Афганистан. Война разведчиков

Марковский Виктор

Серия: Военный Музей [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Афганистан. Война разведчиков (Марковский Виктор)

В книге использованы архивные материалы, отчеты о боевых действиях и потерях, боевые донесения и формуляры воинских частей, фотодокументы ЦМВС и личных архивов, консультации участников и воспоминания комсостава 40-й Армии.

Автор выражает особую благодарность за конструктивное участие и поддержку при работе над книгой полковнику Л. Мельникову, майору А. Артюху, капитану В. Максименко, В. Паевскому, Е. Полякову, С. Тишкову, Е. Багодяжу, В. Козакову, а также А. Волкову и сотрудникам музея памяти «Шурави» города Екатеринбурга.

«Выполняя интернациональный долг…»

Афганская война стала наиболее масштабной для Советской Армии после Второй Мировой войны и, одновременно, самым сложным ее испытанием. «Ограниченный контингент», поначалу имевший целью «оказание народу и правительству Афганистана помощи и содействия в борьбе против внешней агрессии», вскоре оказался втянутым в вооруженную междоусобную борьбу, кипевшую в стране, и перешел к открытым боевым действиям.

Первые дни ввода войск: разведбатальон 5-й мсд идет по трассе от Кушки через перевал Мир-Али на юг. Первое время бронетехника разведподразделений была представлена БТР-60ПБ, БРДМ-2 и БМП-1. Афганская кампания только начинается, но придорожный указатель уже изрешечен пулями.

Объемы операций быстро нарастали и в них оказались задействованными практически все части и подразделения 40 А, насчитывавшей в отдельные периоды до 120 тысяч человек и имевшей в своем составе, помимо сухопутных войск, воздушно-десантные и авиационные силы. Вместе с тем, боевые действия носили характер, далекий от представлений военной науки и предписаний боевых уставов. Тактика и стратегия регулярной армии часто оказывались бесполезными в противопартизанской борьбе, еще более усугублявшейся горно-пустынной местностью, непривычной для личного состава и сложной для применения техники. Противник выступал мелкими вооруженными отрядами, подвижными и быстро уходящими из-под удара. Первостепенной задачей становились поиск и обнаружение врага, требовавший отличных от традиционных приемов и самой структуры армейских частей. Наилучшим образом такой тактике отвечали уже имевшиеся разведывательные части и подразделения, а также осуществлявшие специальную разведку части и подразделения подчинения Главного разведуправления Генштаба (ГРУ ГШ), более известные как силы спецназа (СпН).

Спецназ появился в Афганистане еще до ввода советских войск. В начале мая 1979 года в Чирчике под началом старшего офицера ГРУ подполковника В.В. Колесника началось формирование отдельного батальона СпН, задачей которого должна была стать охрана тогдашнего правительства ДРА, о чем-то неоднократно просило. Батальон комплектовался бойцами и офицерами ТуркВО и САВО, причем для соблюдения скрытности отбирали исключительно уроженцев Средней Азии, отдавая предпочтение спортсменам с хорошей физической подготовкой, обязательно владеющим языками пушту или дари. Общая численность батальона, прозванного «мусульманским», составила 538 человек, а его командиром назначили майора Л.Т. Халбаева, отозванного с обучения на Высших офицерских курсах «Выстрел». Батальон не был полностью «чистокровным»: разыскать подготовленных специалистов из числа узбеков и таджиков на должности механиков-водителей и операторов боевых машин не смогли во всей Советской Армии и их пришлось заменить бойцами славянских национальностей.

Все лето, без выходных и праздников, шла интенсивная подготовка. Помимо физических тренировок, шли занятия по тактике и специальным дисциплинам — рукопашному бою, стрельбе изо всех видов оружия, подрывному делу и владению холодным оружием; К концу сентября учебу завершили, и после проверочного комплексного учения, батальон 10–12 ноября перебросили по воздуху в Афганистан. Обстановка в ДРА к тому времени стала критической, был убит глава государства Тараки и уже было принято решение о вводе советских войск (призванном, как позже указывал Л.И. Брежнев в интервью газете «Правда», «не допустить превращения Афганистана в империалистический военный плацдарм на южных рубежах нашей Родины». Ориентиры изменились, и батальону спецназа отводились новые задачи. Как наиболее подготовленная и обученная часть, батальон должен был осуществить одну из важнейших частей предстоящей операции, получившей название «Шторм-333», — взять правительственную резиденцию, дворец Тадж-Бек в Кабуле.

Дворец Тадж-Бек в Кабуле служил резиденцией афганского правительства (вид с тыльной стороны). После ввода советских войск в нем разместился штаб 40А, здесь же находилось управление разведки.

Накануне штурма батальон перебрался под стены дворца, заняв посты в охране рядом с афганцами. Его бойцам и офицерам предстояло действовать совместно с группами КГБ «Зенит» и «Гром», а непосредственно перед операцией прибыло усиление двумя парашютно-десантными ротами, высадившимися в Кабульском аэропорту. Спецназовцам и десантникам противостояли три мотопехотных и один танковых батальон афганской бригады охраны, насчитывавшей около 2500 человек, и соотношение сил составляло 1:4. Каждой из рот спецназа и ВДВ предстояло иметь дело с батальоном афганцев. На стороне штурмующих была отличная подготовка и знание обстановки: загодя успели изучить расположение сил противника, пути подхода и режим караульной службы охраны, на руках бойцов были планы здания, размещение в нем целей и даже указаны направления открытия дверей и сектора обстрела в коридорах и лабиринтах Тадж-Бека. Для полной скрытности саму задачу взятия резиденции бойцам довели лишь в день начала операции, утром 27 декабря.

На подъезде к Герату. Отличного качества бетонка, уложенная еще американцами, подковой опоясывала страну, связывая крупные города. Трасса облегчила продвижение армейских колонн и позволила быстро взять под контроль административные центры, мосты, перевалы и другие ключевые объекты.

Вечером в 19.30 рота БМП с десантом двинулась на штурм. Их поддерживал огонь зенитных скорострельных «Шилок» и автоматических гранатометов «Пламя». Перед самой атакой взрыв узла связи изолировал Тадж-Бек и оттуда не могли вызвать поддержку. Снайперы сняли часовых, рассеяли внешнюю охрану, и спецназ, вооруженный лишь ручным оружием — автоматами, пулеметами, ручными гранатами и портативными гранатометами «Муха», — сумел взять здание менее чем за час, несмотря на ожесточенное сопротивление и численное превосходство афганских гвардейцев. В этом бою погибли пятеро бойцов батальона и были потеряны две бронемашины, потери понесли и группы КГБ. В батальоне получили ранения 35 человек, причем 23 из них остались в строю.

В те же часы силами другой роты батальона и чекистов было взято здание Министерства обороны генштаба афганской армии. После выполнения задачи батальон СпН вывели к месту постоянной дислокации в Чирчик.

Тем временем продолжался ввод и размещение частей 40-й Армии, бравшей под контроль города, селения и узловые центры страны. Под охрану брались административные и промышленные объекты, аэродромы, основные автотрассы и перевалы. Воевать поначалу не собирались, рассчитывая лишь обозначить серьезность намерений и справиться с задачами малой кровью, не предполагая масштабных боевых действий. Многие в Генштабе полагали, что само появление мощной военной силы с ракетными частями, танками и артиллерией было способно заставить силы оппозиции сдаться, а другие просто разбегутся. На деле появление чужих солдат в исламской стране, хранившей неостывший опыт многочисленных войн, где большая часть населения с малых лет была привычной к оружию, подогрела уже шедшую, по сути, гражданскую войну, придав ей характер джихада.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.