Перемены по-французски

Харлоу Мелани

Серия: Люби меня по-французски [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Перемены по-французски (Харлоу Мелани)

Миа Девин бесповоротно влюбилась в Лукаса Фурнье, после их волшебной недели в Париже.

Мелани Харлоу Перемены по-французски (ЛП)

Оригинальное название: Melanie Harlow, «Yanked», Frenched, #1,5

Мелани Харлоу, «Перемены по-французски», серия «Люби меня по-французски» #1,5

Переводчик: Matreshka

Редактор: lilly_foks

Вычитка, оформление и обложка : Mistress

Переведено для группы: https://vk.com/stagedive

Глава 1

Восемь месяцев мы с Лукасом Фурнье встречались на расстоянии — я в Детройте, Лукас в Париже или Нью-Йорке, и я узнала, что в отношениях на расстоянии есть только одна положительная сторона.

Секс по телефону.

Нужно сказать, что до этого я никогда не занималась сексом по телефону. В действительности, я провела большую часть сексуальной активности с Такером Бренчем, который думал, что «разнообразить сексуальную жизнь» — это значит, трахнуть меня на своей половине кровати, вместо моей, и после этого, из-за его отвращения к телесным выделениям он настаивал, что нужно немедленно сменить простыни. Один раз, когда я попыталась перевернуться так, чтобы моя голова оказалась у подножия кровати, просто для блаженной перемены от однообразия его «Одобренных позиций», он посмотрел на меня так, будто мне нужен экзорцист.

В чем я нуждалась, так это оргазм.

В конечном итоге я получила его после того, как Такер отменил нашу свадьбу (спасибо тебе, Господи), и две мои лучшие подруги убедили меня отправиться на «все-расходы-оплачены» медовый месяц в Париж самой по себе. Именно там я встретила сексуального наполовину американца, наполовину француза бармена, от которого я узнала о вине, соборах и одновременных оргазмах.

Но я отвлеклась.

Секс по телефону — я была девственницей в этом.

Лукас заявил, что он тоже, хотя у него всегда был грязный ротик — это было одна из его особенностей, что заводила меня. Он не боялся выражать свои, даже самые непристойные мысли и желания. Я, в свою очередь, приучала себя не быть зажатой и произносить некоторые слова. И привыкнуть к их звучанию в исполнении моего девчачьего голоса. Произносить их в своей голове было одно, но, чтобы говорить их вслух, было необходимо бесстрашие, которого у меня не было.

Но я быстро училась.

Вскоре я начала наслаждаться теми возможностями, которые дают мне непристойные слова. На работе в течение дня я думала о новых способах, чтобы совмещать их, фантазировала о том, как описать их, думала о том, что он сделает с моим телом, и что я хочу сделать с его.

И затем были наряды.

Лукасу нравилось знать, что на мне надето, и я знала, что он наслаждался, когда видел меня в нижнем белье — в красивых кружевных вещицах розового, белого или черного цвета, классических и сексуальных. Он отправил мне несколько подарков, но я также прибрела кое-что, что я называла «Мой Гардероб Для Секса По Телефону», и ему нравилось, когда я отправляла ему свои фотографии в чем-то новом.

Ладно, однажды я сказала ему, что на мне надет корсет, стринги и туфли на высоких каблуках, когда на самом деле я была во фланелевых штанах с кроликами на них и серой футболке с «Детройт Тайгерс»[1] с вырезом на шее. Я не была подготовлена, понятно?

Но в основном наши разговоры проходили как сегодня.

— Итак. Что на тебе надето?

— Мммм, боюсь, ничего слишком сексуального. — Иногда я дразнила его, позволяя ему думать, что у меня намерения лишь хорошей девочки, когда я поднимала трубку.

— Это сексуально, если оно на твоем теле. Расскажи мне. — Его голос опустился до низкого шепота, и это сказало мне, что он возбужден. Иногда мы разговаривали часами, прежде чем он использовал этот голос на мне, а в другие разы, как сегодня, проходила пара минут между «Привет» и «Что на тебе надето?».

— Белые трусики. Черное кружево вокруг каждого бедра. Маленький черный бантик сверху.

— Это все?

Я мягко рассмеялась.

— Да.

Тишина, в течение которой я представляла, что он становится твердым. От этого мои соски закололо, и я затаила дыхание.

— Ты в кровати? — я представляла его в Нью-Йорской квартире, лежащим на кровати, без футболки, одеяло отброшено, и он поглаживает себя. Возбуждение наполнило мои внутренности, когда я представила, как он обернул руку вокруг своего твердого члена — Боже, я хотела этого.

— Да.

Моя правая рука скользнула к внутренней поверхности моего бедра.

— Ты твердый?

— Да. — Его дыхание становилось тяжелее, так же как и мое. — Прикоснись к себе через свои маленькие, красивые трусики, Миа, чтобы они стали мокрыми.

Я сползла немного на спину, развела колени и потерла небольшие круги на своем клиторе, пока материал не стал влажным под моими пальцами.

— Я думаю о твоем члене, — прошептала я. — Он делает меня влажной.

— Да?

— Да, — я закрыла глаза, представляя его надо мной. — Если бы ты был здесь, ты бы так легко оказался во мне.

— Сначала мой язык.

— Черт. Да, сначала твой язык. — Я стала двигать рукой быстрее, сильнее прижимая, поощряя пульсацию, нарастающую между моих ног. — Лукас, так хорошо. Могу я снять свои трусики, пожалуйста? — я уже спустила их по ногам, но я знала, что его возбудит еще больше, если я попрошу разрешения. Черт, меня это тоже возбуждало.

— Такая хорошая девочка, Миа. Говорит «пожалуйста».

О боже мой. Акцент в его словах толкал меня за край. Хотя он и говорил на идеальном английском большую часть времени, иногда следы его французского воспитания давали о себе знать, когда он так говорил со мной. Однажды он сказал мне, что это потому, что он не мог здраво мыслить, когда он так возбужден, и его два языка смешиваются в голове. Я любила это — его грязные мыслишки обо мне пробегали в его голове, черт побери, на французском.

— Я хорошая девочка. — Я отбросила свои трусики на середину комнаты и вернула свои пальцы назад к шелковистому жару между ног.

— Да, ты такая. И я люблю целовать эту сладкую киску хорошей девочки. Я люблю твой вкус на своем языке. Я люблю делать тебя еще более влажной своим языком.

— Мммм... — я слушала его слова и закрыла глаза, представляя, что мои пальцы были его ртом и языком, который облизывал, кружил и всасывал. Мне нравилось, как он использовал свои руки, чтобы открыть мои складочки, то, как беззастенчиво он зарывался лицом между моими ногами и трахал меня своим языком, прежде чем скользнуть в мое тело и…

— О боже, я хочу тебя здесь, — прошептала я.

В моем воображении я видела его темные, кудрявые волосы между моими бледными бедрами, я ощущала его колючий подбородок возле своей голой, чувствительной кожи. Нижняя часть моего тела была напряжена и дрожала.

— И я хочу сосать твой член, хочу, чтобы ты наблюдал, как я делаю это. Мне нравится, когда ты зарываешься руками в мои волосы, тянешь их и трахаешь мой рот. Я люблю чувствовать, как ты кончаешь так, прямо в мое горло.

— Иисус, Миа. Я хочу быть внутри тебя. Я хочу кончить внутри тебя. — Его слова вылетали между учащенными вдохами.

— Я тоже хочу этого. Прямо сейчас. — Хотя я и не хотела так быстро кончать, мои руки двигались так, будто мой мозг не контролировал их. Терпение было подавлено похотью, и я уже была близко.

— Ты готова к тому, чтобы я трахнул тебя? — его голос был хриплым и напряженным.

— Да. — Больше чем готова. — Боже, я хочу тебя глубоко внутри себя. Я хочу обернуть свои ноги вокруг тебя и притянуть тебя в себя. Я хочу, чтобы ты трахал меня, пока мы не взорвемся. — Я позволила телефону упасть на кровать у моего уха, чтобы обе мои руки были свободны — одна касалась моих изнывающих грудей, а другая потирала клитор. Я была за гранью того, где могла формировать связные предложения, но я все еще могла слышать его.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.