Похоже, это любовь

Джеймс Джулия

Серия: ФБР. Прокуратура США [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Похоже, это любовь (Джеймс Джулия)

Джулия Джеймс

Переводчики : Еленочка, gloomy glory,

KattyK, Talita

Редактор: Мария Ширинова

Принять участие в работе Лиги переводчиков http://lady.webnice.ru/forum/viewtopic.php?t=5151

Аннотация

ФБР хочет от нее сотрудничества…

Для Джордан Родс – дочери миллиардера, владелицы лучшего в городе винного магазина – открыты двери самых привилегированных вечеринок Чикаго. И только на одну вечеринку ФБР жаждет вломиться без предупреждения: благотворительный прием известного ресторатора, время от времени отмывающего деньги мафии. В обмен на освобождение брата из тюрьмы Джордан собирается пойти туда в сопровождении «кавалера» из Бюро.

Агент Маккол просто хочет ее…

У лучшего секретного агента Чикаго, Ника Маккола, есть одно правило: ничего личного. «Свидание» с Джордан Родс – всего лишь задание, и они оба полны решимости с ним справиться. Даже если и пяти минут не могут провести вместе, чтобы не полетели колкости и искры. Но когда расследование Ника оказывается на грани провала, ему и Джордан остается лишь делать вид, что они пара. То, что начиналось как простое задание, становится чем-то большим.

Глава 1

Как только Ник Маккол вошел в кабинет своего начальника, он понял: что-то произошло.

Ник, специальный агент ФБР, считался экспертом в двух областях: распознавание языка тела и чтение между строк. Зачастую он узнавал все, что ему требовалось из небрежно брошенного слова или едва заметного жеста. Навыки, которые неоднократно выручали.

Войдя в комнату, Маккол увидел, как глава местного отделения ФБР, спецагент Майк Дэвис, вертит картонное кольцо на большом стакане из «Старбакса» (даже Майк отказывался пить то дерьмо, которое они держали в офисе) – жест, давным-давно подмеченный старшими агентами отделения. Так Дэвис неосознанно подавал сигнал, и Ник точно знал, что тот означает.

Проблему.

«Еще одна долгая работа под прикрытием», – догадался он. Не сказать, что секретная работа его беспокоила – собственно, за последние несколько лет Маккол только этим и занимался. Однако, закончив только что чрезвычайно выматывающее задание, даже он нуждался в передышке.

Ник занял один из стульев перед столом Дэвиса, наблюдая, как теперь его начальник быстро крутит защитное кольцо вокруг основания стакана. Вот дерьмо, шеф крутит картонку, а ведь всем известно, что прокручивание гораздо хуже, чем если бы босс просто катал ее туда-сюда.

Дэвис приветствовал Ника широкой улыбкой:

– И тебе доброе утро, солнце мое. И с возвращением. Как же я скучал по нашей приятной болтовне, пока ты работал над «Файвстар».

– Простите. Начну заново. Как хорошо вернуться обратно, сэр. Спасибо.

– Полагаю, ты без особых проблем нашел свой кабинет? – сухо спросил Дэвис.

Ник удобнее устроился на стуле, демонстративно не замечая сарказм. Что правда, то правда, последние шесть месяцев он работал над операцией «Файвстар» и редко наведывался в офис. Чертовски приятно вернуться обратно.

Он с удивлением осознал, что скучал по разговорам с Дэвисом. Безусловно, временами его начальник мог быть колючим, но, учитывая все то дерьмо, с которым старший спецагент имел дело, это вполне объяснимо.

– Побродил немного, пока не наткнулся на дверь со своим именем. Раз никто меня не выгнал, полагаю, попал куда надо. – Он посмотрел не Дэвиса. – Кажется, на ваших висках прибавилось немного седины, босс.

– Последние шесть месяцев своей жизни я только и делал, что волновался, не запорешь ли ты свое расследование, – пробурчал Дэвис.

Ник вытянул ноги перед собой. Расследования он не запарывал.

– Разве я когда-нибудь давал вам повод сомневаться во мне?

– Возможно. Просто ты лучше других умеешь скрывать свои промахи.

– Что есть, то есть. Итак, не желаете ли взять быка за рога и поделиться со мной плохими новостями?

– Ты так уверен, что мне есть о чем тебе рассказать? Разве не может парень просто попить кофейку и поболтать о былом с лучшим агентом в своем отделении? – Дэвис сделал невинное лицо, указывая на свой бумажный стакан кофе.

– О, так я уже лучший агент?

– Ты всегда был моим лучшим агентом.

Ник приподнял бровь.

– Смотрите, чтобы ваши слова не дошли до Палласа, – предостерег он, упоминая другого агента из их отделения, который недавно произвел несколько громких арестов.

– Вы с Палласом оба мои лучшие агенты. – Дэвис был дипломатичен, как мать, которую попросили назвать ее любимого ребенка.

– Хороший сэйв. (Спортивный термин, означающий отражения удара противника вратарем, – Прим.пер.)

– Вообще-то, по части захвата я не шутил. Я слышал, что на прошлой неделе аресты получились несколько грубыми.

Ник отмахнулся от его замечания:

– Во время арестов такое случается. Как ни парадоксально, обычно это не та ситуация, в которой людям удается сохранить лицо.

Дэвис изучал его проницательными серыми глазами.

– Абстрагироваться от работы под прикрытием всегда не просто, особенно от такой неприятной, как операция «Файвстар». Двадцати семи офицерам чикагской полиции предъявлены обвинения в коррупции – в каком-то смысле, это переворот. Ты проделал огромную работу, Ник. Сегодня утром мне звонил директор и поручил передать тебе его личные поздравления.

– Рад, что вы с директором довольны.

– Не могу удержаться, но думаю, аресты могли задеть тебя за живое, учитывая твою биографию.

Нику не обязательно говорить, что расследование задело его за живое, даже если это правда: разоблачение офицеров полиции – далеко не самое любимое развлечение. В венах Маккола текла кровь копа, в конце концов, до того, как перейти в ФБР, он и сам был офицером, шесть лет прослужившим в Департаменте полиции Нью-Йорка. Его отец отслужил в том же департаменте тридцать лет, прежде чем благополучно вышел на пенсию, и один из братьев Ника тоже был полицейским. Но двадцать семь офицеров полиции, арестованных им в пятницу, переступили черту. По его мнению, преступники с жетонами не достойны сочувствия.

– Они грязные копы, Майк. Для меня не составило никакой проблемы разобраться с ними, – признался Ник.

Дэвис выглядел удовлетворенным.

– Хорошо. Рад, что мы прояснили этот момент. И я видел, что ты подал заявление на короткий отпуск.

– Собираюсь на несколько дней наведаться в Нью-Йорк, сделать матери сюрприз. В это воскресенье ей исполняется шестьдесят, и моя семья хочет устроить большую вечеринку.

– Когда уезжаешь?

Ник почувствовал, что вопрос не так безобиден, как интонация, с которой Дэвис его задал.

– Сегодня вечером, а что? – с подозрением спросил Маккол.

– Что скажешь, если я попрошу тебя отложить поездку на пару дней?

– Скажу, что ты, очевидно, не знаешь мою мать. Если я не вернусь домой к этой вечеринке, тебе понадобится бульдозер, чтобы откопать меня из-под пластов вины, которые она на меня навалит.

Ответ Ника рассмешил Дэвиса:

– А тебе и не нужно пропускать праздник, ты по-прежнему можешь вовремя оказаться в Нью-Йорке. Скажем… Субботним вечером. Самое позднее, в воскресенье утром.

– Да ты шутишь! Учитывая, что я попросил всего-то два дня за последние шесть лет, думаю, мне этот отпуск, можно сказать, причитается.

Дэвис стал более серьезным.

– Знаю, что причитается, Ник. Поверь, я не попросил бы, не будь на то веской причины.

Ник удержался от своего фирменного саркастического ответа. Он уважал Дэвиса.

Они проработали бок обок уже шесть лет, и у Ника были все основания считать Дэвиса справедливым начальником и честным человеком. За все время работы в чикагском отделении ФБР, он никогда не слышал, чтобы Дэвис просил кого-то об одолжении. Что делало отказ практически невозможным.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.