Голубой апрель (сборник)

Барков Александр Сергеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Голубой апрель (сборник) (Барков Александр)

Рисунки С. Куприянова

Голубой апрель

Бегут, журчат в оврагах ручьи. С крыш, с заледенелых сосулек полилась на землю капель. В деревне стало звонко-звонко, точно у каждой калитки повесили колокольчик. Вдруг на дорогу передо мной села желтогрудая птица. Скок-поскок, перепорхнула на вербу, оглянулась и пропела:

— Синь-синь-синь сииии…

Я тоже посмотрел вокруг. И правда, всё голубое и синее: и небо, и пушистая верба, и тонкий ивнячок. Даже опушка вся голубая от цветов пролески.

Птица посидела, покачалась на вербе и снова пропела:

— Синь-синь сииии…

— Верно, овсянка, — сказал дедушка. — Апрель голубой!

Солнечный огонёк

Залез я на пригорок. Глянул вниз, а там — всё желтым-желто. Целая лужайка цветов. И все горят, словно огоньки.

Это их солнышко зажгло. Проснулось оно чуть свет. Заиграло в траве. Высушило росу. Обрадовалась трава теплу, да и загорелась огоньками.

Я нагнулся, сорвал один цветок и протянул его дедушке. Он взял его в руки, понюхал и сказал:

— Мать-и-мачеха — первый цветок весны…

— Почему его так прозвали?

— Лист у него такой. Сверху гладкий и холодный — мачеха. А снизу тёплый и покрыт мягким пушком — мать. Вот и выходит: мать-и-мачеха!

— А где же листья?

— Пока ещё их нет. Отцветут цветы, и листья вырастут. Цветок этот добрый, полезный. Если простудишься и кашлять начнёшь, солнечный огонёк тебя вылечит. Заваривай как чай и пей на здоровье.

Ледоломка

С каждым днём всё теплей и теплей становится. По полю важно расхаживают чёрные грачи с жёлтыми носами, а на дворе лужи талого снега.

Дедушка распахнул дверь, вышел на крыльцо:

— День-другой прилетит трясогузка, и лёд тронется. Сперва я не поверил ему: при чём тут птица?! А как-то прибежал на реку, гляжу — вода ожила. Кипит, бурлит, ломает сизые льдины. На реке — шум, треск! Только одна храбрая птица перелетает с льдинки на льдинку и радостно посвистывает. На груди у неё чёрный галстук, а хвост длинный-длинный, всё качается вверх-вниз, вверх-вниз.

Ребята на другом берегу хлопают в ладоши и кричат:

— Ледоломка! Ледоломка!

Значит, дедушка прав оказался: прилетела трясогузка и хвостом лёд разбила!..

Незваная гостья

Небо голубое. На дорогах сверкают лужи, а воздух пахнет талой землёй и почему-то арбузными корками.

Самое время скворцам прилетать!

Но сколько раз я ни вставал спозаранок, сколько ни прислушивался к птичьим голосам, так скворцов и не видел. А как-то поутру подул тёплый ветер, показалось солнце и откуда-то сверху послышался тихий, протяжный свист.

«Неужели скворцы!» Я глянул вверх и заметил на берёзе пять чёрных птиц. Они неподвижно сидели на ветке у самой вершины. Потом переполошились, закричали, разом снялись с дерева и полетели к реке. А спустя полчаса снова пожаловали к нам в сад. Стали проверять свои прошлогодние квартиры, выбрасывать из них сор, куриные перья. Но что такое? Один чёрный вертлявый скворец места себе не найдёт. С опаской поглядывает то на меня, то на свой дом на берёзе, а внутрь залезть побаивается: «Может, там кто поселился?» И правда, вскоре из летка показалась тёмная мордочка.

Я схватил палку и постучал по стволу: «Вылезай-ка живей!»

И тут из скворечника выпрыгнула белка. Взвилась по стволу кверху, прыгнула на сарай и ускакала. Пусть непоседа в лесу живёт. Там, в ельнике, ей места хватит.

Синица строит дом

По утрам меня будит синица. Усядется на ветку рябины под окном и насвистывает:

Пинь-пинь-пинь, дзинь-дзинь-дзинь!

Пинь-пинь-пинь, дзинь-дзинь-дзинь!

Рассыпает вокруг звонкие смешинки. Я прижмусь носом к стеклу и наблюдаю за ней. Ни минуты на месте не посидит — всё пляшет да через голову кувыркается. А знаете, зачем она к нам повадилась?

Оказывается, ей пакля нужна. Прицепится к бревну и полный клюв пакли надёргает. И быстрей к тополю. Там, в дупле, у неё гнездо. Да, видно, строительного материала не хватило… Вот и повадилась к нам.

Бубенчик в поле

Бежал я через поле на почту. Письмо деда опустить. Вдруг откуда-то сверху долетел звон бубенчиков. Я поднял голову и остановился. Во все глаза стал смотреть в небо и в самой вышине приметил тёмную точку.

— Жаворонок! — прошептал я.

Птица опустилась ниже и повисла в воздухе, трепеща крыльями. Она радовалась светлому апрельскому дню, солнцу, весне.

Я заслушался и чуть не позабыл про письмо деда.

Подул ветер, сорвал с моей головы фуражку, нагнал серые тучи, и… птица исчезла.

Я побежал дальше, а песня жаворонка всё звенела и звенела у меня в ушах.

— Чего такой радостный? — спросила меня на почте тётя Маша.

И я ответил ей:

— Бубенчик в поле прилетел. Жаворонок!

Лесной петушок

Лес за рекой большой, дремучий. Сколько раз я в нём плутал! А как-то подметил: где корова мычит, где овца блеет, где собака лает — там и деревня наша.

Однажды мы с дедушкой далеко в чащу зашли. Уже смеркаться стало, вот он меня и спрашивает: «А ну-ка, сказывай, где наш дом?»

Поглядел я — места незнакомые. Прислушался: далеко-далеко собака лает, точно кто в бочку кашляет. Видно, пёс старый.

Я, не раздумывая, махнул рукой:

— Вон там. Там собака…

Дедушка замер и приложил к уху ладонь. А потом как рассмеётся:

— Да вовсе это не пёс!

— А кто же?

— То лесной петушок белой куропатки токует. И в наши леса она порой залетает.

И тут дедушка как свистнет, как заухает филином! А лесной петушок будто захлебнулся разом. Смолкла его песня, и сделалось тихо-тихо.

Запах земли

За домом деда Макара сад, поле… Поле чёрное, а над ним пар. Днём пар белый, а вечером — голубой.

— Так полюшко дышит, — заметил дедушка. Нагнулся, взял горсть вспаханной по осени земли, понюхал и говорит — Пахнет талой водой и ветром!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.