Что-то с памятью моей стало

Осиновский Александр Дмитриевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Что-то с памятью моей стало (Осиновский Александр)

Александр Осиновский

ЧТО-ТО С ПАМЯТЬЮ МОЕЙ СТАЛО...

Романтическая история

Сильный ветер возник неожиданно, будто лопнул громадный пузырь безветрия, и из него вырвалась на свободу лавина свежего воздуха. Но ободряющая свежесть разливалась недолго, и прежняя духота снова завладела пространством.

Он поднял голову и стал всматриваться в безоблачное небо, голубизна которого была задернута знойной мглой. Эх, ткнуть бы в эту мглу пальцем, чтобы она прорвалась тоже и низвергла на него ниагарский воздухопад из верхних слоев атмосферы! Дойти бы поскорее до какой-либо воды... И ни души на узкой тропинке через необъятное поле зреющей пшеницы. Не с кем заговорить, не у кого спросить что-либо. Страшно ли ему? Да нет, страх пока еще не овладел его сознанием. Скорее некая странная умиротворенность грезилась ему наяву. А может, это продолжается его сон? И пробуждение наступит только когда он освежится прохладной водой?.. Но где же она, эта вода? И он ускорил шаги, хотя и без того шел достаточно быстро, так, что рубашка прилипла к взмокшей спине.

Но вот пшеничное поле оборвалось, открыв ему широкий простор заливного луга с рекой на переднем плане и сизой полоской леса вдалеке. Он обрадовался, что вода совсем близко под горой и сбежал вниз по некрутому склону, на ходу стягивая с себя рубашку. В прибрежных кустах разделся до- гола и ринулся в воду. Медленная, величавая река благосклонно приняла его молодое, сильное, красивое тело. И он энергично поплыл к другому берегу, восторженно фыркая. На середине реки оглянулся и увидел, что на берегу возле места, где он разделся, "нарисовалась" женская фигурка. Это и смутило и обрадовало его. И он поплыл обратно. А подплывая к берегу, крикнул весело:

- Девушка! Я совсем голый!

- Ну и что!?
- крикнула она в ответ тоже весело.
- Выходите, не стесняйтесь! Я повернусь к вам спиной!

- А если я на вас нападу?

- Не нападете! Мне кажется, вы на это не способны!

- Но ведь вы меня еще и не видели!

- Видела! Как вы сбегали с горки, раздеваясь на ходу!

- И этого вам оказалось достаточно, чтобы разглядеть во мне порядочного человека?

- Конечно! Я все-таки психоаналитик. Кроме того, умею защищаться!

- Вот как! Карате? Дзюдо? Самбо? Чем вы владеете?

- Это неважно! Важно, что умею.

- Ах вот оно что! Ну ладно, тогда отвернитесь.

Девушка отвернулась, парень выскочил из воды и быстро натянул на себя трусы и джинсы.

- Теперь можете повернуться.

Она повернулась и окинула его критическим взглядом.

- Ну вот, я не ошиблась! С такими атлетическими данными и с таким добродушным лицом человек никак не может оказаться насильником.

- Спасибо, - произнес он несколько смущенно, - вы тоже красивая девушка.
- А я вот вас и не заметил, когда спускался к реке.

- Ну, это понятно! Вы так неслись вниз! А я как раз шла вам наперерез, но была за кустами.

- Ну и прошли бы себе мимо.

- Нет, вы так красиво поплыли! Мне стало интересно, как быстро вы перемахнете реку. А вы вдруг повернули обратно. Я даже разочаровалась.

- Так ведь я же увидел вас, такую яркую в этой вашей длинной красно-синей юбке и ослепительно белой блузке. А кроме того, ваши длинные темные волосы отливали на солнце золотом. Мне и самому стало интересно!

- Красиво сказано! А вы всеми юбками заинтересовываетесь?

- Нет, только теми, что на таких тонких фигурках, как ваша!

Оба рассмеялись.

- Ну вот, обмен комплиментами состоялся, - сказала она.
- Теперь можно и познакомиться. Вы ведь явно не местный?

Парень на минуту задумался. Потом произнес тихо и грустно:

- Если бы я знал...

- Как это?
- удивилась она насмешливо.
- Вы не знаете, где находитесь? Что-то не верится.

- Я не знаю вообще ничего, что со мною связано. И самого себя тоже не помню.

Сказано это было с такой болью в голосе, что глаза у девушки неимоверно расширились, и она уже была готова поверить в такие странные признания.

- Но...как же так? Вы что, потеряли память?

- Да! Но не всю. Только про самого себя. Я вот не помню даже, как меня зовут...

Глубокий протяжный вздох вырвался из груди девушки.

- Вот это да!.. Не приходилось мне разговаривать с человеком, потерявшим самого себя.

А он смотрел на нее, виновато улыбаясь. Потом сказал:

- Давайте-ка присядем вон на ту корягу и поговорим, раз уж вы мною так заинтересовались. Может, вы, как психоаналитик, мне как-то поможете в себе разобраться.

- Ой, да ни какая я не психоаналитик! Школьная учительница я. Преподаю русский язык и литературу.

- Это тоже неплохо. Художественная литература учит многому.

- Слушайте! Я не понимаю, ваша речь никак не намекает на потерю памяти.

- Ну так я же потерял память только о себе самом! Очнулся вот в этом пшеничном поле, а как попал в него, не помню совершенно. Будто я только сегодня здесь и родился.

Девушка опять тяжко вздохнула.

- Мда-а-а! Ну и озадачили вы меня... На алкоголика вы не похожи, а в пшенице валялись ну точно как алкоголик.

- Да вот мне и самому кажется, что я не алкоголик. Может, меня какие-то злые люди мертвецки напоили, обобрали, да и бросили на произвол судьбы в этом поле.

- Так вы говорите, что даже имени своего не помните?

Теперь тяжко вздохнул он.

- Да! Ни имени своего, ни родителей, ни откуда я родом... Ничего не помню.

На некоторое время они умолкли, и сидя рядом на коряге, сосредоточенно смотрели себе пол ноги,. Потом она повернулась к нему лицом и строго спросила:

- А может быть, вы меня все-таки разыгрываете? А?

В ответ он грустно улыбнулся и сказал:

- Да нет, какой смысл мне вас разыгрывать?

- Ладно, поверю! И давайте все-таки познакомимся. Меня зовут Машей, а вас назовем, скажем, Ваней. Согласны?

- Конечно! Может, потом выяснится, что меня Иваном и зовут. Очень рад, Маша!

- Я тоже рада, что познакомилась с таким...интересным человеком. А память - она вернется! Непременно! Может, даже и я помогу тебе в этом.

- Спасибо, Маша! Ты прелестная девушка. Тебе хочется читать стихи.

- А их ты помнишь?

- Кажется, да! Вот попробую:

В те дни, когда душа трепещет

Избытком жизненных тревог,

В каких-то дальних сферах блещет

Мне твой, далекая, чертог...

Он мягко, бархатно продекламировал всё стихотворение. Маша слушала его с восхищением.

- Здорово, Ваня! Если не ошибаюсь, это Блок?

- Кажется, да. Как видишь, мне не во всем отшибло память.

- И эти стихи, как я понимаю, напоминают тебе твою конкретную женщину?

Иван пожал плечами.

- Если б я помнил...

- А... Ну да! Но мне еще показалось, что ты и петь можешь? У тебя такой поставленный голос!

- Не знаю. Надо попробовать.

И он запел негромко:

- Нiч яка мiсячна, зоряна, ясная!

Видно, хоч голки збирай.

Вийди, коханая, працею зморена,

Хоч на хвилиночку в гай...

Маша с открытым ртом и расширенными глазами потрясенно заглядывала ему в глаза.

- Замечательно! И такая песня!.. В ней столько нежности и тепла! Слушай, так ты, может, украинец?

Ваня снова пожал плечами:

- Может быть. А если я по-белорусски спою? Ты подумаешь, что я белорус?

- А что, спой!

- А что, и спою!

У суботу Янка еха ля ракi,

Пад вярбой Алёна мыла ручнiкi.

- Пакажы, Алена, броды земляку,

Дзе тут пераехаць на канi раку.

Эту песню Ваня тоже пропел всю до конца. Маша, ошеломленная красотой его голоса и исполнительским мастерством, глядела на него такими огромными бездонными глазами, что, как говорится, в них можно было утонуть. Он видел это, и сердце его сладостно сжималось.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.