Эх, закрутилось!

Янук Елена Федоровна

Серия: Ух, началось [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Эх, закрутилось! (Янук Елена)

Янук Елена

Эх, закрутилось!

- Юр, у нас будет ребенок!
- печально сообщила я новость и тут же, сложила руки на груди, наблюдая за реакцией.

Юрка, услышав столь потрясающую новость, - побледнел, покраснел, опустил глаза, замялся. Я даже немного испугалась. Ничего себе, сон рассказала. Угу, сейчас его как удар хватит. Но это был последний шанс для него - пан или пропал! Вздохнув, я прислонилась бедром к рабочему столу, сложив руки на груди, внимательно взирала на него ясными очами.

Юрка был видный парень, чуть выше среднего роста, но его некогда стройное тело в последнее время стало заметно обрастать жирком. Темные волосы, собранные в неаккуратный хвост, постоянные джинсы, которые он носил только со светлыми шелковыми рубашками, в общем, все как всегда: фоторепортер и эстет с претензией на утонченность.

Заявив такое, я с замиранием сердца ожидала три версии ответа:

Фантастическую: "Какое счастье! Я всю жизнь мечтал об этом!"

Порядочную: "Давай поженимся! Завтра в три часа жду тебя в ЗАГСе с паспортом"

Подлую: "Я найду тебе врачей и деньги, чтобы ты избавилась от последствий!

Ну, а получила, трусливую: "У меня сейчас дела, обсудим позже!". После моей шутки он пропал, ни на работе, ни дома его не было. О звонках и речи не шло.

Испарился! Вот так пошутила...

Началось все с того, что мне надоело мое непонятное положение. Мне почти двадцать шесть, я несвободна и незанята. Выйти замуж я не могла, так как встречалась с Юркой, а он не торопился брать на себя ответственность.

Три года - коту под хвост!

Три года он ходил ко мне, получал ужин и все радости жизни...

Три года жизни урывками, три года волнений и переживаний!

Три года надежд... А он даже не спросил: "Юль, может тебе помочь нужно?! Как ты себя чувствуешь? Чего хочешь?"...

И кто я после этого? Не надо... сама знаю.

Схватившись за голову, я стояла у своего рабочего стола. Сашка, ворвавшийся в кабинет и севший за соседний стол, изображал идиота, - только ли изображал?!
- мешая мне сосредоточиться. Черт, голова "не варит", срочно в отпуск!

К Дашке на свадьбу меня не отпустили. Видите ли, все в отпуске, а я от духоты уже сварливой бабкой стала, а мне в июне только двадцать шесть, исполнилось.

Или "уже" двадцать шесть?!

Я уселась на вертящийся стул за своим рабочим столом и задумчиво глянула на фотку с Дашкиной свадьбы на слайдах рабочего стола. Потом представила, как там было весело, и попыталась улыбнуться. Улыбка вышла не просто жалкой, а убитой жизнью. Последнее время мне стало присуще постоянное самокопание, старость вероятно.

После того знаменательного разговора закончившегося пропажей "суженного", я пошла к главному с заявлением за свой счет на отпуск в июле. Сергеич ворчал и ругался, тогда я равнодушно спросила, опустив глаза на листок с будущим заявлением:

- По "собственному" писать?

Виктор Сергеевич мгновенно успокоился, а я, пользуясь его настроением, заодно затребовала очередной отпуск на август.

Эх, раньше надо было так! К Дашке бы на свадьбу попала! Не то, что я такая прям такая незаменимая, нет, просто безотказная. Юль, сделай то, и вон то, и вот это... Да, и вот это - тоже! И впервые я что-то потребовала для себя, вот главный и в шоке...

Закидав вещи в багажник, позвонила маме, устроила Тучку на переднем сиденье и отправилась в деревню нервы лечить... Ну, а чтобы не сорваться и не позвонить с наболевшим одному идиоту, оставила телефон дома.

Прикатила под вечер к бабке как этакий подарок. Услышав звук подъехавшего автомобиля, она с любопытством выглянула из дома, как всегда в повязанном на затылке белом платочке и бессмертном темно - синем байковом халате с крупными цветами, надетом на тонкую рубашку. Сколько помню, она всегда носила что-то подобное.

Обнимая меня у облезлой и слегка покосившейся калитки, бабушка спохватилась:

- Отец-мать здоровы?

Я медленно кивнула.

- Братенок?

Я кивнула еще глубже.

- Значит с мужиком своим, что не поделила...
- причмокнув губами, сообщила бабушка с оттенком некой радости от своего вывода.

Я отмахнулась:

- Слишком много поделила... Дура!

- Дура, - мирно согласилась бабушка.
- Пошли чай пить, я тут как раз свежий заварила...

- Я каркадэ не пью, он мне компот напоминает!
- отрезала я, помня бабушкино пристрастие к сему напитку.

Я подхватила из машины свою кошку, мы быстро миновали дворик и вошли в дом.

- Так то - каркадэ, а это липа! Пирожки с капустой с вечера остались...

- Я их не люблю...
- Я скривилась, переела их как-то, а теперь смотреть не могу. Меня аж передернуло от воспоминания.

- Ладно, с картошкой пирожки, с картошкой, я пошутила...
- созналась она, накрывая на стол.

- А я все думаю, в кого я такая... шутница...
- вздохнула я и плюхнулась на табуретку.

- В меня, вестимо...
- лукаво усмехнулась старушка.
- А как без этого? Скучно-то жить без шуток!

На чисто вымытой кухне никакой электроники, стол накрыт толстой клеенкой с вытертыми углами, да и остальная мебель... постарше меня будет. Да что там мебель, самодельные подушечки, которые лежали на табуретках и стульях, были связаны из старых вискозных платьев, которые бабушка нарезала на тонкие разноцветные полоски, превращая в пряжу, чтобы потом вязать из них нужные в хозяйстве мелочи. Помнится, мама говорила, что эти поделки старше меня лет на десять, так что бабушкину кухню можно смело считать мостом во времени.

- Ба, тебе одной не скучно?
- спросила я, оглядев неизменную из года в год обстановку.

- Нет, сейчас придет Захаровна, в картишки перекинемся. Да и так девчонки забегают...

Я представила себе ее "девчонок" в платочках с клюками и "бадиками", все как одна за семьдесят, наперегонки забегающих к бабуле перекинуться в картишки - и захохотала.

Бабушка беззлобно прыснула вслед:

- Смейся, смейся, тело постареет, а душа-то нет!

Дело было к ночи. Я потерла слипающиеся глаза, зевнула прикрыв ладошкой рот и откинулась на прохладную стенку за спиной. Как бы кофе выпить хотя бы малюсенькую чашечку. Липа, это конечно хорошо и говорят даже полезно, но...

На меня последнее время частенько накатывали приступы необъяснимой хандры, и тогда я старалась исчезнуть из общества или как можно меньше общаться с людьми, боясь выплеснуть на них свое раздражение и недовольство.

Мне как раз приснился сон, что я выбрала и купила детские лыжные штанишки, ярко оранжевые, с классными кожаными вставками на поясе и карманах. Полинка из отдела рекламы, которая заодно работала в редакции интерактивным сонником, зуб давала, что этот сон к рождению сына. Вот я и сообщила Юрке радостную весть.

Эээхх... И что человеку только надо?!

В дверях появилась сгорбленная непосильными трудами фигура Захаровны, бабушкиной подружки вероятно с ясельного возраста. Жизнь на их примере показала, что к старости надо иметь не кучу внуков и ворчащего деда под боком, а подругу - единомышленницу!

Все-то они вместе: и в колхозе работали, и позже выживали, когда раз в год платили, детей и внуков вырастили, мужей схоронили. Сейчас вон друг дружке помогают - нас из города не дождешься...

Ба, заметив подружку, вынула из-за старенького "Орска" удивительную бутылку - великана, видимо из прадедушкиных запасов, так как такое теперь только в музее увидеть можно и решительно выставила ее на стол.

- Хотела на "Рожество" придержать, но тут внучка приехала...

Выпустив Тучку за дверь на свидание с местными Барсиками, я присоединилась к дамам уже накрывшим стол тарелками с вареной молодой картошечкой и ароматными разносолами из бабушкиного погреба, поверх которых лежали зонтики укропа и листики вишни...

- А зачем мне мужчина?
- кичливо сказала я, когда со старушками как следует "напробовалась" малиновой наливки, а бабульки решили разобраться в причинах моего несостоявшегося брака.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.