Сладостно и почетно

Мадоши Варвара

Серия: Радужные рассказы [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сладостно и почетно (Мадоши Варвара)

Рассвет разбавил кровью льнувший к земле туман, и скалы вынырнули из этой розовой мути внезапно, будто Чиан Малик и не ездил тут десять лет назад, не помнил эту землю, как тыльную сторону ладони.

Он осадил Звездочку и спрыгнул: мягкие карульи лапы годились только, чтобы мять степную траву или рассекать холодные волны. Колкий щебень их поранит, твердый камень сотрет.

Аликан поравнялся с ним, но спешиваться не стал. Видно, ему нравилось смотреть на сводного брата сверху. Или поломанные, плохо сросшиеся ноги опять ныли от утренней прохлады, и он не хотел давать им нагрузку — кто его разберет? Пусть себе.

— Вроде там где-то упало… — проговорил Аликан нерешительно.

Облизнул губы.

— Ну так пойдем разберемся, — дернул плечом Чиан, и махнул рукой, подзывая остальных.

Аликан все-таки спешился и нарочно начал звенеть и трещать амулетами, пропуская Чиана и воинов, Тотугу и Лавию, вперед. Шаман, что с него взять. Знает, что Чиан не посмеет упрекнуть его в трусости, и делает, что хочет.

Чиан погладил Звездочку по морде, шепнул «Жди» и пошел вперед, ровным, размеренным шагом. Проклятая скальная земля, на которую предки заповедали не ступать людям Талиса, даже через подошвы холодила. Так и казалось — примерзнет.

Сразу захотелось вернуться: не из робости, а оттого, что навалилась глубокая обреченность, словно перед битвой, когда противников вдесятеро больше. «Судьба, — понял Чиан. — Шагну дальше — буду проклят».

Он шагнул, конечно.

Тут же вспыхнуло, так, словно огнедышащее солнце выкатилось из-за горизонта до срока и упало на землю, разметав скалы. Четверка талисцев отшатнулась, закрывая глаза.

— Предки карают! — вскрикнул Лавия. — Вождь!..

Но Чиан уже разлепил сплавившиеся веки и торопливо моргал, чувствуя, что, цел и невредим вопреки всему.

— Не думаю, что это предки, — хрипло, надтреснуто сказал Аликан. — Не похожи.

Тогда зрение вернулось и к самому Чиану, и он смог разглядеть их: три фигуры в белом посреди прохода между двумя бугристыми, уродливыми скалами.

В середине — женщина невиданной красы, такой, что заря над океаном блекла в сравнении с нею.

«То ли смерть моя, то ли богиня», — сразу же понял Чиан.

* * *

В кают-компании к исходу третьего часа совещания уже лом бы стоял, как говорила грубоватая катеринина бабушка-монтажник.

— Да черт возьми! — Тим хлопнул по столу (полетели в стороны карбоновые листы, мягко спланировали на стол, а некоторые — на ковер). — Да не поверю я, что нельзя им заплатить, и они…

— Общинно-племенной строй, — напомнила Ильза, ксенобиолог, лежа головой на скрещенных руках. — Анимизм. Цельное, незамутненное сознание.

Она так лежала уже примерно час, время от времени подавая реплики. Старик, который обычно очень строго относился к дисциплине, не делал ей выговор.

Разброд и шатание достигали опасных пределов. Даже Люк не тупил, глядя в пространство, как обычно, а достал планшет и мастерил очередной свой виртуальный сад. Аспи, что с него возьмешь. Вот бы сейчас достать плазмовик и начать его собирать-разбирать…

То-то бы все сразу стали тихими и разумными, любо-дорого глядеть!

— Итак, — хмуро проговорил Старик, и тут же воцарилась тишина (его еще уважали). — У нас два варианта. Либо мы разносим замок по… камушку. Либо мы договариваемся с карулами….

— Талисцами, — подсказала Ильза, не поднимая головы. — Карулы — это их ездовые звери и тотемные животные.

— Талисцами. Чтобы они выкупили у обитателей крепости запасные детали и передатчик. Либо… — он обвел кают-компанию взглядом, — мы гнием тут на орбите.

— По камушку? — брызнул слюной Тим. — Статут нарушать? И если какая-то сволочь проговорится, или вы плохо затрете данные из черного ящика, пойдем под суд? Жизни-то нашей они не угрожают. Нет уж!

— Вы не полагаетесь на освященный временем и традициями межзвездного флота принцип круговой поруки? — приподнял брови Бес, старпом.

— Не полагаюсь, — качнул головой Тим.

— Да о чем вы! — взвился Стюарт, до этого почти постоянно молчавший. — Это аморально!

— Тшшш, — Катерина положила руку ему на плечо. — Спокойно.

Сама она была согласно с Тимом. Не могла вот за здорово живешь поверить, что двадцать человек смолчат. А Катерина — старший офицер безопасности (потому что единственный на двадцать человек), точно так же как Тим — инженер и оружейник. Отвечать в первую очередь им и капитану с Бесом. Остальные в случае чего могут вообще отделаться штрафом.

Пусть лучше дикари эти гнут спины или хоть штурмом замок берут.

Старик посмотрел на нее так, словно прочитал мысли. А что, запросто. В капитаны часто идут эмпаты, а где эмпатия — там и… Но, конечно, в точности психопрофили экипажа не знает никто, кроме Ильзы и самого Старика. А они не скажут.

— Ваши мнения я выслушал, — не хлопнул, положил ладонь на стол. — Решение принято. Начинаем переговоры с талисцами.

И точно: на переговоры капитан послал Беса, Ильзу и ее. Как самых практичных, видимо. Инструкции лично Катерина получила недвусмысленные.

* * *

У Чиана перед глазами белый свет смешался с черным.

Вождь должен всегда владеть собой. Но морок не спрашивал.

Думать он не мешал, конечно. Чиан ни на миг не забывал, что за ним стоит его племя, и что он не должен его подвести. Но почему-то сложилось, повелось, будто попутный ветер в парус у древних: вот оно! Опять пришли люди со звезд, как в старых легендах. Теперь все сложится правильно. Они отвоюют перешеек и смогут вновь идти Путем, ничего не боясь.

Они опять построят корабли и будут ходить по морю.

Все это были правильные мысли, достойные вождя. Даже Аликан согласился (хотя, наверное, до сих пор считает, что из него был бы лучший вождь, чем из Чиана).

А от неправильных в горле начинало урчать.

Сколько же от них было шума!

Одежда шуршащая. Пряжки какие-то. Шагали они по степи, не чувствуя земли, проминали ее тяжелыми ногами. И все, казалось, проминалось под них, сияющих и прекрасных. Создания из легенд. Не боятся никого и ничего. Не для моря созданы — для суши. Где талисцам тягаться.

Она же была лучше всех.

* * *

Катерина всегда предпочитала кошкам собак. Может быть, поэтому аборигены ей не глянулись, хотя они больше напоминали не кошек, а выдр. Высокие, гибкие, как будто совсем без костей. Шерсти на лице и руках, правда, нет, зато все остальное тело в зарослях — можно одежду не носить.

Но носят. Причем отнюдь не символическую. И штаны (это, видно, оттого, что не слазят со своих неуклюжих горбатых зверюг — кто захочет сесть на этакую пакость голым задом?), и перевязи с оружием, и расшитые рубахи, и куртки. Женщины — сарафаны и просторные платья, цельнокроеные.

Глаза карие, чуть навыкате. Нечеловеческие, но выразительные. И мимика очень живая, на человеческую похожа. От этого кажется все время, что кривляются, будто клоуны.

Особенно пялился на нее их вождь, Чиан-как-его-там. Вообще глаз не сводил.

Звериные такие глазки, сплошные, блестят, как коричневый авантюрин. Зрение у них, кстати, бинокулярное, как у приматов.

Катерина, конечно, читала отчет об этой планете, подшитой разведывательной экспедицией к лоции лет этак сто с гаком назад. Тогда исследовательской группе планета показалась неинтересной (сплошные океаны, россыпи островов, никаких полезных ископаемых, население на уровне «топоры и луки», только совсем на юге строят города). В этом отчете не было главного: схемы анатомического строения аборигенов с болевыми точками.

Пригодилось бы.

* * *

Чиан отправил Лавию гонцом, поэтому в селение входили с почестями.

Объясняться было тяжело: люди со звезд говорили на талисском языке еле-еле, а между собой перекликались по-птичьи, жалобно так. Ну или Чиану казалось.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.