Калитка во Вселенную

Кузнецов Юрий Николаевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Калитка во Вселенную (Кузнецов Юрий)

Калитка во вселенную

Начало, первые главы

Глава 1

Жора Ларионцев поднялся по ступеням полуподвала "сталинки", в котором находился спортзал, и сразу окунулся в промозглость ноябрьского московского дня.

-Неплохо размялся - подумал он. Жорино тело после хорошей тренировки всегда наполняла приятная усталость, какая обычно появляется от качественно выполненной работы.

Он ходил тренироваться именно сюда по нескольким причинам:

Во-первых - этот зал находился совсем рядом с его домом у метро "Октябрьское Поле". Ну не совсем, честно говоря - его домом, а с домом, в котором он снимал "однушку", но, тем не менее - рядом.

Во-вторых - неплохо оборудованный различными тренажёрами спортзал обходился ему очень бюджетно, поскольку был не общедоступным коммерческим спортпредприятием, а тренировочной базой для охранников банка. А в этом банке Жора отработал когда-то на инкассации без малости два года - ну и успел наладить соответствующие связи.

В-третьих - инструктором тут работал отличный парень Анатолий Кузнецов, в прошлом - офицер-спецназовец и отличный "рукопашник". Как и Георгий, он тоже повоевал в Афганистане, где и был тяжело ранен. В госпитале ему удалили одно лёгкое и, " ...кое-какой прочий ливер по мелочам" - как с чёрным юмором говорил о себе Толик. Это поставило крест на его военной карьере, а последующие пертурбации в Вооружённых Силах и вовсе убили в нём желание иметь с армией дело. По крайней мере, в её нынешнем виде.

Уйдя в отставку по ранению и инвалидности, он сразу отказался от заманчивых предложений нескольких крайне подозрительных криминальных "купцов". Как Жоре рассказывал впоследствии сам Анатолий - пришлось усиленно соображать - как и на что жить дальше, ибо пенсия была мизерной. Однако ничего путного в голову не приходило, навыки для мирной жизни практически отсутствовали - уж больно специфическими были предыдущие занятия. Потихоньку стала развиваться депрессия, и, когда совсем уж было загрустил Анатолий, тут, слава богу - помогли старые армейские связи. В итоге он устроился - от греха подальше, а к деньгам поближе - в службу безопасности солидного банка, куда его и порекомендовал бывший сослуживец.

С Ларионцевым они сошлись буквально с первых занятий, на которых Кузнецов обучал банковских охранников действиям при возможном нападении, и, со временем, дружба эта лишь окрепла. Им было, при случае, о чём посидеть и вспомнить, так что Анатолий Жоре всегда был рад.

Работы, так уж внавал, у Кузнецова не было, поскольку обязательные занятия были нечасты, добровольно же, "на физкультуру", как называли это сами охранники, ходили единицы. А регулярные рядовые инструктажи Анатолий свалил на плечи "старших" смен, которым это даже нравилось, и они с удовольствием гоняли "пехоту" в хвост и в гриву, отвлекая инструктора лишь на зачёты.

Благодаря этой дружбе, даже после увольнениям из банка, полтора-два десятка часов занятий в месяц обходились Георгию очень недорого - то в бутылку-другую хорошего импортного пойла, то в пару пачек отличного трубочного табака, или несколько дорогих сигар.

К табачным деликатесам и трубке Толик пристрастился после удаления своего лёгкого, поскольку затягиваться дымом при использовании именно этой фигни, как известно, не требуется, и медицина к такому курению относится более-менее лояльно, хотя полностью и не одобряет. Жора же не курил вообще, к тому же что-то периодически доставалось ему вообще халявно - в виде презентов, и приобретать эти дары в магазине иной раз просто не было необходимости. Когда всё же что-то покупать приходилось, то это было вполне Георгию по средствам, ну а советы Анатолия на тренировках подчас были воистину вообще бесценны.

Дело в том, что рукопашный бой "по Кузнецову" представлял собой весьма пёструю, но чрезвычайно эффективную смесь из арсеналов чуть ли не всех земных видов боевых искусств, включая всякую экзотику типа израильской "крав-мага", французского "савата", славяно-горицкой борьбы и даже бразильской "капоэйры".

Георгий иной раз просто диву давался, сколько хитрых телодвижений придумали люди, чтоб обездвижить, искалечить или даже убить своего оппонента.

- Жора, не рви задницу, и не стремись объять необъятное - поучал его Анатолий - тебе не на Олимпийских играх выступать и не на чемпионате мира по боевым искусствам. Выбери себе пару-тройку "коронок" и четыре-пять "полукоронок". Отшлифуй первые и более-менее закрепи вторые - тебе до изжоги хватит в скоротечных уличных или аналогичных им стычках. Ну а времени изучить твои слабые места у противников не будет.

И Жора так и действовал - выбрав из богатого кузнецовского арсенала наиболее подходящие ему несколько приёмов, как защиты, так и нападения, шлифовал их на тренировках, добиваясь максимального автоматизма.

Итак, у Жоры впереди маячили "длинные" выходные, поскольку аж двое суток дежурства подряд были отработаны честно, а "охраняемое лицо" с ближним кругом охраны, в коий, Ларионцев, слава богу, не входил, отбывали с семейством за кордон на неделю минимум, а может - и более. Посему начальник смены легко отпустил его на отдых на ближайшую неделю точно, а так вообще-то - до звонка на казённый пейджер. Собственно, на этих условиях Жора и согласился отработать двое суток подряд, подменяя то ли заболевшего, то ли отпросившегося сменщика.

Впрочем, "казённый" пейджер он отключил немедленно, как только, сдав смену, уселся в салоне служебного микроавтобуса, который подвозил отработавших своё охрану и персонал от места работы - загородного дома на Рублёвском шоссе - до метро "Молодёжная". Обесточил он окаянный приборчик еще и потому, что в славном городе Ржеве, куда собирался отбыть Жора вскоре после посещения спортзала, пейджер не работал, да и вообще - ну его, заразу.

Этот самый пейджер Ларионцев тихо ненавидел, его попискивание и вибрация всегда означали что-то экстренное и неприятное, связанное с нелюбимой работой. А не любил Жора даже не столько работу, сколько охраняемый "объект", или точнее - "охраняемое лицо". Им являлся не отягощённый интеллектом и воспитанием то ли еврейский армянин, то ли армянский еврей Рафик Даватян. Непонятно как (а вернее наоборот - всем понятно) как только наступили мутные времена, быстро сколотившего довольно солидное состояние.

Капризный и хамоватый, маниакально трусливый, особым умом, или какими другими деловыми качествами, он не блистал, но хитрозадый был неимоверно.

В том, что деньги Рафик нахапал путями неправедными, ни у самого Ларионцева, ни у прочих Жориных коллег сомнений не было ни малейших. Да и лютый страх, практически паранойя, терзающий прохиндея Рафика все последнее время, служил этому лучшим доказательством. Череда громких заказных убийств бизнесменов, банкиров, криминальных авторитетов, даже депутатов, потрясших в последнее время столицу, скорее всего и послужила основанием для столь стремительного отъезда Даватяна за границу. Причём - место назначения не афишировалось.

А вот в Ржев влекла Георгия суровая необходимость выполнить, наконец, обещание, данное родной тётке Елене Станиславовне ещё в конце лета - поправить ей забор, крышу, и ещё что-то по дому. В общем, у тётки уже накопился целый список всякого рода заданий персонально для Жоры. Два года назад схоронила она своего супруга, полковника в отставке, довольно неплохого человека, что называется - "по жизни" - и дом остался без хозяйской, мужской руки. У Георгия был с дядькой, как ныне говорится - "полный консенсус", и они любили при случае посидеть за чаркой, обсуждая извечные российские проблемы, хотя и бывало это реже, чем хотелось бы. Однако сердце кадрового вояки не выдержало вихря перемен, стремительного развала всего, во что он верил, чем привык гордиться, и он умер внезапно и тихо - во сне.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.