Гексаграмма

Мадоши Варвара

Серия: Стальной алхимик [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Гексаграмма (Мадоши Варвара)

Часть I. Высокий блондин с личной охраной

История 1. Ана

В аместрийском языке слово для пустыни одно, но лиц у пустыни множество. Каменные уступы, каньоны и террасы в полосах многолетних минеральных отложений — жилища недобрых богов посреди бесконечных растрескавшихся равнин. Ряды барханов, уходящие за горизонт — золотые моря. Ледяные лабиринты, где между зелеными и синими глыбами прессованного снега демоны холода и ночи охотятся равно на осторожных и беспечных путников.

Великая Пустыня между Аместрис и Ксерксом начиналась у северного моря, как скрепленные льдом скалы, и продолжалась на юг бесконечным песчаным полем. Она стала пустыней недавно — по космическим меркам. Всего несколько веков назад здесь жили люди: постигали мир, растили детей, зарабатывали деньги.

Путешественникам из Аместрис было в руинах не по себе.

Алхимики точно знают: со смертью тела душа не исчезает бесследно. Эдвард Элрик, знаменитый Стальной, который получил титул государственного алхимика в двенадцать лет — и отказался от него в шестнадцать — случалось, говорил: «Безбожные ученые ближе к богу». Ирония судьбы. Наука доказывает то, к чему религия боится приблизиться.

И все равно вопросы остаются.

— Жутковатое местечко, — заметил Джерсо, подходя к облюбованному странниками пятачку и вываливая на пол сухие стебли. — Наш проводник говорит, пустынная лоза долго горит. Можно костер развести.

— Здорово, — согласился Альфонс Элрик, для друзей Ал, — тоже алхимик, но, в отличие от своего старшего брата, мало кому известный.

Он помешивал кашу над примусом и слегка волновался: не подгорит ли?

— Почему жутковатое?

— Занпано поднял голову от книги (насколько знал Альфонс, какой-то детектив). Поправил очки.

— Хрен знает, — Джерсо передернул под «пустынным плащом» могучими плечами. — Как будто призраки…

— Я думал, ты не суеверен, — пробурчал Занпано, не отрываясь от книжки.

— Да ну тебя, — отмахнулся Джерсо. — Не суеверен… станешь тут…

Джерсо хотел что-то добавить, но покосился на проводника — невзрачного усатого коротышку, возившимся поодаль с мулами — и промолчал.

Наступала ночь. Высокие колонны, обломки стен и ступени понемногу откусывала темнота. Журчала вода, падавшая из ржавой трубы в выщербленный мраморный бассейн.

Свистел в пустыне ветер; над огоньком маленького примуса нависало высокое многозвездное небо.

Четыреста лет назад здесь было великое государство. Потом его место заняла пустыня.

Десять лет назад сюда пришли беженцы, спасаясь от войны. Потом и они покинули эти места.

Возможно, еще через пару лет в старый Ксеркс доберутся киношники — если отношения с Сином потеплеют. А вскоре не будет уже никого — все занесет песком.

— Станешь тут суеверным, — повторил Джерсо, садясь и поддергивая брюки, хотя стрелок на них сроду не водилось. Последний год он работал охранником в банке, привык к костюму. — Когда знаешь… — он оглянулся и понизил голос, — как они умерли.

— Или как они не умерли, — заметил Альфонс Элрик, снимая кастрюльку с примуса. — Ну-ка, попробуйте.

— Очень даже.

— Вкусно, — подтвердил Зампано, облизывая свою ложку. — Что ты хочешь сказать — «не умерли»?

— Я хочу сказать, — Ал говорил, понизив голос, — что души этих людей вошли в состав двух философских камней. Так что призраков тут быть не может.

Джерсо и Зампано переглянулись.

— Говори что хочешь, но мое звериное чутье… — начал упрямо Джерсо.

— Господин Чжи, — крикнул Ал. — Что вы возитесь? Идите ужинать.

— Одну минуту, — откликнулся Чжи суховатым голосом. — Здесь призраки бывают. Амулеты надо развесить.

Трое путников переглянулись.

— Вот! — Джерсо поднял толстый палец. — А я что говорил?

* * *

Перегорел короткий закат; ночь накрыла небо над пустыней издырявленной звездами шкурой. Всхрапывали у поилки мулы: они спали лежа, как в конюшне — привыкли.

Спал Джерсо, забыв о призраках и о «зверином чутье» — широко развалившись и выставив огромный жабий живот.

Спал Зампано, положив голову на скрещенные руки.

Бодрствовал только Ал Элрик.

Отчасти потому, что была его очередь караулить. Проводник уверял, что кроме змей и скорпионов здесь опасаться некого — а от них помогает волосяная веревка, разложенная вокруг спящих. Но и Альфонс, и химеры, не сговариваясь, решили выставлять охрану.

Пустыня молчала; призраки не появлялись. Зато в голову одна за другой приходили мысли — причудливые, словно океанские рыбы. Звезды над головой казались ярче и ближе, чем на острове, где они с братом месяц жили в детстве.

Интересно, а обереги помогают от привидений?..

Альфонс нащупал в кармане кусок металла, который Уинри сунула ему с собой «на удачу».

Нет, обереги не могут помочь; обереги нужны только людям.

Проснулся проводник. Долго возился, ворочался в своем спальном мешке, потом вылез, сел рядом с Альфонсом, набил трубку.

— Не холодно, юноша? — спросил он.

Проводнику не спалось и хотелось поговорить.

— Я закаленный, — пожал плечами Альфонс. — Если не затруднит, расскажите что-нибудь о Сине?

— О Сине? — Чжи скосил на него недоверчивый взгляд. — Едете в страну, а ничего о ней не знаете?

— Почему, знаю, — не согласился Альфонс. — Но ничего кроме старых книг, слухов, газетных статей… вы знаете больше. Вот про императора…

— Что про императора? — вздохнул проводник. — Император молодой, но за вожжи взялся крепко… Вон, тайную полицию создал.

Говорят, он в нее не людей набрал, а злых духов. Мысли читают, проступки вынюхивают… Говорят, казни будут. Или мятеж.

— А вы как думаете?

— Ну, что я думаю… Есть один из старших принцев, Юдэн Ликай [1] . Сильный клан, земель много… Хитрец, каких мало. Старый император его любил. Сейчас он с нынешним императором союз заключил, но кто его знает, как все повернется. За другим принцем, Ченьюем Бо, большие деньги стоят, банки… А император, да воссияет над ним, когда еще принцем был, собрал вокруг себя малые кланы — Чань вот его поддержали… — проводник начал раскуривать. — Сказать, не сказать?

— Я уже забыл, что вы сейчас скажете, — дипломатично заметил Ал.

— А, ладно! Я человек рисковый. Яо — они всегда темными делами ворочали, что при старом императоре, что при новом… Не знаю, удержат они власть или не удержат, но шороху немало будет, помяните мое слово. А мне что? Мы люди маленькие. Водим тихонько свои маршруты…

Проснулся, шумно всхрапнув напоследок, Джерсо. Долго возился, выпутываясь из спальника, фыркал, умываясь ледяной водой. Потом подошел сменить Ала.

— Призраков видел? — спросил он деловито.

— Ни одного, — покачал головой Альфонс. — Наверное, они нас испугались. Столько народу!

Проводник хмыкнул и выпустил кольцо дыма.

Ал улыбнулся. Он не мог заставить себя бояться привидений.

А вот вести о Лине Яо его встревожили. Мало ли, с чем он официально выступает по аместрийскому радио; если в стране в самом деле свирепствует тайная полиция, не проще миновать Син стороной?

Но как же письма? И обещания?

* * *

Альфонс Элрик спал. Ему снились пустынные улицы, одинаковые квадратные дома с плоскими крышами; люди, одетые, словно ишвариты, с белой, как у аместрийцев, кожей и золотыми волосами. Широко раскрытыми ястребино-желтыми глазами хозяева его сна — мужчины, женщины и дети — смотрели в безоблачное синее небо. Все они были мертвы.

Алу снилось, как он идет по этим улицам под палящим солнцем и ищет воду. Он знает, что если напоить горожан, они проснутся. Тут есть вода, он точно знает, точно помнит это. Но фонтан с одинокой струей журчит где-то за домами, под аркой, вон в том тупике, вон за тем домом, и никак не находится.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.