Непристойно. Часть 2

Мартин Меган Д.

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Непристойно. Часть 2 (Мартин Меган)

Нос Фэй Тернер еще чешется от удара кокаина и ее тело сгорает по человеку, которого она не может иметь — Ретт Хейл, ее сводный брат. Он абсолютно отличается от того парня, в которого она влюбилась четыре года назад — парень, который отказал ей. Теперь он — чистый незнакомец с глазами, которые горят постоянной волной похоти и ненависти.

Меган Д. Мартин Непристойно. Часть 2

От автора

Данная книга является вымыслом. Имена, знаки, места и события – продукты воображения автора или используются вымышлено и не должны быть истолкованы как реальные. Любое подобие фактическим событиям, местам действия, организациям, или людям, живым или мертвым, полностью случайное.

Маранда,

Поскольку Вы заслуживаете миллиона посвящений для выноса меня и моего невротического бреда

Она бы отпустила все в один день

Когда луна светила вместе с невыплаканными слезами и мир был другим.

Глава 1

Я не знала, что раздражало меня больше — факт, что я собиралась увидеть труп своей матери или то, что я собиралась увидеть его. Ее мужа, отца Ретта. Он был причиной, по которой я стояла на похоронах моей матери, одев костюм, который я никогда не могла бы себе позволить, наряд, что пытался скрыть правду. То, что я, Фэй Тернер, была бездомной проституткой. Грязная, грязная шлюха.

Мои руки дрожали, когда я прижала сигарету к губам. Я не был готова к этому.

Я когда-нибудь буду готова? Нет. Мое тело уже ныло, хотя я приняла дозу кокаина меньше, чем двадцать минут назад. Я почти отсутствовала. За один маленький пакет с дозой я была готова заплатить грубым траханьем моего лица, блядь.

Ретт, мой сводный брат, и его подруга Сара уже вошли внутрь, оставив меня здесь одну с моими мыслями, моими дрожащими руками и моей сигаретой.

Я глубоко затянулась теплым дымом, позволив ему заполнить меня. Возможно, если я сделаю вдох достаточно глубоко, то это унесет меня? Я посмотрела на бледно-синее небо. Возможно, я могла бы улететь на луну и сделать свой дом в кратере. Я почти засмеялась над этой идей.

— Дай закурить? — Голос, прозвучавший слева от меня, испугал меня, и я подпрыгнула от неожиданности и чуть не потеряла равновесие. Я знала этот голос. Он тот же, что преследовал мои мысли в течение последних трех лет. Я отступила назад на несколько шагов и посмотрела на лицо, которое я обещала себе, никогда не увижу снова.

Тейлор Хейл, мой отчим, уставился на меня, его знакомые, полные похоти голубые глаза заставили меня покрыться мурашками. В его каштановых волосах было больше седины, чем в прошлый раз, когда я видела его. На его лице было больше морщин. Но он был все тот же человек. Все такой же высокий и широкоплечий, возвышающийся надо мной.

— Ты моя хорошая девочка, — слова, сказанные шепотом несколько лет назад, отозвались эхом в моей голове. Я покачала головой и уронила наполовину выкуренную сигарету на землю.

Тейлор наклонился и поднял ее.

— Вот, мэм. Вы обронили, — Он сделал шаг в мою сторону, держа сигарету между пальцами. Я смотрела на него, как будто он был заражен ядом.

— Просто держись от меня подальше, пока я здесь, — сказала я, приходя в себя. Мои ладони чесались, чтобы дотянуться до моей сумочки и достать из нее складной нож.

— Держаться подальше от тебя? — Его глаза горели знакомым огнем. — Я не думаю, что мы встречались. — Он протянул руку мне, как будто я действительно возьму ее. Как будто он не помнил, как он сломал меня. Его пальцы ласкали мое тело, и даже я не могла отрицать своего удовольствия. Семь лет он насиловал меня и он не помнит, кто я?

Для кого-то он был добрым, привлекательным, бизнес магнатом с большим сердцем. Все любили его. Раньше я тоже его любила. Но я знала его темные изуродованные стороны. Детали, которых никто никогда не узнает.

— Не играй в это дерьмо со мной, Тейлор. Не веди себя, как будто ты не знаешь, кто я есть, — Я сделала шаг ближе к нему, хотя от этого движения мурашки поползли по коже. — Просто помни, я не маленькая девочка. Я выпотрошу тебя, если ты предпримешь что-нибудь.

Он ухмыльнулся. Это была та всезнающая, превосходная ухмылка, которую я знала слишком хорошо. Даже три года не могли стереть ее из моей памяти.

— Я скучал по тебе, Фэй, детка.

Мой желудок сжался при использовании моего уменьшительно-ласкательного имени. Я могла вспомнить, как он стонал мне его в ухо, когда он входил в меня. Я закусила щеку изнутри.

Его голубые глаза гуляли вверх вниз по моему телу.

— Твои волосы стали длиннее, — Его рука сползла и играла с концом моей косы.

— Не трогай меня, Тейлор. — Я дернулась назад, но он последовал за мной, наклоняясь. Аромат лосьона после бритья и кондиционера для белья играл с моими чувствами.

— Мне всегда больше нравилось, когда ты называла меня папочкой. — Я вздрогнула.

Дверь в похоронное бюро открылась, показав Ретта, одетого в черный костюм. Его присутствие было как бальзам для моих измотанных нервов.

— Фей, — он сделал паузу, его взгляд скользил от меня к отцу, который теперь бросил уроненную мной сигарету. — Папа? Мне было интересно, где вы были. — Он снова посмотрел на меня. — Служба скоро начнется. — Его слова были безэмоциональными. Это был тот же монотонный звук, который он использовал с тех пор, когда поцеловал меня на кухне два дня назад. Для меня этот поцелуй изменил все. Я долго ждала этого момента последние четыре года, черт возьми, всю мою жизнь. Но, казалось, это только сделало его еще более злым, маска ненависти по-прежнему была на своем месте. Простая мысль о поцелуе заставила мое сердце трепетать, и когда он говорил что-то, рассматривая Тейлора, дьявол, он стоял всего в метре от меня.

Я бросилась вперед и обернула свою руку вокруг одного из бицепсов Ретта. Он нахмурился на меня сверху вниз.

— Ты проводишь меня вниз, чтобы я могла увидеть ее? — Мое сердце заколотилось в моих ушах. Я вдруг испугалась, что он откажет в моей просьбе. Тогда с чем я останусь? Спуститься с Тейлором, чтобы увидеть ее. Моя нижняя губа задрожала.

— Ладно. — Тень беспокойства пробежала по его лицу, прежде чем он успел его скрыть.

Ретт повел меня внутрь. Я была удивлена, увидев, как все было устроено в маленькой часовне. Люди заполнили каждый ряд, их глаза поворачивались, чтобы посмотреть на меня. По моей коже поползли мурашки. Я привыкла к людям, смотрящим на меня, блуждающие глаза мужчин, оценивающих меня в моей небольшой черной юбке, задававшиеся вопросом, на что я была похожа внизу, задававшиеся вопросом, была ли моя киска так же тугая, как мои пухлые губы. Но я не привык к этому. Глаза словно смотрели сквозь меня, лезли в мою душу и рвали меня на части изнутри.

Они знают, кто я?

С каждым шагом по тускло розовому ковру, мои глаза бегали, казалось, все давит на мою кожу, заключая меня в клетку, из которой я не могла выбраться. Мои пальцы начали дрожать в руке Ретта, когда я взяла ее. Блестящий темный полуоткрытый деревянный гроб. Пучок красочных цветов покрывал нижнюю часть. Внезапное чувство страха нахлынуло на меня, окутывая меня, как кислота. Я потерла нос. Желание вдохнуть еще одну линию стало подавляющим. Побег. Не подходи ближе. Нет. Нет. Нет.

Но я сделала это. Я дала Ретту вести меня вниз по кроличьей норе, пустым глазам, которые смотрят на нас, задавая сотни вопросов, на которые я не могла ответить. И затем мы были там, как будто на прогулке, в моей голове была эта мысль. Я была там. Глядя на женщину в ящике, коробке, гробу. Моя мама.

Я задержала дыхание. Она выглядела все так же, но в то же время совсем по-другому. Ее волосы были длиннее, более седые. Не яркий блонд, в который она красила их, но вызывающие и обесцвеченные. Ее лицо было слишком худым, кожа у нее была слишком бледная. Но это была она. Не было никаких сомнений. Подобие женщины, которая вырастила меня. Помада на ее губах была не той, хотя, слишком темной для нее. Я нахмурилась. Я ожидала что-то почувствовать. Глядя на нее сверху вниз, как предполагалось, мой мир рухнет и изменит меня навсегда.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.