Дорога во тьму. Часть 9. Предназначение

Северин Гай

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дорога во тьму. Часть 9. Предназначение (Северин Гай)

ЭНДЖЭЛЬ ЛОРЕТИАНН 1902-1919 (США)

Глава 01.

Хорошо, что у каждого есть выбор. Даже если кажется, что его нет, что все предрешено, а твоя жизнь расписана и ты должен следовать своей судьбе и тому, что заложено природой, выбор все равно есть. Порой его очень трудно сделать, решиться, поступить вопреки обстоятельствам или твоему предназначению. И все же, очень редко, но бывает, что твой выбор не вызывает ни малейших сомнений. Все происходит само собой, с полной уверенностью в его правильности, даже когда со стороны это кажется немыслимым и противоречащим всей твоей сущности. Именно так и сложилась моя жизнь, однажды совершив крутой вираж. И даже если бы существовала возможность начать все сначала, вернуться к истокам, даже зная, что меня ждет, я, не колеблясь, повторила бы свой путь.

У каждого народа или вида существ есть свои легенды и истории. Есть они и у таких, как я. Наши предания и верования говорят, что мы созданы самой Природой - истиной и первозданной. Мы ее воплощение, гармония, одни из самых древних и совершенных существ, живущих на планете. Природа выпускает нас в мир при рождении как частицу себя и вновь забирает после смерти. Мы не отделяем себя от нее, она позаботилась о нас, дала силы, способности и место на Земле наряду с другими существами. Так было от начала времен, но все, что имеет начало, имеет и конец.

В этом мире ничто не вечно, даже мы. С каждым днем остается все меньше места тому, что для нас самое важное и жизненно необходимое. А вместе с природой, да еще и при помощи многочисленных врагов, умираем и мы. Возможно, я последняя из истинных бессмертных созданий на Земле. По крайней мере, так считают другие, для кого это имеет значение и смысл. Я же старалась не задумываться о своей сущности или своих особенностях, приспосабливаясь к жизни среди людей и других существ. Но чувство одиночества преследовало меня долгие годы, а, возможно, полностью не покинет никогда.

Время, когда моей матери довелось произвести меня на свет, нельзя назвать благоприятным и безоблачным. Начало ХХ века - эпоха прогресса и технологий. Скорее всего, исчезновение моего народа было предрешено. Люди обуздали природу и покорили почти всю планету, уничтожая то, что делится с нами силой, без которой даже мы не можем жить вечно.

Повзрослев настолько, чтобы узнать о себе то, о чем не подозревала в раннем детстве, начав понимать причины и следствия исчезновения своего рода, наверное, я должна была ужаснуться или попытаться хоть что-то исправить. Но, выросшая в чужеродной среде, я никогда не чувствовала в себе связи с истоками, и выбор мой был сделан по велению сердца, а не разума или долга. В древности таких, как я, отрекшихся, убивали собственные сородичи, клеймя как предателей и отступников, но даже этого сделать оказалось больше некому. Скорее всего, я действительно последняя.

Родилась я на северо-западе штата Пенсильвания в городе Титусвилл, одном из первых в Соединенных Штатах центре нефтяной промышленности, насквозь пропахшем "черным золотом", деньгами, а также кровью и потом рабочих, своим здоровьем, а иногда и жизнью, отдающих дань золотому тельцу на все новых и новых открывающихся скважинах. Все окружающее пространство пропиталось грязью, отчаянием, безысходностью. Век технического прогресса начался с человеческой боли и адского труда.

Город не имел ничего общего с моим народом, все в этом промышленном краю было противоестественным для нас. Более неподходящего места даже вообразить трудно. Стальные нефтяные вышки, куда не устремишь взор, безжалостно вгрызались в землю, высасывая из ее недр подземные богатства, лесные массивы вырубались, освобождая место под расширение бурового промысла, уродуя и истощая окружающую среду. Металлургические заводы и деревоперерабатывающие предприятия отравляли и воздух, и землю, и водоемы, заставляя природу склониться перед прогрессом и технологиями.

Воспоминания о тех годах остались у меня довольно однообразные, какой, собственно, и была тогда жизнь в Титусвилле.

Наверное, нужно начать с самого начала, чтобы понять, как и почему я пошла против своей семьи, своей сущности и, вероятно, своего предназначения.

Каким непопутным ветром мою мать занесло в такое отвратительное место без родни и друзей, на поздних сроках беременности и с сыном-подростком, мне так и не довелось узнать. Долгое время в этой части моей жизни зияла пустота, ведь этого не знал никто. Так же, как и то, кем являлся мой отец. Но, прибыв на место, познакомившись с бедной женщиной, чей муж работал на скважинах, и приютившей нас под своей крышей, родив меня, мать неожиданно исчезла вместе с сыном, оставив новорожденную девочку в семье этих добрых людей.

Вообще-то, во все времена случалось подобное. Голод, тяжелый труд, болезни вынуждали женщин из низших слоев оставлять детей в приютах или под дверьми богатых домов, не имея возможности прокормить и вырастить малюток самостоятельно. И хотя в семье моих приемных родителей уже было шестеро детей, они решили оставить и этот нежданно свалившийся на них "подарок".

Все это я узнала в шестилетнем возрасте из рассказа женщины, у которой и прошло мое детство. Я не сомневалась в ее доброте и сострадании, но она с улыбкой часто говорила, что решиться им помогла я сама, когда из крохотного тихого свертка внимательно смотрела на мир переливающимися золотистыми глазками, слишком серьезными для новорожденного младенца. Через некоторое время, лишь только семейство уверилось, что мать меня действительно бросила, и решило обратиться в городскую ратушу за разрешением по удочерению или опеке, к ним вернулся мой брат.

Хмурый, высокий, не по годам развитый подросток вкратце сообщил, что мать наша умерла и что он сам похоронил ее несколько дней назад. Перед смертью она просила передать этой семье просьбу по возможности позаботиться о ее дочери, так как ни родни, ни друзей у нее не было. Брат назвал мое имя, оставил деньги на первоначальное содержание и кулон моей матери и ушел в неизвестном направлении.

В последующие годы о его существовании только и напоминали регулярно присылаемые деньги, которые мать забирала на почте, больше я о родном брате ничего не знала. Вероятно, далеко не каждый сирота может похвастаться тем, что у него был кров и люди, которых можно назвать семьей. Поэтому, несмотря ни на что, я благодарна судьбе за спокойное и достаточно безмятежное детство.

По крайней мере, из слов старших, мимолетом услышанных от родителей или соседей - таких же угрюмых неразговорчивых мужчин, как и мой приемный отец, - можно было понять, что жили мы не так уж плохо, в отличие от многочисленных наводнивших город переселенцев из Латинской Америки, Мексики, Европы и Азии, не говоря о коренных жителях - индейцах, как и другие претендующих на рабочие места.

Семья Стоунов принадлежала к тому низшему слою рабочего класса, силой и тяжелым трудом которых поднимались Соединенные Штаты как сильнейшее капиталистическое государство. Если бы я в этом могла разбираться, то сказала бы, что жили мы практически на грани бедности, без каких-либо шансов на улучшение или облегчение материального положения. Разве что дочерям повезет удачно выйти замуж, или сыновья смогут выбиться в люди. Но это были, скорее, лишь призрачные надежды и мечты, которые только и остаются семьям бедняков.

Однако для большинства рядовых американцев это было привычным, также жили и их соседи. И уже то, что глава семьи Грехам Стоун имел работу, крохотный типовой домик на окраине рабочего поселения и клочок возделанной земли за ним, считалось счастьем.

Приемного отца - крепкого, и сурового человека - я побаивалась и не очень переживала из-за того, что редко вижу. Каждый день, за исключением воскресений, он проводил на добыче нефти, на строительстве новых веток железной дороги или на лесопилке, там, где в данный момент требовались чернорабочие. Домой, усталый и хмурый, возвращался поздно вечером и вновь уходил засветло.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.