Абсолем

Глейзер Саша

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Абсолем (Глейзер Саша)

Случилась беда. Не сейчас, — давно уже. Все говорят, что она свалилась как снег на голову, а я думаю, что шла она постепенно. Люди жили, рожали детей, строили карьеры, развивали науку, совершали открытия… Рожали детей, но уже меньше, — всё больше работали, всё больше науки, всё меньше молитв. Потом как-то интимных бесед с тем, кого звали Богом, вообще не стало; церкви, храмы, мечети и тому подобное упразднилось за ненадобностью. Рождение детей тоже стало профессией, этим занимались специально обученные, отобранные люди — профессионалы своего дела. Будущие родители могли ни о чём не беспокоиться, согласно контракту им предоставят идеальное потомство. Они могли не отвлекаться от главного — от работы. Механизм человеческого существования был отлажен до идеала, каждый занимался своим делом. И вот в какой-то момент нас накрыло. Вернее, накрыли.

Ни я, ни мой отец, ни даже дед, не были свидетелями того, как это произошло. Прадед видел, ему было лет двадцать, когда это случилось. Но и он уже не расскажет, с чего все началось. Пару лет назад старик почил. Старый упрямец отказался от продления жизни. Впрочем, многие старики склоняются к естественному процессу. Скоро таких уже не останется, пройдёт еще пару десятилетий, и их поколение окончательно канет в небытие. А казалось бы, чего проще — ходи раз в месяц в медсектор и делай инъекцию криодора. Эта технология не сделает тебя моложе, красивее, умнее, но даст запас прочности твоему организму еще лет на сто — сто двадцать. Все легко и без побочных эффектов, кто же откажется? Но дед был тем ещё упрямцем, как, впрочем, и многие из тех, кто был рождён до Красного Пришествия. Так мы назвали их появление. Они обладали соответствующим покровом: у кого-то бледно-красный, у кого-то более насыщенного оттенка. Потом уже появились и другие — других цветов, с другими возможностями, кто-то сильнее, кто-то слабее. Но все они были демонами.

У одного художника прошлого есть картина «Демон». Он сидит на обломке скалы, его поза расслаблена, но мышцы напряжены. Он согбен, но не сломлен, просто ему так удобней. Он заломил и сплел пальцы. Копну его жестких нечесаных волос не под силу растрепать даже сильному ветру. Он спокоен, его взор устремлен вдаль. В нем и вселенское утомление, и жажда покоя, и тяжесть всего пережитого, и осознание тягостей будущего, перед которыми он смирен и ждет как нечто непререкаемое. Это мгновение покоя в его смутном порывистом существовании, мгновение для размышлений о прошлом и будущем, мгновение очередного смирения, мгновение печали и неизбывности, мгновение нового глубокого вздоха. Он прекрасен, но то лишь очередная тягота его существования, как и его мудрость, знание истины и вечная жизнь… На холсте этот демон красивый. Он очеловечен. Допускаю, что некоторые впечатлительные особы могли даже симпатизировать этому образу. Но реальные демоны оказались далеки от этого портрета. Они жаждут лишь убивать, причем с особой жестокостью. Волосы встают дыбом, когда видишь их жертв. Поначалу таких жертв было много, исчисление шло на тысячи, сотни тысяч, многие даже думали, что человечеству пришел конец. И нашей популяции действительно был нанесен колоссальный урон, прежде чем мы научились с ними бороться. Но если честно, то мы до сих пор не восстановили прежнее количество людей, существовавшее на Земле до Красного Пришествия. В больших городах это незаметно, плотность населения в таких мегаполисах, как Нью-Йорк, Париж, Токио, Москва, не изменилась, ну, может, совсем чуть-чуть, а вот города поменьше поредели. Некоторые небольшие формы поселений, такие как фермы, деревни, и вовсе исчезли. Демоны сжирали целые семьи, не жалея ни женщин, ни детей. Кажется, для них вообще не было разницы, кто их жертва: женщина, мужчина, ребёнок. Думаю, это оттого, что они сами бесполые.

Я не вдавался в подробности, но все это подробно описано в специальной литературе, которая находится в свободном доступе в любой публичной библиотеке. Может быть, при случае как-нибудь почитаю, но если честно, то вряд ли я буду тратить свое время на столь скучное занятие. Эту литературу пусть штудируют те, для кого она написана, — полицейские.

Да, нам снова пришлось возродить этот институт. Когда-то давно, как и духовная составляющая, система защиты человека от человека сошла на нет. Преступность исчезла как таковая, убивать ради еды и денег не имело смысла, — человечество достигло такой стадии развития, когда благоденствовали все. Не совершались преступления и на религиозной почве (кстати, история свидетельствует, что это причина самых страшных и кровопролитных конфликтов), но, как я уже отметил, религия как таковая ушла из нашей жизни, теперь мы верим лишь в науку. Убийства, совершаемые сумасшедшими, тоже события вчерашнего дня; медицина достигла того уровня, когда паранойя, психоз, различные расстройства, СПИД, рак, и прочие болезни, омрачавшие ранее жизнь людей, — дело одной процедуры.

Что еще? Борьба за власть? Мы и без этого счастливы, каждый занимается тем, чем искренне желает и к чему у него на самом деле есть призвание. Если ты по натуре своей педагог или медик, то тест на призвание выявит это, и тебя направят в нужном направлении, и никаких душевных терзаний и метаний — а правильный ли выбор я сделал?.. Были, конечно, и управленцы, политики и президенты, без этого немыслимо устройство государства, но если они ими были, значит, у них действительно был талант именно в этой стезе.

В общем, охрана человека от человека стала ненужной. Исчезли полиция, жандармерии, стража, охрана, армии и тому подобное. Были просто регулирующие органы, помогающие упорядочивать различные сферы жизни. И лишь Красное Пришествие заставило нас возродить такой архаизм, как полиция. Теперь она нужна, чтобы защищать людей от демонов. Новобранцев пришлось заново учить с учетом того, против кого им теперь приходилось бороться. Вначале все было спонтанно, на борьбу были брошены все силы. Теперь даже этот процесс строго упорядочен. Для того чтобы стать полицейским, необходимо закончить полицейский колледж. Порядок должен быть везде. Кстати, в одном из полицейских колледжей преподаёт мой сосед сверху. Вот он, кажется, возвращается домой. У меня чуткий слух, а этот не считает нужным вести себя тихо, впрочем, как и его дикий кот. Преотвратительнейшее существо, я вам скажу. Грязно-серого цвета, без одного уха, с недобрым взглядом, весь в своего хозяина. Нет, уши у того на месте, но взгляд… Я даже не решаюсь делать ему замечания по поводу его кота, который орёт диким голосом, когда хозяин на работе. И никто не решается. С ним вообще никто из соседей не общается. Впрочем, его это, судя по всему, не волнует. Как и мой покойный прадед, он приверженец старых порядков. Держит этого безухого уродца, который требует еды, по-настоящему испражняется и везде оставляет шерсть. Я считаю, что это глупо, когда мы можем завести анидроида. Вот, например, мой Микки по полгода функционирует без подзарядки. Даже опытные ветеринары не всегда могут с первого взгляда отличить настоящего кота или собаку от анидроида, что уж говорить про рядовых любителей. Любая порода, характер, какой запрограммируешь, комфортный уровень громкости лая или мяуканья, вечно сытый и ухоженный — не чета этим пережиткам прошлого.

Глава 1

Начало занятий

Макс приложил руку к сенсорному замку и открыл дверь. Шерстяная тварь тут же вышла его встречать. Страшная, как жертва демона, она убедилась, что это действительно ее хозяин, зевнула и повалилась на пол, всем своим видом демонстрируя, какая она прекрасная. Вообще, она искренне в это верила, порой эта помесь сиамца с кем-то там прогуливалась по квартире как по подиуму.

Макс не разочаровывал ее, иногда называл кошачьей королевой, хотя выглядела она скорее как королевская задница. Собственно, потому он и назвал ее Кошмарой. Многие думали, что это кот, наверное, за её бойцовский вид, но на самом деле это была кошка, причем с отвратительным характером. Вообще, она любила своего хозяина, за это Макс готов был руку дать на отсечение. Ночью она неизменно ложилась рядом с ним на кровать и сладко засыпала; утром путалась в ногах, когда он сонный плелся в ванную, — он резко дергался в сторону, чтобы не наступить на хрупкий мохнатый хребетик, и чуть не падал; благодарно смотрела, когда он наваливал ей в миску корм. Но во всем остальном она была той еще тварью. Она драла стены, причем до штукатурки, ведь просто снять верхний слой — это уже был не её уровень. Она скидывала со стола все незакрепленные предметы и с особенным удовольствием делала это у Макса на глазах — четко рассчитывала секунды, необходимые ей, чтобы столкнуть лапкой очередную чашку и смыться под диван до того, как его тапок приземлится в месте ее дислокации. А в последнее время кошка начала мочиться на диван. Раньше за ней такого не водилось, она всегда ходила только в лоток. Непонятно, с чего вдруг сейчас начала так пакостить. Каждый раз, когда Макс оттирал диван чистящим средством, он клялся себе засунуть шерстяную тварь в мешок и убить об стену, причем об ту, которую она же и поцарапала, а затем пойти в зоомагазин и купить себе нормального анидроида. Но всякий раз он передумывал. Стыдно признаться, но он тоже любил эту животину.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.