Красота никогда не умирает

Джейс Кэмерон

Серия: Приквелы к Дневникам Братьев Гримм [3]
Жанр: Фэнтези  Фантастика    2014 год   Автор: Джейс Кэмерон   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Красота никогда не умирает (Джейс Кэмерон)

Красота никогда не умирает

Дневники Братьев Гримм. Приквел 3.

Красота не умрет никогда по версии Питера Пэна.

Дорогой дневник!

Ненавижу дневники. Лучше в Нетландии с пропащими мальчишками жратвой бросаться. Но сегодняшний день пересек все границы, и я решил написать о случившемся. И знаешь что, дневник? Радуйся, что мальчик, который никогда не повзрослеет, марает твои страницы.

Сегодня я пробудил от столетнего сна свою возлюбленную – Спящую Красавицу. Одни говорят, что ее прокляла злая фея, другие, что это дело рук Братьев Гримм. А мне все равно кто виноват – хоть так хоть я этак, я скучал по ней последнюю сотню лет. Не поцелуем я разбудил ее, как это описывается в сопливых детских сказочках. Я разбудил ее наикрасивейшим ритуалом, о котором ты никогда не прочтешь в книжках. Впрочем, это было несложно.

И вот, я склонился над могилой Графа Дракулы...Потирая виски, я все еще сомневался, воскрешать его или нет. В моем плане по пробуждению Спящей Красавицы ему отводилась немалая роль. Конечно, никто из нас, сказочных людишек, никогда не помышлял о таком. Тем не менее, страха я не ведал. Я вообще никого не боюсь. Я просто никому не верю. Тихая и туманная стояла ночь. Волки молчали, словно проглотили языки и попрятались в своих лесных пещерах.

– Ты на сто процентов уверен? – прорычал мой горбатый сообщник, злобно сверкая во тьме желтыми глазами.

Позволь представить тебе горбуна из Нотр-Дамма… Да-да. Он один из бессмертных. После того, как его продинамила Эсмеральда, а парижская челядь устроила темную, он перестал прикидываться лапочкой и превратился в горбатого засранца. Слышишь? Горбун-Засранец! В комиксах Marvel даже и подумать о таком не могли.

– Я знаю, что делаю, Горбунок.

Я обожал его так называть. Это прозвище смягчает жуткое выражение его крайне неприятной рожи.

– Всего-то нужно вытащить кол из сердца Дракулы, и он оживет.

– Если это так просто, чего другие не воскресили его тогда, хозяин? – ехидно проворчал он, придурковато скалясь и демонстрируя при этом свои гнилые зубы. Я с трудом разбирал слова и уже подумывал поставить ему брекеты, но Горбик запросто мог бы сгрызть их на обед.

– Не называй меня хозяин, – упрекнул я его. – Ты не Франкенштейн. Ты Горбунок, горбатый Квазимодо.

Горбунок задумался. Надо признать, по его морде сложно было определить, о чем он думает. Даже выражение счастья представляло собой нечто кошмарное.

– И отвечаю на твой вопрос. Никто не будил Дракулу в силу своей непроходимой тупости, – я вздохнул и встал на колени, присматриваясь к погребенному в земле Графу. У Дракулы был пунктик насчет земли Трансильвании, мол, он без нее жить не может, а о том, чтобы без нее умереть и думать нечего. – Немногие знают, где его могила. В-общем то, немногие знают о самом его существовании.

– Думаешь, он вспомнит о них? – потирая руки, скривился Горбунок. – Большинство из нас, бессмертных, ничего не помнит при пробуждении.

– А вот на это мы сейчас и посмотрим, – пожевывая белый цветочек, заявил я и вытащил кол.

Граф Дракула поднялся из могилы так внезапно, что Горбунок даже сморгнул. Зависнув над нами, Дракула распростер руки в стороны. Мертвенно-бледный, в красно-черном плаще, он казался довольно угрожающим. Цвет его капюшона и оттенок кожи напомнили о Белоснежке. Как же я раньше не уловил сходства? У Дракулы белая как снег кожа и носит он черный капюшон с красной полоской внутри, разве не так описывают красотку Белоснежку? Ненавижу эти три цвета: белый, красный и черный. Почему забыли про фиолетовый, желтый или даже цвет звезд?

Мысль о Белоснежке холодной змеей скользнула по спине и заставила меня распознать театрализованную наигранность представления Дракулы.

– Ну все. Достаточно, – обратился я к парящему Графу, разжевывая цветочек. – Будь добр, остановись и выйди из роли, Граф Дракула. Это тебе не Бродвей. Такой фигней уже никого не испугаешь. Ты безнадежно устарел.

От моих едких замечаний Горбунок заржал. Дракула спикировал, словно в невидимом лифте – должен признать, недурной фокус. Он шагнул в мою сторону и зарычал, выставляя напоказ пожелтевшие за сто лет клыки. Да уж, его зубкам определенно не помешает чистка.

– Попридержи коней, дубина. Даже Кристофер Ли пострашнее будет.

Дракула подофигел, даже дар речи потерял. Если бы ты видел тогда его взгляд, то подумал бы, что его разыграли в реалити-шоу. Я не виню его. Он провел в Мире Сновидений целую сотню лет. При жизни люди его боялись и называли темным лордом. Он, бедняга, и не догадывался теперь, что все его способности в настоящем мире годятся в лучшем случае для работы аниматора. Он сидел бы на троне во дворце, а детишки дергали бы его за нос и щеки и восторженно пищали, отмечая схожесть этого простофили с Дракулой.

– Ему надо зубы поправить, – подметил Горбунок.

– Кто бы говорил, – я быстро повернулся к Горбику. – По вам обоим стоматолог плачет! Давай, Драко, – обратился я уже к графу. – Ты же не против, если я тебя Драко звать стану?

Горбунок изверг в ночь очередной язвительный смешок. Казалось, Дракула предпочел бы опять зарыться в свою могилу и умереть, нежели подвергаться унизительному пренебрежению.

– Я – Граф Дракула, – брызгая слюной, рокотал он. Как же у него воняло изо рта! Я уж и позабыл, что сто лет погребения не предусматривают элементарную гигиену. – Как смеешь ты явиться и помыкать мною?

Я вытер забрызганное лицо, вздохнул и, глядя на полную луну, пробормотал про себя: «Ё-мое». Затем опустил голову, развернулся и голыми руками вырвал сердце графа. У меня уйма талантов и один из них – невиданная ловкость.

Дракула изогнулся, не отводя глаз от пульсирующего в моих ладонях маленького сердца. Ха, он и не подозревал, что оно у него есть.

– Будут еще вопросы, кто здесь главный? – поинтересовался я.

– Как ты это сделал? – простонал Дракула. – Кто ты такой?

– Мои друзья зовут меня Питер, – самодовольно отозвался я. – Но ты можешь звать меня Пан.

– Почему?

– Потому что Пан – греческий бог, а я, в сущности, тобой владею, – я указал на сердце в руках. – И с чего это оно у тебя такое жалкое? Если хочешь воскреситься как следует, мы накормим тебя, пока твое сердце не подрастет. С таким ничтожным размерчиком в нашем мире не выжить.

Я водрузил его сердце обратно и наблюдал, как оно вплетается в голубые вены, и как затягивается рана на груди. Обожаю смотреть, с какой скоростью исцеляются вампиры.

– Надо его покормить, – предложил Горбунок, будто я это только что не сказал.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.