Намеренное зло

Смирнова Ольга Викторовна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Annotation

Когда Лера выходила замуж, она была уверена, что одним махом избавится от всех своих проблем. Но она ошиблась. Старые проблемы никуда не делись, более того - к ним прибавились новые. И главная из них - никому нельзя верить. Особенно своему мужу.

Смирнова Ольга Викторовна

Глава 1. Об издержках хобби и работы.

Глава 2. О преимуществах и недостатках брака по расчёту.

Глава 3. О трудном начале семейной жизни.

Глава 4. Об извращённой логике волшебников.

Глава 5. О двойном дне того, что на первый взгляд кажется выгодным.

Глава 6. О точке невозвращения.

Глава 7. О неприятных открытиях.

Глава 8. Об ожидаемых неожиданностях.

Глава 8. О последствиях.

Смирнова Ольга Викторовна

Намеренное зло

Глава 1. Об издержках хобби и работы.

Утро вышло настолько непримечательным, что Лера даже удивилась. Никто не ломился в заднюю дверь, как обычно бывало, с нескромными предложениями. Никто не подсовывал анонимных записок. Никто не пытался вызнать нахрапом нужную информацию. Никто не пытался её похитить. Прямо-таки неприличное спокойствие. Лениво гоняя по тарелке последний кусок запеканки, Лера гадала, чем вызвано затишье. Грядущей бурей? Или народ резко поднабрался сил и в дополнительных бонусах не нуждается? А может, у всех деньги закончились? Ни один вариант ей не нравился.

Лера сердито ткнула вилкой в запеканку и промазала. Премерзко скрежетнув, вилка скользнула по тарелке и упала на пол. Кто-то должен прийти - так, кажется, человеческие приметы гласят? Уточнить бы, кто именно, а также сроки, а то гости тоже разные бывают. От некоторых и дверь на засов (волшебный и не только) запереть не грех.

Ладно, гости или как, но дела не ждут, - Лера встала из-за стола и наклонилась было за вилкой, но на полпути передумала - до вечера полежит. Кинув тарелку в раковину, она вышла во дворик, потянулась и с наслаждением подставила лицо солнечным лучам, пообещав себе побольше бывать на свежем воздухе. Хотя какой свежий воздух может быть в городе! Пусть она и живёт на окраине, в собственном домишке, но и сюда добрались автомобили.

К дому её прилагался небольшой дворик, за которым до недавних пор Лера ухаживала по мере сил и возможностей: разбивала клумбы - на которых упорно не желали распускаться даже самые неприхотливые цветы; "красиво" подрезала кусты - которые как назло за пару месяцев разрастались до невероятных размеров и лезли из-за забора на улицу, как тесто из кастрюли; даже пыталась устроить небольшой прудик - вышла лужа, обложенная по периметру разномастными камнями. И вот однажды, оглядев это великолепие, Лера признала - таланта к садово-огородным делам у нее нет. Обделили боги. Но она была не в обиде - жива, и то спасибо огромное. С тех пор траву и кусты в её садике подрезал соседский мальчишка за небольшое одолжение - солнечную погоду на пару часиков. Уж в чём-чём, а в погоде Лера толк знала. От цветов пришлось отказаться вообще, а пруд-лужу торжественно закидать землей. Вышло мокро, грязно и хлюпающе, но ведь вышло! Хоть что-то...

В итоге, под единственным раскидистым (а точнее будет сказать - единственным выжившим после того, как Лера окончила курсы фигурной стрижки деревьев и кустов) деревом на участке можно было присесть, отдохнуть и попить чайку в хорошую погоду. Записываясь на эти самые курсы, она поставила перед собой достойную цель - привести участок в относительный порядок, применив так называемый "творческий подход". Однако не учла, что не все деревья и кусты могут быть "облагорожены". А может, просто не желала об этом не думать. Ей казалось, что упорство в достижении цели сметет с пути мелкие преграды. Лера обзавелась инструментами вроде садового ножа, триммера, пилы и так далее, и справедливости ради надо отметить, что на курсах-то орудовала ими с завидной легкостью, но...

Может, ей упорства не хватило, а может, творческой жилки для "творческого подхода". Или растения оказались уж совсем к стрижке непригодные, а может, их уговаривать нужно было. Как бы то ни было, пытаясь добиться совершенства, Лера кусты искромсала практически под корень, а деревья... их пришлось спиливать, потому что смотреть на безумное творение рук своих не вздрагивая волшебница была не в силах.

Спустя год кусты выросли вновь, и эксперименты можно было бы продолжить, но Лера к тому времени растеряла и желание, и пыл, и веру в собственные садовые таланты и предоставила кустам расти как вздумается. Однако деятельная натура не давала ей жить спокойно. Перестав мучить флору, Лера принялась оснащать дворик скамейками, дорожками, столиками и чудовищными фигурками гномиков, глаза которых отчего-то вспыхивали в темноте. По ночам Лерин садик представлял собой зрелище не для слабонервных.

...Выйдя во двор, Лера уселась на свое недавнее приобретение - скамеечку под деревом. Волшебнице нужно было составить план на сегодня. А для этого сперва следовало проверить, нет ли новых заказов. С трудом оторвав пятую точку от скамейки (уж больно хорошо сиделось), Лера порысила к почтовому ящику волшебного толка, сиротливо приютившемуся к калитке.

Ящик этот предназначался для приемки/выдачи заказов/ответов. Сколько Лера билась над тем, чтобы не было путаницы кому и что ящик должен выдавать (и желательно не в форме пережеванной и переваренной драконом мешанины); сколько сил, времени и нервов потратила на то, чтобы довести свое творение до ума - отдельная, никому не интересная история. Но в итоге все получилось, и ящик работал практически без перебоев.

Чуть ли не с ногами в него забравшись, Лера констатировала - написанные ответы клиенты прилежно разобрали; новых заказов нет. Впрочем, и без них дел намечалось немало. Во-первых, разобраться с двумя неплательщиками. Работу Лера выполнила добросовестно, и клиенты, пожелавшие остаться неизвестными, наверняка свои делишки обтяпали. И благополучно исчезли, рассчитывая, видимо, что анонимность поможет им сэкономить денежки.

"И демоны дернули меня принять этот заказ, - сокрушалась Лера, которая ну очень не любила, когда её пытались обмануть.
- Надо было отказ написать. Обоим. Идиотка". Но нет, решила она тогда - последний разочек рискнет. И рискнула. И это после того, как уже пару раз обжигалась. О чем-то это говорит, не правда ли? И оправдываться перед собой, что деньги нужны были, что мороки с написанием двух отказов много, можно сколь угодно долго и вдумчиво, однако ж от этого наличности в сейфе не прибавится.

Девушка вздохнула - опять придется тревожить Игната, бывшего одноклассника и единственного друга. Еще в школе их дразнили "сладкой парочкой", намекая на выходящие за рамки дружбы отношения, но на деле Лера привязалась к Игнату по вполне прозаичной причине - он сидел с ней за одной партой, имел мозги, достаточно усердия и минимум подростковой наглости и, главное, помогал ей с подготовкой домашних заданий. Прилежной ученицей Леру можно было назвать лишь с натяжкой. А учитывая тот факт, что её родители не особо интересовались успехами дочери, и приковывать её к письменному столу было некому, к восьмому классу она выживала только за счет списывания. О чем, кстати, впоследствии горько сожалела, но время вспять не повернуть.

В Лере текла человеческая кровь, доставшаяся от прабабки и основательно подпортившая ей жизнь. Мало того, что волшебства в Лере было кот наплакал, так еще и отношение со стороны "полноценных", "истинных" волшебников было в лучшем случае небрежно-снисходительным, в худшем же -- откровенно высокомерным. Игнат в этом плане был приятным исключением, хотя Лера не могла понять, почему. Его родители ее на дух не переносили и за их дружбу сына периодически ругали. Но из-за духа ли противоречия, или просто потому что был хорошим парнем, Игнат одноклассницу не бросил.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.