Проклятая кровь

Белых Александр Евгеньевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Проклятая кровь (Белых Александр)

ПРОКЛЯТАЯ КРОВЬ

Роман

ГЛАВА 1.

ИГРАЮЩИЙ С СУДЬБОЙ В ПЯТНАШКИ.

Мое имя Стефан Лефевр и я младший сын герцога Герарда Лефевра - человека известного в нашей стране не иначе как "опора трона". Отец, чья родовая кровь может поспорить по чистоте и древности с королевской, вот уже пятнадцать лет является советником его Величества, главой Монетного двора и обладателем нескончаемых громких титулов, бесконечных имен и званий. Наше имя известно каждому, наши заслуги трудно переоценить, наше богатство не дает покоя многим другим знатным родам. Но я не собираюсь углубляться в повествования о роде Лефевров, упомянул о своем происхождении я лишь с той целью, дабы вы лучше поняли кто я такой, и почему выбрал столь странный путь...

Моя история начинается 23 марта 1884 года, серым ненастным вечером, в трактире, расположенным в близь Болони, на Северном тракте.

Погода сыграла с нами злую шутку. Утром, собирая саквояж, Паскаль - мой камердинер, умилялся ясной погоде, безоблачному голубому небу и благодарил святых за посланную благодать.

- Отличная погода для путешествия, сэр, - говорил он, складывая дорожные чемоданы в ожидающий у ворот постоялого двора экипаж.
- Думаю, к вечеру пройдет легкий дождь, но не больше.

Я лишь пожал плечами, и сонно зевнул, потирая красные воспаленные глаза. Всю ночь, проведя за работой в свете зажжённых свечей, мне удалось вздремнуть не больше нескольких часов, и поэтому всего чего я хотел на тот момент, это как можно скорей устроиться в уютном салоне экипажа и продолжить прерванный сон.

К сожалению, слова Паскаля не оправдали себя. Несмотря на огромный перечень талантов, и способностей моего расторопного слуги, дар метеорологии в список не входил.

Легкий дождь обернулся сильнейшим ливнем. Грозовой фронт, достигший нас у Тренса, затянул покрывалом весь небосвод, словно гигантская птица, погрузив окрестные земли под свою тень. Вспыхнуло сильно и ярко, будто в небеса запустили так обожаемые на карнавалах фейерверки и шутихи, а затем земля вздрогнула от мощнейшего раската. Двойка гнедых, запряженных в экипаж, испуганно заржали, и лишь благодаря умелому кучеру лошади не бросились сломя голову по старому тракту, грозя угробить карету вместе с людьми в ней.

Плети ливня ударили гулко по крыше, словно свинцовые пули. Отдернув занавесь, я видел, как вспучилась земля, превращаясь в непроходимое болото с пугающей скоростью.

- Если ливень не утихнет, скоро тракт станет непроходим, - заметил я с опаской. Ночевать в богом забытом месте, да еще и в карете я не был настроен.

- Проскочим, - уверенно ответил Паскаль, наблюдая за вспышками молний, пронзающих серую пелену.
- Леон хоть и мастер залить за шиворот, но кучер отменный, уж не извольте сомневаться сэр.

Слова камердинера меня полностью удовлетворили и успокоили. Я привык доверять мнению этого невысокого человека, обладателя шляпы-котелка, с которой тот не расставался, даже готовясь ко сну. А маленькие глаза старого плута, хитро поблескивали за круглыми очками в золотистой тонкой оправе.

Сопровождаемые криком кучера, хлопками плети, подстегивающей и без того взмыленных лошадей, мы продолжали нестись по пустому тракту, вглядываясь в лица друг друга. Творящаяся за окном иллюминация то погружала нас во тьму, то неожиданно на краткий миг освещала бледные лица, играя зловещими тенями в обитом бархатом салоне.

Кучер успел. Пролетел опасный участок за миг до того, как разбушевавшиеся и набравшие силу пенящиеся волны захлестнули камень тракта, стирая широкую ленту, будто ее и не существовало вовсе.

- В Болонь не успеем, - заявил Паскаль, сверившись с карманными часами. Золото блеснуло в очередной вспышке, и я заметил удовольствие, с каким мой слуга рассматривал роскошный циферблат. Часы стоили целое состояние. Баснословные деньги. Разумеется, купить подобные Паскаль не смог бы, копив даже не один год. Их мужчине подарил я. В признание за верную службу и преданность. Пять лет этот хитрый, расчетливый и прозорливый человек находился подле меня, одновременно совмещая роль камердинера, советчика, спутника и собеседника. Паскаль находился всегда рядом, мог понять чего я желаю раньше меня самого и служил безукоризненно, отвечая всем моим немалым прихотям. Говорят, что нет незаменимых людей. Лгут! Безбожно лгут. Паскаль был незаменим. Исколесив пол земного шара, я смог убедиться в этом. Никто не умел так ловко как плут Паскаль общаться со служащими, извлекая драгоценные сведения. Никто лучше моего камердинера не смог бы отыскивать самые нужные вещи в местах, где, казалось бы, их просто невозможно найти. Он бронировал отели и постоялые дворы, нанимал экипажи, находил людей, договаривался с капитанами кораблей. Одним словом, напоминал фокусника, достававшего из чудной шляпы-котелка все, о чем я его просил.

- О чем-то задумались, сэр?
- учтиво осведомился рыжий камердинер, придерживая шляпу кончиком пальцев, когда карету занесло на очередном крутом повороте.

- Нет, - ответил я, чуть помедлив, после поправился, - точнее ни о чем важном.

Слуга кивнул. После чего мы вновь замолчали. И снова тишину нарушил Паскаль.

- Могу ли я спросить, сэр?
- очень вежливо спросил мужчина.

Этот тон мне хорошо был известен. И я знал, какой вопрос он мне задаст. Потому что наш спор продолжался очень давно, и никто никак не мог одержать верх.

- Да наш визит в Дартмур необходим, - непреклонным волевым голосом заявил я.

- Вспомните, чем для вас все закончилось в прошлый раз, сэр, - умоляюще застенал Паскаль.
- Вряд ли с тех пор что-то изменилось!

- Ничего не изменилось, - согласился с мнением камердинера я.
- И я прекрасно понимаю. Но есть такое понятие как долг! Мой долг заключается в том, чтобы увидеть отца и поддержать его. А также старшего брата. Моя помощь не будет лишней. Сам знаешь как нелегко сейчас Филиппу.

- Политика!
- скривился Паскаль, корча столь кислую гримасу, будто съел лимон.
- На вашем месте я бы держался подальше от всего, что с ней связано!

- Ты не на моем месте!
- холодно и резко отдернул я слугу.
- Я герцог Лефевр и желаю того или нет, но политика уже в моей крови! Мой долг быть рядом.

Паскаль нахохлился как воробей, попавший под дождь, и обиженно засопел.

Поняв, что переборщил, я смягчил тон:

- Я должен нанести визит в Дартмур. Всего одна неделя. Согласись, это не так много!

- Много, не много, - проворчал тихо мужчина, - вляпаться в неприятности много времени и не нужно. А Дартмур никогда не шел на пользу вашему здоровью, сэр. Сами понимаете правоту моих слов.

Я не ответил. Однако Паскаль был опять прав.

Столицу я не любил. Будто выброшенный на берег окунь, я задыхался в высшем обществе, ослепляющем своей фальшью и пышностью. С юности я не любил приемы, балы, маскарады и карнавалы. Роскошные костюмы, поддельный смех и улыбающиеся, услужливые лица с мертвыми холодными глазами. Но наш род был одним из самых древних, фамилия столь уважаема и богата, что мир просто не мог не крутиться вокруг нас. "Лефевр - постигая мудрость - преумножаем богатства". Именно таким являлся девиз нашего рода.

Из трех сыновей герцога Герарда Лефевра я родился последним. Старшего брата Филиппа с детства, как приемника отца воспитывали будущим защитником рода. Во всем подражая отцу, Филипп стремился везде быть первым. Блистательно окончил университет, став лучшим выпускником года, затем перешел в коллегию лордов, после прорвался в Совет и теперь желал стать Верховным смотрителем. Старший брат выбрал путь политики и власти.

Средний брат - Михель, политику, как и я не переносил на дух. Наверное, поэтому во всем мы старались помочь Филиппу, и никогда не пытались оспорить его право на главенство нашей семьи. Признаться, ни я, ни Михель не желали водрузить на свои плечи такую непосильную ношу. От того Михель окончив с отличием военную академию, получил новенькие лейтенантские эполеты и роскошный мундир, и отправился постигать воинскую службу.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.