Поцелуй для Джулии

Нилс Бетти

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Поцелуй для Джулии (Нилс Бетти)

Перевод осуществлен на сайте http://lady.webnice.ru

Переводчик: lisitza

Редакторы: gloomy glory, Talita

Обложка: Кристюша

Принять участие в работе Лиги переводчиков

http://lady.webnice.ru/forum/viewtopic.php?t=5151

Аннотация

Джулия любила свою работу секретаря в больнице «Сент-Браво» и пришла в ужас от вести о скорой отставке начальника. Его преемник, Саймон ван дер Дрисма, оказался моложе и энергичнее и нагрузку давал много большую – что можно было бы принять, называй он ее по имени, а не «мисс Бекуорт», да еще и таким холодным тоном! С самого начала у обоих сложилось превратное впечатление друг о друге. Как раскрыть правду?

Глава 1

Профессор Смит сидел за своим загроможденным столом, глядя поверх очков на девушку, устроившуюся напротив. Очень хорошенькую девушку – на самом деле профессор даже считал ее красивой, – с бронзовыми волосами, собранными в «хвост» на макушке, с очаровательным носиком, нежным ртом и большими зелеными глазами, обрамленными бронзовыми ресницами.

Она оторвала взгляд от своего блокнота и улыбнулась.

Профессор снял очки, протер их, снова надел, прошелся ладонью по венчику седых волос, окружающих лысину, и подергал за свою козлиную бородку.

– У меня для тебя сюрприз, Джулия.

В ответ на внезапно резкий взгляд подчиненной он добавил:

– Нет, нет, тебя не увольняют. Это я ухожу в конце недели. Правда, я собирался подвести к этому помягче…

– Вы больны, – тут же отозвалась она. – Должно быть, в этом причина. Иначе никто вас не отпустит, сэр.

– Да, я болен. К постели, конечно, не прикован, но похоже, мне пора без промедлений переходить к спокойной жизни. – Смит вздохнул. – Я буду скучать по этому месту и по тебе, Джулия. Сколько ты у меня работаешь?

– Три года. Я тоже буду по вас скучать, профессор.

– Хочешь знать свою дальнейшую судьбу? – спросил он.

– Да… Да, пожалуйста.

– Я передаю дела профессору ван дер Дрисма – он голландец и весьма уважаем в нашей области медицины. В основном работает в Лейдене, но какое-то время проводит и здесь, в Бирмингеме и Эдинбурге. То, что ему неизвестно о гематологии, с трудом уместилось бы на конце булавки. – Профессор Смит улыбнулся. – Мне ли не знать – он работал у меня интерном в Эдинбурге. Я передаю профессору и тебя, Джулия. Поможешь ему встать на ноги, удостоверишься, что он в курсе, куда идти, займешься его назначениями и так далее. Возражения?

– Нет, сэр. Мне правда жаль, что вы уходите, но я сделаю все возможное, чтобы помочь профессору Как-там-его.

Смит снова вздохнул:

– Ну вот и все. Что там с миссис Коллинс? Удалось найти для меня ее старые записи?

Джулия подвинула папку к нему чуть ближе:

– Они очень давние.

– Да, крайне интересный случай. Я прочту их, а потом попрошу тебя сделать для меня конспект. – Профессор бросил бумаги на стол перед собой. – Здесь не было отчета, которым мне следовало бы заняться?

Джулия встала – высокая, великолепно сложенная и невозмутимая.

– Вот он, у вас под локтем, сэр.

Она выловила бумагу и сунула профессору под нос.

Вскоре он ушел к своим пациентам, а Джулия взялась за дело. Работа секретаря при столь важной персоне, как профессор Смит, не позволяла бездельничать. Собственные тревоги по поводу его ухода и перспективы работать на иностранца, который может ее не одобрить, следовало отложить до вечера.

В тот день профессор Смит больше не возвращался к теме своей отставки. Джулия взяла продиктованные им письма и ушла к себе в комнатку, примыкавшую к кабинету начальника. Разбирала перепутанные записи, отвечала на телефонные звонки и сдерживала всех, кто грозился потратить драгоценное время доктора. «Обычный день», – размышляла Джулия, наконец пожелав ему спокойной ночи и выйдя на заполненную людьми улицу.

Стоял конец сентября, и вечерний сумрак уже набросил приятную вуаль на тусклые ряды невысоких домов и ветхих магазинчиков, окружавших больницу. Джулия вдохнула несвежий воздух и направилась к очереди на свой автобус.

Клиника «Сент-Браво» располагалась в Шордиче, в уродливом здании с долгой историей и великолепной репутацией. А так как жила Джулия близ Виктория-парка, поездка на автобусе не заняла много времени.

Джулия прошагала вдоль улочки, обрамленной красными кирпичными домами с террасами, завернула за угол, миновала короткий проезд, который вел в солидный викторианский особняк, и вошла через заднюю дверь. В широкой старомодной кухне у стола стоял пожилой мужчина, нарезая хлеб и масло.

Джулия сняла жакет.

– Здравствуй, Ласкомб. Как приятно быть дома. День выдался долгий.

– В понедельник всегда так, мисс Джулия. Ваша ма в гостиной. Через пару минут я принесу чай.

Проходя мимо Ласкомба, Джулия взяла ломтик хлеба с маслом и сунула в рот.

– Я скоро подойду и помогу тебе с ужином. Есть что-нибудь вкусное? На обед была солонина с готовой картошкой.

– Будут такие же вкусные макароны с сыром, как всегда. А вы займетесь десертом.

Она вышла из кухни, пересекла холл и открыла дверь в комнату с другой стороны дома. Миссис Бекуорт сидела у стола и писала, но заслышав звук шагов, отодвинула бумаги.

– Здравствуй, милая. Ты рано, как хорошо. Мне до смерти хочется чашечку чая…

– Ласкомб уже несет. – Джулия села возле матери. – Не могу себе представить жизнь без него, а ты, мама?

– Нет, дорогая. Я проверяла счета. Думаешь, мы сможем купить Эсме ту хоккейную клюшку, которую она, по ее словам, просто обязана заполучить? Полагаю, твоя уже совсем старая.

Джулия задумалась.

– Я получила свою клюшку на пятнадцатилетие, то есть, почти двенадцать лет назад. Давай купим.

– Джулия, ты должна наслаждаться жизнью, – вдруг начала мать, – найти мужа…

– Мамочка, я подожду, пока он сам меня найдет. Я счастлива в «Сент-Браво». Профессор Смит очень мил. – Джулия заколебалась. – В конце недели он уходит – плохо себя чувствует. Меня переводят к его преемнику – голландцу с именем, которое невозможно запомнить.

– Ты не против?

– Я буду скучать по профессору Смиту, он милый старик, но нет – не против.

Она подумала, что возражала бы, если бы ей сказали, мол, ее услуги больше не понадобятся. Без зарплаты Джулии семье не справиться.

Вошел Ласкомб с чаем, и они заговорили о другом: о Майкле – ее старшем брате, работавшем стажером в бирмингемской больнице; о Дэвиде, изучавшем древнюю историю в Кембридже и намеревавшемся стать учителем, и об Эсме – младшей в семье, четырнадцатилетней ученице местной средней школы.

– Где она, кстати? – спросила Джулия.

– Пьет чай у Томпсонов. Обещала вернуться к половине седьмого. Сын Томпсонов ее проводит.

Она заглянула в пустой чайник.

– Ладно, тогда я пойду и приготовлю пудинг.

– Это было бы чудесно, дорогая. Эсме забегала домой по дороге из школы и взяла с собой Блотто. Томпсоны не возражают.

– Хорошо. Позже я выведу его в парк.

Мать нахмурилась:

– Мне не нравится, когда ты выходишь в темноте.

– Я буду не одна, дорогая, со мной Блотто. – Джулия широко улыбнулась. – И потом, меня вряд ли можно назвать хрупким цветочком, правда?

Она была на кухне, когда вернулась Эсме, приведя с собой Фредди Томпсона и Блотто – пса смешанных кровей с длинным болтающимся хвостом и грубой шерстью. Громадный, по характеру он напоминал ягненка. Хотя, как говорила Джулия, какая разница, если на вид он – сама свирепость?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.