Тропа. Дорога. Магистраль

Рэйн Ирина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тропа. Дорога. Магистраль (Рэйн Ирина)

Название: Тропа. Дорога. Магистраль

Автор: Ирина Рэйн

Бета-редакторы: Марфа Петровна

Рейтинг: NC-18

Жанр: Cлэш (яой)

Пейринг: Антон Королев (внешка: Артур Кульков), Герман Городецкий (внешка: Maxwell Zagorski)

Аннотация: История превращения натурала в гея.

Статус: закончен

Предупреждение: ненормативная лексика

Слова автора: очень хочется услышать насколько история получается верибельной, потому как если нет, то не имеет смысла продолжать. Скажите мне об этом, пожалуйста. Возможно, что я просто ее удалю за ненадобностью.

Тропа. Дорога. Магистраль

Пролог

Когда звезды слишком холодны

И заморожены собственным свечением,

На краю ночи

Мы сами можем стать их светом.

Так дай мне нечто большее, чем всего лишь прикосновение,

И поддайся нахлынувшим эмоциям.

Просто не отпускай мою руку,

Пока мы взлетаем,

Ведь я-то знаю, где мы приземлимся...

Мы можем сбежать далеко, в вышину,

Остаться в Нирване,

Где пребывают мечтатели...

Adam Lambert - Nirvana

Серое небо сгущалось, подобно молоку в жестяной банке с голубой этикеткой. Антон вспомнил вкус маминых блинчиков и сгущенки, в которую так вкусно было их макать. Успевай только доносить до рта, не растеряв несколько капель по дороге. В животе недовольно заурчало. Он уже и не помнил, когда ел в последний раз. Не знает, когда сможет поесть. Не потому, что нет возможности, а потому, что голодный желудок - это такой пустяк по сравнению с другими проблемами, что навалились на него в последнее время. Говорят, что беда не приходит одна. Проблемы накапливаются, как снежный ком, который катится с горы, подминая под себя все, что попадается ему по пути. И Антон чувствовал себя сейчас именно так: песчинкой, подхваченной ветром. Куда занесет его? Упадет ли он на землю и будет растоптан чужим тяжелым ботинком? Попадет ли он в воду и осядет на дне? Или так и будет летать по воздуху, подгоняемый и порывами, чувствуя себя беспомощным и жалким?

Где то, что казалось правильным? Где люди, которые смотрели ему в глаза, а теперь отводят взгляд? Где поддержка, которая так нужна ему сейчас? И придет ли помощь, если ты уже на грани и почти не веришь в чудо?

Часть 1. Тропа

Куда ж ты, тропинка, меня завела?

Гера

В четырнадцать лет жизнь, кажется, только начинается. И не особо волнует то, что несколько лет назад страна, в которой ты родился, осталась лишь на старых картах, что с распадом Союза, ты перестал жить в самой сильной державе мира. Сила - это то, чем ты и так владеешь, помимо бесшабашности и бесстрашия. Иногда непроходимо тупого, но всегда кажущегося до невыносимости крутым.

Четырнадцать - это возраст, когда на школьных дискотеках не танцуешь. Ты приходишь туда только для того, чтобы потусоваться с друзьями. Такими же, как ты. Желторотыми и упрямыми, попробовавшими сигареты и водку, но совсем не знающими жизни. В четырнадцать кажется, что море по колено и весь мир открыт для тебя, что именно он прогнется, а не ты. Станешь тем, кем хочешь, займешься тем, что нравится. Будешь зарабатывать кучу денег, ездить на крутой тачке и иметь самых красивых девчонок.

Только что-то сломалось в этой системе ценностей. Гера все чаще ловил себя на мысли, что ему докучают взгляды и знаки внимания девчонок. Зато он все с большим желанием проводит время с друзьями. Такими же пацанами, как он. Такими же, но не такими...

Вскоре пришло понимание, что он расценивает одноклассников и приятелей не как друзей, а как парней. Пришло понимание, что во время самоудовлетворения он представляет не хрупкое девичье тело, а крепкий торс парня из соседней парадной. Он сам сталкивался с ним, играя в баскетбол, и знает, как бывают у него напряжены мышцы под футболкой. И хочется провести по ним рукой. Коснуться.

Герман гнал от себя эти мысли и желания. Он хотел быть таким, как все. Хотел встречаться с девочками, даже приглашал нескольких, не слишком надоедливых, на свидания, дарил цветы, водил в кино и целовал по окончании встреч. Мокрые поцелуи не приводили в восторг, сердце не сжималось в предвкушении "А что дальше? Как далеко она сможет зайти со мной? Когда привести ее к себе?" Ведь нет ничего хуже, чем стоять и слушать, как кто-то кого-то, так и сяк. А ты только и можешь, что улыбаться и кивать. Или придумать что-то про себя. Только с этим сложнее - все на виду.

Кому рассказать - посмеются или побьют. Россия - страна гомофобов. Это было, есть и, скорее всего, будет. Герман смог бы побороться с одним, двумя и даже тремя, благо, что на боевое самбо ходил постоянно и делал успехи, но одному вставать против остального мира, не понимающего его тяги, не верящего в его чувства, не имело смысла.

Это уже проходили. До него. После него. Герман боролся со своей сущностью. Недолго. До тех пор, пока не раздобыл видеокассету с гей порно. Сомнения отпали сами собой. Акт между мужчинами не показался чем-то отвратительным. Наоборот. С интересом он вглядывался в меняющиеся картинки. С упоением ласкал себя рукой, размазывая слюну. Со страхом прислушивался к окружающим звукам в квартире. Скоро должны прийти родители с работы и сестра с танцев. Не хотелось бы попасться вот так. Когда еще не было ничего. И даже один раз - не пидорас. Разве нет? Вытерев носовым платком член, Герман понял, что назад пути нет, и перед собой он должен быть честен. Может быть честен только перед собой. Остальным знать о том, что их сын, брат, друг - пидор, необязательно, точнее, совсем не нужно. Зачем расстраивать родителей? Зачем давать повод для насмешек сестре? Хоть у них всегда были хорошие отношения с Леркой, но не исключено то, что она станет смеяться над ним, начнет обсуждать знакомых парней, кинозвезд, будет водить по магазинам и одевать как девчонку. Какого х*ра? Он - нормальный парень. Только... Взгляд в зеркало. На гладкой поверхности отражается парень. У него большие испуганные глаза болотного цвета и плотно сжатые губы.

- Я никому не скажу. Никогда.

***

27 декабря 1999

Школьная дискотека в самом разгаре. Дежурные учителя только качают головами при виде размалеванных под хохлому девчонок и парней, еле стоящих на ногах.

- Гера?

- Что?

Антону Королеву нельзя было не ответить. Самый высокий парень в классе был всеми признанным королем школы. С ним хотели дружить мальчишки. С ним мечтали встречаться все девчонки, от самых красивых и популярных до заучек.

- Выпить есть?

Герман окинул взглядом одноклассника, которому, судя по всему, и так было хорошо, но решил, что, если не поделится, то не миновать излишнего внимания к своей персоне. Ему оно не нужно.

- В туалете. Пойдем.

Покрытые зеленой краской стены, запах хлорки и подоконник, на котором выставлены стаканчик, бутылка с водкой и бутылка лимонада "Буратино". Несколько парней стоят в кружке, переговариваются, смеются. Тот, кто на "шухере" у двери, нетерпеливо притоптывает на месте, ждет, когда и ему можно будет подойти и оторвать свой кусочек праздника.

- С наступающим!

Стаканчик переходит из рук в руки. Мальчишки терпят, не морщатся, хотя хочется. Водка - не самая лучшая, та, на которую хватило общих денег. Гера быстро пьянеет. И не только от спиртного. Он стоит рядом с Антоном и чувствует запах его одеколона. Наверняка, украл у отца. Слишком сильный и терпкий. Гера чешет нос - что угодно, лишь бы не чувствовать. Не помогает. Берет стаканчик и принимает новую порцию алкоголя. Теперь будет не так противно подкатить к Лизке из параллельного. Она уже давно строит ему глазки. Надо поддерживать репутацию.

Музыка сменяется на медленную. Надо торопиться, пока ее не увели.

- Я ушел танцевать. Кто со мной?

Некоторые кивнули, кто-то остался, в том числе и Антон. Ему сегодня было не до танцев, уже некоторое время на него вели охоту несколько старшеклассников из другой школы. Королев попользовался чьей-то девчонкой, а она напридумывала себе, что они теперь пара, и дала от ворот поворот своему бойфренду. Тот решил отомстить и только ждал случая.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.