Ведьма Пачкуля и непутевый театр

Умански Кай

Серия: Ведьма Пачкуля [5]
Жанр: Сказки  Детские    2012 год   Автор: Умански Кай   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ведьма Пачкуля и непутевый театр (Умански Кай)

Глава первая

Гениальная идея

— Нет! — крикнула Достопочтенная Чепухинда и стукнула кулаком по столу. — Нет-нет-нет-нет-НЕТ! Безусловное, абсолютное, категорическое нет. Мы не будем устраивать утренние посиделки за кофе, слышите меня? Я ненавижу кофе и терпеть не могу утро. Рассиживаться на диване с оттопыренным мизинцем — это неестественно. Ни за что — вот мой ответ! Ни за что, ни за что, ни за что!

Она еще разок стукнула по столу, скрестила на груди руки и села, сердито сверкая глазами. На какое-то время повисла тишина.

— Я так понимаю, Чепухинда, ответ «нет»? — спросила ведьма Грымза, которая в ту ночь была секретарем.

— Да, — твердо сказала Чепухинда. — Нет. Да, то есть нет.

Грымза взяла карандаш и вычеркнула последний пункт из лежащего перед ней списка.

— Ну таким образом, все, — сказала она и тихо вздохнула. — Мы перебрали все варианты. Распродажа старья — пляски в амбаре — викторина — ярмарка ремесел — конкурс вязания — «э-ге-гей, раскрась метлу повеселей» — большой заплыв — выставка цветов — посиделки за кофе.

Снова тишина.

— Это все не годится, — наконец сказала ведьма Мымра. — Скукота какая-то, я так считаю.

Ежемесячный слет проходил в банкетном зале «У черта на куличках». Двенадцать ведьм с разношерстными помощниками сидели за длинным столом в центре. Снаружи рыскал холодный осенний ветер, стучался в окна, свистел в дырочки от сучков.

Пока что дела шли не очень. Главный вопрос на повестке дня — как подсобрать деньжат — не двигался с мертвой точки. Рождество уже почти на носу, а шабаш совсем издержался. И потом, время между Хеллоуином и концом декабря всегда хочется посвятить — ну хоть чему-нибудь.

— Тогда прервемся на чай, — объявила Чепухинда к всеобщему облегчению. — У меня мозги устали. Пачкуля, как там бутерброды? Мы тут все с голоду умираем!

— Уже бегу-у! — пропел бодрый голос из закулисной кухни. — Ух, сколько я вам вкуснотищи наготовила!

Затем раздался вопль, страшный грохот и звяканье посуды.

После короткой паузы слева на сцену вышла тринадцатая ведьма. К рукаву ее замызганной кофты пристал кусок ветчины. От мокрых ботинок шел пар. В кулаке она сжимала фарфоровую ручку — все, что осталось от шабашного чайника. На шляпе у нее сидел маленький хмурый хомяк. Он пытался вытереть перепачканную горчицей грудку.

— Опаньки! — смущенно сказала Пачкуля. Ведьмы недовольно забубнили, мол, «в своем репертуаре», и устремили на Пачкулю злобные взгляды. — Я споткнулась о Хьюго и уронила поднос, — объяснила она. — Все претензии к нему. Он во всем виноват.

— Фофсе нет, — огрызнулся Хьюго с хозяйкиной шляпы.

— Еще как да. Откуда мне было знать, что ты под ногами вертишься? Не будь ты такой мелюзгой, я б тебя заметила!

— В общем, сэндвичей нет, я правильно понимаю? — перебила ее Чепухинда.

— Увы, — призналась Пачкуля. — Но у меня тут на кофте есть славный кусочек ветчины, если кто желает… Нет? Тогда сама съем, — что она с удовольствием и сделала.

— Сядь и помалкивай, — велела ей Чепухинда.

Продолжая жевать, горе-повариха вытащила стул и присоединилась к собранию.

— И чегошеньки теперь? — вопросила ведьма Макабра-Кадабра. — Как чаи будем хлебать, когда чая нема?

— Мы считаем, пора по домам расходиться, да, Га? — сказала ведьма Бугага, подавив зевоту.

— Точнее не скажешь, Бу, — отозвалась ее сестра-близняшка, ведьма Гагабу. — Нас дома два котла горячего супа дожидаются, всласть ножки попарим.

— Никто никуда не расходится, — отрезала Чепухинда. — Пока решение не примем. Кроме того, лично я собираюсь пить чай. Я знала, что сегодня Пачкулина очередь готовить, поэтому захватила свой термос для экстренных случаев. Где он там, Проныра?

— Туточки, Предводительница, — откликнулся сидевший рядом мелкий красный бес и с торжествующим видом достал ярко-желтый термос. Все с завистью смотрели, как он откручивает пластмассовую крышку и наливает в нее чай. Никто, кроме Чепухинды, принести с собой термос не додумался.

— Я считаю, — заворчала Макабра, — нема глузду устраивать перерыв на чай без чая.

— В таком случае, — сказала Чепухинда, приложившись к крышке, — ограничимся светской беседой.

— Это еще что? — подозрительно осведомилась Макабра.

— Мило поболтаем, спросим друг у друга, как там родня, в таком вот духе, — объяснила Чепухинда. — К примеру, я скажу: «Дорогая ведьма Шельма, как поживает твой очаровательный кузен, знаменитый шеф-повар гном Пьер де Конфитюр, которым ты вечно похваляешься?» — произнесла она высоким, притворным голосом. — А Шельма скажет: «Очень хорошо, Достопочтенная Чепухинда, спасибо, что спросили».

— Нет, не скажу, — трагическим тоном проговорила Шельма, закончив подкрашивать губы ярко-зеленой помадой. — Бедный кузен Пьер. На прошлой неделе он свалился в тесто для оладий. И его взбило миксером.

В мрачной тишине ведьмы предались раздумьям о несчастном Шельмином родственнике. Снаружи завывал ветер. Атмосфера была гнетущая.

— Может, в шарады сыграем? — предложила Пачкуля, пытаясь немного разрядить обстановку.

— Нет, — сказала Чепухинда. — И я, кажется, велела тебе помалкивать.

— Тогда, может, хором попоем? Глядишь, и развеселимся, нет?

— Мы сюда не веселиться пришли, — сурово отчеканила Чепухинда. — Мы должны придумать, где взять деньги.

— И какие идеи? — спросила Пачкуля, которая весь вечер проторчала на кухне.

— Ничего нового, — вздохнула Грымза. — Все езжено-переезжено. Очередная распродажа старья — надоело, сколько можно; викторину нельзя — ее скелеты устраивали на прошлой неделе; пляски в амбаре будут у зомби, а насчет посиделок с кофе у Чепухинды заскок…

— Понятное дело, — согласилась Пачкуля. — Мы же не хотим увязнуть в болоте занудства. Нам нужно что-нибудь дерзкое. Новый, интересный проект, в котором найдут применение все наши изумительные таланты. Как насчет рождественского представления? Было б здорово, а?

Ведьмы и помощники заметно оживились.

— В смысле, опера или вроде того? — спросила Грымза, отличавшаяся утонченным вкусом.

— Опера не пойдет, — решительно заявила Пачкуля. — Слишком выпендрежно.

— Тогда давайте поставим мюзикл! — подал голос Одноглазый Дадли, потрепанный Шельмин кот. В одной из девяти жизней он был корабельным котом на пиратском бриге и с тех пор обожал матросские песни. — Поставим мюзикл и назовем его «Кошки»!

Антипод и Антикот, сиамские коты ведьм-близняшек, энергично закивали. Все остальные покатились со смеху.

— Ха! — фыркнула Пачкуля. — Да кто пойдет смотреть мюзикл, который называется «Кошки»? Более бредовой идеи в жизни не слышала.

— Не обращай внимания, Дадлик, дорогуша, — невозмутимо сказала Шельма. — Мамочка считает, что идея просто чудесная. Ты мог бы сыграть главную роль и спеть одну из своих прелестных матросских песенок.

— Вот еще, — заспорила Пачкуля. — Про что он будет петь? Про рыбьи головы? Про блох?

Про раскопки в кошачьем лотке? С таким же успехом можно поставить мюзикл — не знаю — «Хомяки»!

Хьюго резко перестал гоготать.

— Не понимать, что тут смешнофо, — сухо сообщил он.

— Раз на то пошло, почему не «Змеи»? — вмешался Ползучка Стив, уж ведьмы Вертихвостки.

— Может, «Крысы»? — встрял Вернон, помощник Крысоловки.

— «Стервятники» — броское название, вам не кажется? — без особой надежды предложил Барри, стервятник Чесотки.

— Или «Горные козлы»? — вставил козел Хаггис, помощник Макабры.

— «Бесы»! (Чепухиндин Проныра).

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.