Побочные эффекты

Рауха Кривая

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Побочные эффекты (Рауха Кривая)

Глава 1.

Кажется, за этот год я практически забыла запах сдобной выпечки - булочная в соседнем доме закрылась еще осенью, а за долгую зиму мука и вовсе превратилась в сокровище. Наши же запасы подошли к концу пару месяцев назад - к сожалению, вместе с надеждой на урожайный год. Литеч, город, в котором мне не посчастливилось пребывать, никогда не славился золотыми полями, впрочем, прежде он успешно компенсировал это золотыми же монетами, но голодный год и официально не прекратившаяся война не пощадили и городскую казну.

Но этим утром откуда-то подозрительно тянуло пирогами.

Я сбросила одеяло и пропрыгала на одной ноге к окну и высунула нос наружу. Пахло мусором, лошадьми и всем, что всю зиму пролежало под снегом, но никак не пирогами. Под окном бродили сонные менялы, грохотали дверьми лавочники, визжала чья-то жена, поскрипывали телеги. Пирогов не наблюдалось. Через улицу мальчишки учили друг друга ястрадским ругательствам, ужасно коверкая произношение. Я не выдержала.

- Эй!
- крикнула я в сторону 'учителя', - ударение на второй слог, 'л' мягкая!

Лохматый 'учитель' приветственно махнул мне рукой и скрылся вместе с 'учениками' в ближайшем переулке.

Маслянистый аромат, кажется, пропитал все комнаты на обоих этажах, такой густой и сладкий, что я невольно облизнулась - и тут же поняла, что пахнет откуда-то снизу. Откуда-то... из нашей кухни. Быть этого не может.

Я заскакала по комнате, отыскивая платье. Насколько же все было проще, когда мы могли позволить себе горничную, поди, застегнись тут по-человечески. Ладно, не думаю, что внизу есть кто-то посторонний, сойдет и без нижней юбки. Я повязала платок, выудила из-под кровати трость и по перилам съехала на кухню.

Вот они, мои милые!

Винка, моя сестра, с блаженным видом доставала из печи противень с золотистыми булочками. Она в этот момент и сама напоминала булочку - маленькая, кругленькая, румяная... и такая же безмозглая. Я подошла поближе, стараясь как можно тише стучать по дощатому полу, выждала, пока сестра поставит противень на стол, дернула ее за выбившуюся из-под платка золотистую косу и сцапала одну булку, ухватив ее краем подола.

- Рауха!
- взвопила Винка, - положи на место!
- она попыталась отнять у меня добычу, но я вовремя отпрыгнула.

- И откуда это у нас мука?
- я подула на булочку и надкусила ее, - и масло. И мед.

- Рауха, нет!
- сестра беспомощно смотрела, как я дожевываю - кажется, я даже заметила на глазах у нее слезы. Она нервно переводила взгляд то на оставшиеся булочки, то на трость, то на мои голые ноги под задранным подолом - зрелище, прямо скажем, не слишком живописное.

- Ничего так. Где взяла, спрашиваю?
- я неловко села на стол и потянулась за второй булкой, предусмотрительно нацелив на сестру трость. Винка расценила это как двойную угрозу и попыталась меня спихнуть. Кончик трости безжалостно уперся в пухленький животик, оставляя на белом переднике круглое пыльное пятно.

- Это для храма... Сегодня же праздник!

Вот оно что. Праздник прихода тепла, он же Весенник. Я бы узнала о дате празднования, если бы хоть раз с ноября вышла на улицу. Хотя если немного подумать, ничего особенного я не пропустила. Праздник редко когда оправдывал свое название и служил лишь ориентиром для весенней ярмарки.

- Обойдутся. Свали, я оставлю тебе парочку, так уж и быть.

- Рауха, пожалуйста, уходи. Это еда для сирых и убогих, в тяжелое время мы должны помогать друг другу.

- Я тоже сирая. А уж какая убогая - свет не видывал!
- я задрала платье повыше, демонстрируя увечную левую ногу - чуть ли не на ладонь короче правой.

Винка тут же бросилась к окну и задернула занавески. Я помахала ей короткой ногой.

- Опусти немедленно, бесстыдница!

Я расхохоталась и надкусила еще одну булочку, все также придерживая ее краем подола.

Винка кинулась обратно, получила тычок тростью и с картинным вздохом опустилась на стул. Расправила юбку. Разгладила передник. Заправила косу под платок, оглядываясь в окно и краснея. Сложила на коленях измазанные чем-то синим руки. Благолепие.

- Так откуда булки? Мы тут чуть ли не сапоги жрем, а ты первосортную еду попрошайкам раздаешь?

Я опустила подол и положила трость на стол. Что-то не так. Что-то выбивается из привычной картины.

Вот кухня... Выглядит обычно. Пустые горшки на полках. Тлеющие угли в печи. Мука на столе - зря я сюда села. Какие-то знакомые листья у порога. Занавески с вышитыми нежными ручками Винки птицами и цветами. Дверь в торговую комнату по- прежнему заколочена - мы еще осенью закрыли лавку 'до лучших времен'... Вроде бы, все в порядке.

Нет. Что-то не так.

- У нас с мамой было припрятано немножко денег, - улыбнулась Винка, - мы решили, что лучше всего будет помочь бедным в такое тяжелое время. Ну а мы вполне можем подтянуть пояса до лета...

Спокойно, Рауха, спокойно... Головы на плечах нет ни у Винки, ни у ее благообразной мамочки. Ничего нового. Да, на эти деньги можно было бы неделю продержаться на похлебке... Да, может, и не пришлось бы выменивать ценности. Глубокий вдох. Что же не так?

- Скажи мне, святоша ты моя... На что нам есть до лета?

- Я продам на ярмарке вышивку, которую мы с мамочкой за зиму сделали! Можем снова сдать твою комнату, и в торговой комнате еще лавки поставим. На ярмарку столько народу приедет, всем ведь нужен будет ночлег... И еще...

- Комнату мою сдать, значит? Как два года назад?

Винка замолчала. Как же легко ее заткнуть любой неприятной темой...

- Кстати, где она, мать твоя?

- В храме помогает, там очень много нужно сделать для вечерней службы. Между прочим, она за тебя молится.

Молится она... Я только сейчас заметила неаккуратно вырезанный на булках храмовый знак, похожий на птичью лапку с пятью пальцами, на деле символизирующую восходящее солнце и отблеск лучей на воде. Аппетита это мне не поубавило.

Винка продолжила.

- Да, мы уже с утра отнесли первоцветы и украсили крыльцо храма. Может, сходим вместе, посмотришь? Отнесем булки и помолимся, только ты оденься поприличней. Ты ведь даже не была там ни разу. Я знаю, что твой народ верит в другого бога...
- она поджала губы, как будто ей даже сама мысль была противна, но тут же улыбнулась, - но ты только послушай Наставника!

Я рассеянно кивнула, продолжая обшаривать кухню глазами. Чувство неправильности происходящего меня не оставляло.

Что же не так?

Вот сестра - сама чистота и невинность, хоть сейчас в послушницы. Золотистые косы чуть ниже плеч упрятаны под белый платок, серые глаза (немного маловаты для ее круглой щекастой физиономии) внимательно разглядывают стол и противень. Винка загибает измазанные пальцы и шевелит губами, подсчитывая оставшиеся - кажется, она заметила, что осталось 'несчастливое' количество.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.