Дураки дохнут как мухи

Салов Юрий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дураки дохнут как мухи (Салов Юрий)

Часть 1

Сонную утреннюю тишину прервал внезапный и оттого противный звонок будильника. Андрей во всяком случае считал, что это именно так. Он ненавидел рано вставать. Будильник зазвонил, когда Андрей еще спал.

Он сердито заворочался в полудреме, не открывая глаз. Будильник продолжал исступленно трезвонить.

Андрей рывком сбросил одеяло с головы и приоткрыл один глаз - на то, чтобы открыть два, сил просто не было. Окна в комнате Андрей еще с вечера плотно прикрыл плотными синими шторами. Только сбоку дерзко пробивался неяркий предрассветный лучик света. Он отражался в стекле серванта, освещая кусочек помещения. А вообще комната тонула в полумраке. За окнами стучали по стеклам капли дождя и тихо завывал ветер. Андрей весьма отчетливо представил, какая сейчас погода на дворе, и его передернуло от невольного озноба. У Андрея в квартире было достаточно свежо, потому что он оставил на ночь открытой форточку.

Вообще-то при дневном свете его почти тридцатиметровая комната выглядела достаточно светлой, однако, по весьма понятным причинам производила впечатление некоторой неухоженности. В комнате терялись просторный шкаф, компьютерный столик и продавленное кожаное кресло напротив корейского телевизора, вечно стовшего на полу. Так было удобно, тем более его некуда было больше ставить. У стенки стоял отличный американский тренажер, пара стульев и высокая этажерка с книгами. Единственная по настоящему дорогая вещь - это новый ноутбук, который обошелся Андрею в немалую сумму. Макивара рядом с разобранным диваном-кроватью. Именно на нем Андрей и возлежал, не в силах заставить умолкнуть будильник.

Пора вставать.

Андрей с омерзением принюхался. В спертом воздухе пахло застарелым табачным дымом и перегаром. И немудрено: на журнальном столике посреди тарелок с остатками ужина красовалась пустая бутылка из-под портвейна "Агдам".

- Голимый контрафакт, - пробормотал Андрей.

Еще две пустых винных бутылки стояли на полу под столиком. Следы вчерашнего 'гудения' как трансформатор. Чувствовал себя Андрей отвратительно. К тому же вдруг заломило в левой части головы, и она стала быстро наливаться пульсирующей болью. Андрей засопел. За плинтусом со всех сил заскреблась проснувшаяся вместе с Андреем по будильнику мышь. Наконец Андрей решился и потянулся, чтобы унять вредный будильник.

Начинаем новый день.

Андрей приподнялся и протянул руку к полке с журналами, находившейся почти над диваном. На ощупь скинул с нее початую упаковку 'Алказельцера', предназначенную как раз для подобных случаев. Проглотил сразу две таблетки и запил остатками яблочного сока из пачки.

Андрей считал свою квартиру также офисом и командным пунктом. Все было сконцентрировано в двух стандартных комнатах, очень удобно. В Европе, как читал Андрей, его коллеги имеют офис отдельно, дом-крепость отдельно, а питаются в ресторанах. Андрей по ряду причин совмещал эти вещи. И если на клиент, прочитав объявление в газете, 'Андрей Шальнев, услуги частного детектива', обращался по указанному там же адресу, то он мог быть уверен, что за дверью его встретит именно Шальнев, а не его помощник, секретарь или референт, которых вообще в природе несуществовало. Андрей все делал сам. Сам принимал заказы, сам беседовал с клиентами. Только на телефонные звонки отвечал близкий и, пожалуй, единственный друг. Это был автоответчик.

Андрей каждое утро начинал стандартно. Он готовил нехитрый завтрак и слушал телефонные записи, которые с вечера сделал автоответчик. Сам Шальнев вечерами и тем более ночами трубку старался не поднимать. Он не любил слушаеть гадости на сон грядущий, а предпочитал крепко спать.

Сегодняшнее сентябрьское утро ничем не отличалось от предыдущих. Андрей с непроходящей тупой болью в голове перемотал пленку, включил звук и полез в шкаф за очередным пакетом каши. Старый облезлый табурет подозрительно заскрипел, и Шальнев в очередной раз твердо дал себе обещание выбросить эту антикварную рухлядь и купить себе для кухни новый стул. Деревянное изделие со спинкой и на четырех ножках. Ноги нужно было беречь.

Голос из динамика вкрадчиво сказал:

- Узнал, кто говорит, Андрей? Это дядя Миша.

Это был Михаил Иванович Терехов, генерал МВД в отставке, старый друг и учитель Андрея.

- Приехать надо, Андрей. Срочно. Сегодня. Ко мне на дачу. Перезвони. В любое время.

Ну, вот! Андрей так и знал. Но какое там ехать! Он сейчас разговаривал - и то с превеликим трудом.

Шальнев набрал хорошо знакомый номер, прошло пять гудков и бархатистый голос проговорил:

- Алло.

- Михаил Иванович, это я.

В трубке раздался веселый смех и знакомый голос спросил:

- У тебя снова утро не заладилось?

Типичная шутка в духе Михаила Ивановича.

- Да, нет, не совсем, - промямлил Андрей, невольно сразу сбавляя тон.
- Извините.

- Надо бы тебе наконец жениться, тогда с утра не будешь злобиться. Рядом с молодой женой. Могу познакомить с подходящими кандидатками.

- Спасибо, Михаил Иванович, но я чуть позже.

- А может все же познакомить? Есть у меня парочка молоденьких цыпочек на примете. Как раз в твоем вкусе.

"Откуда он знает про мой вкус?" подумал Шальнев.

- Да, нет, спасибо. Я лучше как-нибудь сам.

- Неужто? Чего ж мне тогда прикажешь делать?

Андрей промолчал.

- Когда к вам приехать?
-деловито осведомился он.
- По поводу вашего вчерашнего звонка?

- Сейчас, - перебил он Андрея.

Деваться Андрею было некуда, и поэтому он коротко ответил:

- Понял.

- Когда ты у меня будешь?

Шальнев взял с тумбочки мобильный, посмотрел на дисплей. Половина восьмого.

- С нынешними пробками? Часа через полтора.

- Хорошо, пока.

И дядя Миша положил трубку.

Что же, в этот раз придется ехать. Теперь пора было в темпе собираться и главное - привести себя в рабочее состояние.

Андрей положил трубку на аппарат и чудовищным усилием воли заставил себя вылезти из теплой постели. Голышом, ежась от утреннего холодка, он прошлепал по комнате в ванную.

Недолго думая, направил свои босые стопы в душ.

Шальнев не был сторонником всяких там радикальных методов закаливания и выхода из похмельного состояния. Поэтому он включил нормальную, не очень горячую воду и стоял под острыми струями душа, потихоньку приходя в себя.

Наконец Андрей прикрутил краны. Вытерся. Посмотрел в зеркало на свое отражение.

Он выглядел ровнехонько на паспортный возраст, на свои тридцать три. Хорошо выглядел. Шальнев усмехнулся и смахнул со лба мокрые волосы. Теперь надо было заняться собой. Он потер двухдневную щетину. Вынул из шкафчика одеколон, с терпким мятным запахом. Оттуда же выудил и станок "Жиллетт". Он брился с наслаждением.

Наконец Андрей засунул бритвенные принадлежности в шкаф. Потом залез на тренажер и минут двадцать до изнеможения качался, выжимая из себя остатки похмелья. Снова залез под душ, уже почти ледяной, и быстро оделся: черные широковатые джинсы, плотная футболка, поношенная джинсовая куртка и демисезонные кроссовки. Он был готов к поездке.

До загородной дачи Михаила Ивановича проще всего было добраться на автобусе.

Шальнев прошел мимо деревянного постамента со здоровенным лесным чудовищем. Впереди показался небольшой мостик через неширокую речушку. Андрей направился к мостику чтобы сократить путь. По-прежнему моросил нудный мелкий дождь, из-за чего было довольно-таки прохладно. Андрей поднял воротник своей просторной джинсовой куртки, но это слабо помогало.

Андрей миновал мостик и пошел по заасфальтированной подъездной дороге к воротам в ограде из сетки-рабицы, выкрашенной в коричневый цвет. У ворот, возле кирпичной будки его уже поджидал сторож - мужичонка лет пятидесяти. Он сразу уяснил: свои и еще какие свои. Ворота даже не открыл, а распахнул. А за воротами дорога вела к добротной двухэтажной даче под плоской крышей, в котором и жил мой бывший шеф Андрея.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.