Девочка из коммунизьма

Ударцева Анжела Владимировна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Девочка из коммунизьма (Ударцева Анжела)

ДЕВОЧКА ИЗ КОМУНИЗ Ь МА

Предисловие

Кто-то говорил, что если начнешь общаться особенно с незнакомым человеком, скажем, в поезде, то обязательно дело дойдет до детства и интересных случаев из него . А порой мне кажется, что вся жизнь - это отражение детства, только где-то в силу возраста проявлений энергии и разума становится больше и разнообразнее, а где-то в силу накопившейся мудрости с чем-то пытаешься расстаться или о чем-то забыть, кого-то забыть , извиниться . Нередко , даже очень взрослому дяде или тете приходится глядеться в зеркало под названием " детств о " , а для многих уже в старости эти мини-ритуалы становятся потребностью.

Я тоже люблю вспоминать детство, юность, студенчество. Раз , два... и увидишь в зеркале детства какую-то смешную рожицу из прошлого. И эта рожица смахивает на заба вный рассказик или даже повесть. И если подворачивается собеседник, так и хочется ему поведать что-то из детства : вот знаешь.. . ". И пошло-поехало.

Присаживайтесь, будто вы в поезде , и слушайте мои рассказы из прожитого в период с начала 80 и до начала 90 , когда уже было понятно, что СССР распадается навсегда .

В се написанное ниже - чистая правда , какой бы невероятной она вам н е показалась.

Р авно как и то т факт , что мои мозги не успел и "пропитаться" идеологией ко ммунизма. И все же полностью отрицать то социалистическое время, в котором я пользовалась разными благами и понемножку взрослела, тоже не могу. Иногда я думаю, что я - на сегодняшний день журналист с двадцати летним стажем - остаюсь все той же девочкой из СССР со своей забавной прической под "горшок", раскосыми глазами с по-прежнему детским взглядом . И искренне мечтающей о том, что когда-нибудь все люди будут жить счастливо , а деньги , как и понятие " государств о" совсем отомрут .

Вы будете жить при коммунизЬ ме!

Да, получается, я, как и миллионы других детей, родом из СССР. До двенадцати лет жила в Магадане, на краю земли, а потом уехала в "жару", в Казахстан - к дедушке с бабушкой. Пять лет училась на Колыме, а потом резко сменила и школу, и круг друзей.

Хотя отличий в педагогике в годы СССР, разумеется, не было, в каком бы уголке этой необъятной страны не приходилось находиться - хоть на Севере, хоть, как у меня потом получилось - на Востоке, когда я приехала в Казахстан. Какая разница? Тем более, что училась я в русскоязычном райцентре (где казахов было гораздо меньше, чем славян и немцев, сосланных сюда в свое время, а в моем новом классе даже немцев было чуть ли ни полкласса и только всего два казаха), неподалеку от границы с Россией, в образцовой советской школе, в холле которой висел плакат с Лениным и строчками: "Учиться, учиться, учиться...".

Это уже в годы перестройки мне сказали, что речь шла об учебе коммунизму, но нам, тогдашним детям, эту агитфразу представляли, как указание на старательное постижение школьной программы. И учителя были сплошные морализаторы, которым нравилось не только учить, но и воспитывать нас, несовершеннолетних недоучек и хулиганов.

Родилась я в "застойном" (а для кого-то поди и "отстойном") 1975 году, в обычной пролетарской семье (папа - водитель торговой базы, мама - повар школьной столовой), со стандартным для колымчан-работяг жизненным уровнем, который был в силу суровых климатических условий, а соответственно северных коэффициентов и надбавок, немного выше материковского, и с привычными жизненными правилами, главными из которых было любить Родину, слушаться старших и верить в светлое будущее.

Помню, в 1987 году наша учительница истории каждый урок начинала чуть ли ни с молитвы, причем, величественно, поднимая как Ленин руку вдаль и едва удерживаясь под собственным грузным весом на высоченных каблуках, скривившихся, как две ливерные сосиски:

- Дети, вы счастливые! Вы будете жить при коммунизЬме!

Именно смягчала она букву "з", добавляя в нее, будто сахарной пудры просто огромного размера мягкий знак.

И на некоторое время она замолкала, а потом уже совершенно другим, диким голосом говорила:

- Так, к доске пойдет...

"Коммунизм" - как сладко, как нежно смакуя, она произносила это слово, будто шоколадку или пирожное. Так и хотелось это слово, как вкусность, проглотить. Тем более, что в мое детство (где-то с шестого класса) уже начинался дефицит разных продуктов, включая сладости.

Слава богу, на мои мозги никакой коммунизм не "прилип" - мозги сами по себе отторгали этот суррогат, который пытались произвести в советском обществе.

Однажды учительница, также начиная свой урок с заветной фразы и стоя в тех же самых черных и начищенных до блеска сапогах с высоченными каблуками, не успела ничего сказать. Одна из сосисок-каблуков так напряглась под ее весом, что лопнула, и вместе с хозяйкой упала на пол. Громче всех ржали, разумеется, мальчишки. Все опешили, никто даже не подбежал руку подать. Учительница, встав с колен, расстегнула молнию сапога, резко сняла его, причем вместе с растянутым коричневым чулком, и окинув взглядом наши смеющиеся рожицы, все равно произнесла свою великую фразу: "Дети, вы будете жить при комунизьме!" Только потом с еще большей гордостью добавила: "Хотя вы, как раз, этого недостойны!". И, хромая, вышла из класса с одной босой ногой, таща за собой требующий починки сапог, из которого волочился по полу чулок.

Ладно, учительница истории - непревзойденная актриса. Но, глядя на каждого учителя вообще, я испытывала ощущение, что учусь не просто в обычной общеобразовательной школе, хоть и состязающейся в нашем райцентре за передовые показатели, а в каком-то филиале "Щуки".

И розовые панталоны

У нас был такой идиотский предмет - этика семейной жизни. К счастью, просуществовал он недолго. Преподавательница этого урока, тоже грузная и лет пятидесяти (в таком же примерно возрасте была и "историчка"), начинала свои сорок пять минут с декламации стихов любимых советских поэтов. Причем, в жгучей экзальтации этой делала.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.