Принц в квадрате

Плотников Сергей Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Принц в квадрате (Плотников Сергей)

Часть 1. Трудно быть мамой

Здравствуйте, будущие читатели этого мерзкого опуса. Меня зовут Светлана Бородина, я ненавижу себя и собственное имя. А больше всего ненавижу свое чадо, которому обязана этой книгой.

Итак, начнем. Согласно распространенному формату я должна бы сейчас назвать свой возраст и профессию, кратко описать внешность, отчитаться о зарплате, образе жизни и семейном состоянии, пожаловаться на кризис, мужа и сломанную стиральную машину. Но у вас все или так же — тогда вам это уже осточертело, или хуже, и тогда вам завидно, или лучше, и тогда вам это просто не интересно. Поэтому начну сразу с момента, когда мы с моей шестилетней дочерью Ольгой пробирались по узкой тропинке мимо пряно пахнущих зарослей каких-то непонятных лесных трав и мимо еще более непонятных деревьев (хотя нет, сосны и ели я узнавала более-менее точно). Мне было жарко, душно, за шиворот сыпалась всякая пакость, а Оля, по всей видимости, от души наслаждалась прогулкой.

— Ма-ам, а мы точно сейчас к дому выйдем? — спросил противный ребенок.

— Дальше ЛЭП не уйдем, — мне не хотелось признаваться ей, что я заблудилась. — В крайнем случае, выйдем в волшебную страну.

— Правда? — обрадовалось чадо.

— Не знаю, — честно ответила я. — Вообще-то, в самой волшебной стране мы с тобой и так живем. Но некоторая вероятность встретить единорога все-таки есть.

По скромным прикидкам, шанс один на миллион, но я была готова обмануть девочку как угодно, лишь бы не ныла. Я уже говорила, что я сухая, холодная женщина, и за материнским инстинктом — это не ко мне? Так, теперь точно сказала, идем дальше.

И мы шли. Мимо редких прогалин, испятнанным золотым и серебряным, мимо земляничных листьев и поваленных деревьев, затянутых мхом, мимо мелкой лесной поросли, мимо разлапистых елей, с которых свисали серые бороды лохматой паутины. А потом мы вывернули на поляну, которой я совершенно не помнила. Но добро бы только это.

Поляна, как оказалось, заканчивалась крутым обрывом. Под обрывом внизу — и довольно далеко внизу — тянулись холмистые поля, поросшие густой травой. Ни малейших следов железной дороги — срыли, наверное. На горизонте я увидела высокие синие горы, которых на карте Московской области не припомню. Между снеговыми вершинами сияла радуга.

Километрах в трех-четырех от нас, к востоку, возвышался замок приблизительно романского периода, этак века тринадцатого, типичной для Луары архитектуры. Только вот не серый, а снежно-белый, словно сложенный из известняка (привет, новгородские терема!) с разноцветными окнами. На лугу прямо под нами паслось стадо лошадей, и у некоторых на мордах виднелись рога.

Обалдеть.

Цензурных слов у меня не осталось, так что я просто стояла, открыв рот.

— Ура, — сказало чадо. — Вот и пришли. Мам, а можно я покатаюсь на единороге?

— Отчего нет? — сказала я, машинально соображая, что вряд ли Оля успела потерять девственность. Хотя с нынешней молодежью… — Но будь осторожна, удар копыта лошади сравним с ударом бампером автомобиля.

— Ага, — кивнуло дитя и начало деловито спускаться с тропы.

Больше всего меня удивило, что Оля совсем не удивилась. Я-то думала, она уже не верит в Деда Мороза… Впрочем, я никогда и не притворялась, что хорошо знаю свою дочь.

Я огляделась вокруг. Позади никакой тропинки не было, будто и не шли мы по ней только что: дорогу назад перегораживал мрачный бурелом, до того густой и непроходимый, что потребовал бы бульдозера для разбора. Мессидж яснее ясного: оставайтесь, гости дорогие, вам тут рады. Возможно, в качестве ужина?

Все окружающее больше всего походило на обыкновенный параллельный мир на основе меча и магии. Интересно, тут такие попаданцы, как мы, система или исключение? Если учитывать количество литературы на эту тему, скорее, система.

— Боже, как банально… — пробормотала я, и поспешила по тропинке вниз, за ребенком.

* * *

Единорогов она не догнала: при ее приближении они сразу же собрались в табун и отбежали чуть ли не на полкилометра. Умные звери, знают, кого надо опасаться. Посему Ольга очень расстроилась, но ненадолго: она уже возилась в зарослях вполне городского репейника и полыни, где, оказывается, обнаружила дырку, которую обозвала лисьей норой. Я не стала с ней спорить — лисья, так лисья. Чаще всего с ребенком легче согласиться, чем переубеждать. Пока чадо прыгало туда сюда, раскачивало головки иван-чая и упоенно зазывало говорящих животных, можно сразу Аслана, я лихорадочно вспоминала справочную литературу и прикидывала наши шансы выбраться относительно живыми, невредимыми и вовремя к ужину. Или хотя бы к первому сентября — ребенку в школу идти.

Ничего-то у меня толком не вытанцовывалось: время в волшебной стране могло течь непредсказуемо. Впрочем, детские сказки всегда давали ребенку шанс вернуться так, чтобы не слишком травмировать родителей, так что надежда есть… С другой стороны, вспомнить «Питера Пэна»…

Я как раз проклинала свою общую начитанность и уровень интеллекта (мой дорогой муж, не сомневаюсь, уже просто попер бы вперед, как танк, попутно снеся замок на холме и раскопав пару-тройку проходов в параллельные галактики), как тут обнаружила, что несносная девчонка дергает меня за край клетчатой рубашки. Толстощекая мордашка уже чем-то перемазалась.

— Ма-ам, а ма-ам! — осчастливило меня чадо новой идеей. — Пошли искать волшебника!

— Какого волшебника? — спросила я.

— Как какого? Мы же в волшебной стране, значит, тут должен быть волшебник. Как Гудвин или Гэндальф.

Я обдумала предложение. Ну что ж, за неимением лучшего можно принять и этот план. Пока мы не повстречаем первый отряд стражи местного барона (это его замок, надо думать?) и они нас не завернут за неприличный внешний вид и явно плебейское происхождение. Тогда будем мы кухонными рабынями следующие сто страниц неведомой книжки. Обнадеживающая перспектива.

— Договорились, — сказала я. — Пошли искать волшебника.

— Ура! — дитя захлопало в ладоши. — Пошли! Он живет в замке, да, мам?

— Скорее всего, он живет в мрачной полуразваливающейся башне, — заметила я. — А в замке живет прекрасный и благородный рыцарь. Или принцесса. Ты кого больше хочешь, рыцаря или принцессу?

Ребенок честно призадумался.

— Я обед хочу!

Зато честно.

— Давай искать по дороге грибы? — я ляпнула первое, что пришло на ум, но тут же пожалела об этом.

— Ура! Давай! — обрадовалась Ольга. И тут же побежала впереди меня по той самой тропинке, по которой мы спустились с холма. — Мам, а грибы можно выследить по запаху?

— Можно, если ты кабан.

— А давай превратимся в кабанов?

А ведь я бы и сама, пожалуй, поела. Вышли мы из дома давно, по дороге не перекусывали. Хотя Оля могла бы про еду и не вспомнить: выплеск адреналина, по идее, должен был приглушить аппетит. Я всегда говорила, что дети — это главное мировое зло.

* * *

— Мама, мама, посмотри какой гриб! Это же подосиновик, правда, правда?!

— Правда, доча, правда. Давай его сюда.

— Мама, а мы что с грибами сделаем?

— Суп сварим, вкусный.

Ага. Только сначала дойдем, наконец, до человеческого жилья и там попросим котелок, воды, хлеба, соли, петрушки, укропа, морковки… Забесплатно, конечно — что-то сомневаюсь, что тут принимают наши бумажные деньги. До ближайшего отделения банка, где я смогу обналичить кредитку, идти, если по канону, за тридевять земель. Хорошая цель для прогулки… оптимистичная и достижимая, самое главное.

— Ну мааа-ам, а когда мы будем суп делать?

Ну и что мне ответить?

— Вот найдем котелок, сложим костерок, и сварим.

— Правда?

— Правда, правда…

Очередной березовый перелесок закончился, и перед нами открылся новый луг — такой же неправдоподобно зеленый, шестой или седьмой по счету. А шагах в ста от нас, красиво изгибаясь арочным пролетом, упиралась в землю чисто-спектральными полосами великолепная радуга. Я сухая и холодная женщина, но чувство прекрасного мне не чуждо. Пока я пялилась на этот оптический эффект, моя доченька, что б ей пусто было, подбежала к самой радуге, и уже активно возилась в траве.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.