На Перекрёстке Судьбы

Лернер Анатолий Игоревич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
На Перекрёстке Судьбы (Лернер Анатолий)

ПО ДОРОГЕ К ПЕЩЕРЕ ЦАРЯ ШЛОМО

Проснулась Ребекка от того, что Давид гладил её по голове.

- Вставай, душа моя, - будил он её.
- У нас много дел.

- Мы уходим?
- спросила Ребекка, потягиваясь.
- Куда? Искать пещеру царя Шломо?

- Мы уходим из Кумрана, - решился сказать всю правду Давид, и добавил: - Навсегда.

- Но как же, так?
- спохватилась Ребекка, вспомнив о том, что сегодня вечером она собиралась проститься с Йешуа, который покидает Пустошь. А уходить куда-то из Кумрана, в планы Ребекки не входило. Она замотала головой и сказала: - Вечером мне надо быть дома!

Но Давид не стал её слушать.

- Собирайся, - чётко отдал распоряжение он, тоном, не принимающим возражений.
- Я сказал, что мы уходим навсегда.

- Навсегда?
- переспросила Ребекка.

- Навсегда!

- Но как такое может быть?!
- воскликнула она и вспомнила дедушкино пророчество.

Давид держал в руках небольшой свиток пергамента:

- Письмо, доставленное голубем, - сказал он, кивнув туда, где почтальон косил немигающим глазом и клевал семена пшеницы из раскрытого мешка. - Через римлян, присоединившихся к сыновьям Израиля, сообщают, что не только князю, но и всем кумранитам грозит серьёзная опасность. Принято решение, что мы обязаны оставить страну.

Ребекка молчала. Она была растеряна.

- Есть время попрощаться со всеми?
- на всякий случай спросила она, но дед покачал головой и отошёл к загону для скота.

- Помоги!
- позвал он внучку, и они вместе одолели запор ворот, выпуская баранов и коз.

- Кто такие, эти присоединившиеся? Можно ли им доверять? Почему они нас предупреждают об опасности?
- спрашивала Ребекка, ловко увиливая от потока животных, вырвавшихся из тесноты загона на свободу.

- Сын Авраама, Ицхак, взял в жёны Ривку, и когда она понесла в чреве, то пошла к пророку, чьими устами говорил Ашем, и сказал Он: "Два народа в утробе твоей, и две нации из утробы твоей разойдутся. И нация от нации будет укрепляться, и старший будет служить младшему". Так на свет появились братья-близнецы Эсав и Йаков. Эсав был старшим. Он оказался неисправимым лжецом, которому праведный образ жизни Йакова был и скучным и чуждым. Всё своё детство он лишь делал вид, что придерживается учения Авраама, а мечтал о другом для себя пути. И пришло время, и Эсав стал прародителем римлян, а Йаков стал прародителем иудейского народа.

- Значит, верить присоединившимся нельзя.

- Почему?

- Сам же сказал, что Эсав был неисправимым лжецом.

- Знаешь, душа моя, Йаков очень любил Эсава, свято веря, что раскаявшись, брат сможет свои дурные качества превратить в добрую силу. Люди, которые нам помогают, знают эту правду и кое-что понимают в братской любви, - говоря это, дед опоясался талесом, надел на себя кожаный нагрудник, пристегнул к нему пояс с кинжалом и мечом, набросил сверху белый плащ, а поверх надел халат из верблюжьей шерсти. После этого он стал походить на бедуина, местного пастуха, который не опасен, если его не трогать.

- Но как может брат убивать брата?
- спросила Ребекка, наматывая на голову кусок материи, пряча под ней копну волос.

- Это не братья истребляют друг друга, это свет пробивается через сгустившуюся тьму. - Дед сильно подул в хитрую беззвучную свирель, на сигнал которой примчался Зэев. Он счастливо повиливал хвостом, как бы говоря всем своим видом, что немедленно готов исполнить любую команду.

Трижды прошептала еле слышимая свирель, и пёс кинулся за баранами, направляя их в сторону Перекрёстка Судьбы.

*******

Давид усадил Ребекку в седло и подал ей поводья. Потом взобрался в седло сам, и направил ослов за стадом. Сытые, мускулистые животные послушно ступали по каменистой дороге, а дед спешил вложить в голову внучки непомерную ношу знаний, словно предчувствуя что-то недоброе...

- Мы те, кто хранит Знание, и истинную историю земли Израиля. Она завещана нам Ашемом для служения в любви и гармонии с миром. Но когда гармония нарушается, находится кто-то, кто изгоняет нас с этой благословенной земли. Страшно сказать, но свет Ашема, поселившийся в Храме, выстроенном царём Шломо, сохранился в чистоте всего лишь тридцать три года, пока царь Египта Шешонк не разграбил Храм. Но это было время, о котором мы не вправе забывать. Именно тогда Иерусалим стали называть Городом мира, а иудеев - народом мудрецов и законников. И просили народы, пророков и священников, чтобы обучали те их детей мудрости и наукам. И становился Храм местом просвещения народов, куда устремлялись не только евреи, но и те, кто верил во множество божеств, почитая бога иудеев, как одного из них. И те, кто ни в кого не верил, но кого притягивала сила и чистота, тоже устремлялись к Храму. Так многие обретали знание и веру в Единого бога, проходили гиюр, и оставались на многие годы при Храме, обучаясь наукам и тайнам общения со Всевышним.

*******

- Дедушка, а почему Ашем так испытывает нас?
- спросила Ребекка.

- Каждому поколению Ашем дал своё испытание, - ответил старый Давид.

- Но эта война с Велиалом? Она длиться уже много лет, неужели этому не будет конца? Что говорят об этом наши провидцы?

- Наши пророки утверждают, что закончится это в Конце времён, когда восстанут сыны Израиля против жребия сынов Тьмы, бесчестящих Завет, и дети Света выступят против войска Велиала, и всех, кто будет тогда с ними.

И поднимутся отовсюду сыны Света. И вернутся в Святую землю - из Пустыни народов в Пустыню Иерусалимскую. И чтобы защитить границы Израиля, сыны Леви, Иуды и Вениамина уйдут в пустыню, чтобы сразиться там с несметными полчищами киттиев.

И тогда повернёт царь киттиев против Египта, но не справится, и в великой ярости обратит свой гнев на Север. И сразится с царями Севера, которые вооружали их врагов.

Наши пророки говорят, что это самое время, которое и станет спасением для народа Божьего, ибо наступит конец власти Велиала. И вечная гибель придёт всему его жребию.

"Будет смятение великое средь сынов Йафета, и падет Ашшур, и никто не поможет ему, и исчезнет власть киттиев, дабы низверглось без остатка нечестие и не уцелели сыны Тьмы", - эти слова мы переписывали со свитков наших пророков, хороня их до Конца времён...

- И что, до Конца времён, так ничего и не удастся изменить?
- ужаснулась Ребекка. Давид печально улыбнулся и сказал:

- Во все времена были те, кто освещали самые тёмные места земли и человеческого сознания. Это труд Святых, который ни на день невозможно прекратить, чтобы не ввергнуть землю в хаос тьмы велиалова безумия. Свет Ашема, исходящий от таких людей - непрерывен, и вечен. И будет он вплоть до великой той войны. И сила детей Света никогда не ослабнет, и будут они светить всё более, пока не выйдут все сроки Тьмы. И в тот срок Божий, осветит высота Его величия все уголки мира для благословения, славы и радости, и долгоденствия всех сынов Света. И объединит Бог Израиля их повсеместно, на великое побоище, ибо будет грозным тот день стеснения Его народа пред Ним. И в тот грозный день Воздаяния, падут киттии, ибо день тот назначен Ашемом от века для войны, в которой Он уничтожит всех без исключения сынов Тьмы. Пророк говорит, что, не смотря на то, что для великого побоища сойдутся мужи земли, чтобы вместе сражаться, ради могущества Божия, в грозный день стеснения Израиля, будет великий шум и трубный клич Божественных Ангелов, ибо главная битва произойдёт над головами мужей, сошедшимися со жребием Тьмы. В тот день, Божественный сонм сразится с падшими ангелами, и станет он для народа Израиля днём, искуплённым Богом. Таких дней не бывало от приближения его до самого свершения. День всеобщего и вечного искупления народа в битве с киттиями".

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.