчаянии бросился на пол.

— Да.

— У вас это серьезно?

— Мы много времени проводим вместе.

— Вот как. А он красивый?

— Да.

— Вот как.

— Мне пора. Мы сегодня с ним обедаем.

— Вот как. — Последовало грустное молчание. — Ты его любишь?

— Мне не нравится этот разговор, Дэмиен. — Это должно было отяготить его сердце еще более тяжким бременем.

— Он богат?

— Дэмиен, думаю, лучше тебе больше мне не звонить.

— Я не хочу терять тебя.

Уголки ее рта опустились, и она чуть прикусила губу, подавляя чувства, которые все время норовили просочиться наружу, стоило ей только чуть ослабить свое внимание.

— Ты уже меня потерял.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.