Легенды забытой империи. Наследники

Вилль Аннелия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Легенды забытой империи. Наследники (Вилль Аннелия)

Пролог

"Воины бегут, когда им нечего защищать"

Надпись на щите в зале совета

В эту ночь женщины не могли уснуть, а их дети плакали. Кто-то мог бы сказать, что именно так выглядит предчувствие, но никто не произнес вслух ни одного дурного слова, хотя многие думали об этом. В каждом доме в эту ночь были те, кто не спал, у кого болело сердце, кто пытался отогнать от себя дурные мысли. А утро уберет страх своими первыми лучами, и люди не станут делиться друг с другом, поэтому никто не узнает, что он не одинок в своем чувстве ужаса и безысходности.

Первая столица Сидар. Королевство Туремо.

Главный зал замка был погружен в молчание. Казалось, что любое сказанное слово эхом отразится от его стен и заставит всех собравшихся корчиться от боли. Новый правитель эльфов должен был огласить свое первое решение, из-за которого изменится множество судеб в Туремо. Вот только для него это стало непосильной задачей. Он смотрел на посланника, принесшего дурные вести, прожигая его взглядом, а все стояли и ждали. Хелена со страхом, Себиан и Дарлан с болью, магистры желали быстрее начать действовать - они оказались единственными, кому приходилось молчать, все остальные сами не смогли бы начать говорить.

- Я собираю совет, - произнес Алавир, осмотрев всех собравшихся. Хелена заметила, что его лицо изменилось. За несколько секунд оно стало суровее и, казалось, жестче. Но, в отличие от Дарлана, она не могла знать, что с самого раннего детства будущего наследника именно так учили скрывать свой страх.
- Магистры, я желаю, чтобы вы присоединились, как верные стражи, охраняющие наш покой на границах с лесом. Мы будем готовы к войне!

В тишине зала каждое сказанное слово имело намного больше веса, и невольно Алавир вспомнил своего отца, который в этом месте говорил точно так: без всяких эмоций и лишних фраз, холодно и сухо. Он еще раз осмотрел собравшихся, развернулся и направился к выходу, продолжая держать в руках окровавленный стилет.

Это были первые слова, произнесенные новым королем. И именно они попадут в историю, Алавир не сомневался.

Если его правление будет счастливым, а удача благосклонна, то эти слова станут свидетельством его силы и могущества, если удача отвернется от него, ему не хватит мужества и доблести, то эти слова будут передаваться, как глупое и лживое обещание.

Громкие шаги эльфа были слышны и после того, как он покинул зал. Он вспомнил, что первые слова умершего короля были полны надежды для его народа: "Я клянусь защищать и оберегать жителей Туремо, клянусь быть верным до последнего вздоха нашей чести и нашему миру, клянусь пожертвовать всем, что потребуется, ради нашего процветания...". А до этого были другие клятвы, написанные, отрепетированные, выученные наизусть и только в этот раз не получилось.

Тело короля, пропало, и Алавир терялся в догадках, быстро проходя по коридорам дворца. Мог бы разгадать эту загадку его отец? Были ли у него какие-нибудь планы на случай войны? Какое наследие на самом деле ему досталось? Вопросов было много, и каждый из них требовал своего немедленного ответа. В это же время он чувствовал, как за спиной уже собираются слуги, желая знать, что им следует делать дальше. Где-то среди них должна быть и королева. "Нет, уже вдовствующая герцогиня, до замужества у нее был титул герцогини", - мысленно поправил себя Алавир. Она не покажет своего ужаса, не проронит ни слезинки, не станет обвинять его, по крайней мере, пока они не останутся наедине - в этом он не сомневался.

Эльф быстрым шагом поднялся по мраморной лестнице. В коридорах верхних этажей все еще никого не было, но это лишь дело времени. Очень скоро новость о том, что власть в Сидаре сменилась, долетит до самых окраин Туремо. А вместе с этой новостью дойдет и другая - о начале войны. И какая из них будет быстрее.

Он открыл дверь комнаты отца.

- Алавир!
- послышался за спиной голос брата.

Король повернулся, этот голос выдернул его из тумана собственных мыслей. "Как Дарлан смог так быстро его догнать в своем состоянии? Как он мог подкрасться так незаметно?"

- Что ты собираешься делать?

- Какого ответа ты ждешь?

- Любого, но я должен знать, что произойдет.

- Поверь мне, ты все узнаешь. Не сейчас. Со временем.

Дарлан подошел ближе, схватившись за ручку двери и не давая брату войти в комнату. Бастард многое мог бы сделать, и многое хотел, но старался не показывать своей злости и не пересекать такую тонкую грань.

- Ты желаешь задать еще вопросы или мы можем закончить разговор?
- с пренебрежением в голосе произнес правитель.

- Ты убил отца... Это ты пролил его кровь в главном зале... По твоей вине началась эта война.
- Он был близко, а его слова разлетались эхом по коридору, заставляя тех, кто хотел подняться наверх, спешно искать себе другой путь.
- Ты понимаешь, что ты натворил? Как ты сможешь жить после этого? Как ты посмотришь в глаза Касаре?

- Это моя мать и я разберусь с этим сам! И для тебя она теперь не Касара. Она была королевой, осталась герцогиней. И только так.

- Прекрати! Тела отца нет в зале. Нам необходимо что-то сделать.

Алавир резко схватил брата за ворот и откинул к стене, захлопнув дверь. Он поднес стилет к горлу Дарлана, остановившись всего в нескольких миллиметрах, чтобы проткнуть кожу.

- Я убил его. Убил собственными руками. Ты понимаешь это!
- закричал Алавир.
- Я видел, как его кровь падает на пол, видел, как он умирает у меня на руках! Я точно уверен в том, что я сделал!

Он оттолкнул брата и сам прислонился к стене, сползая на пол и выронив нож. Дарлан сел рядом.

- Никто не скажет, что это ты... Магистры будут молчать... И Себиан тоже... Но даже если кто-то начнет говорить, твоя власть не пострадает.

- А ты?
- тихо спросил Алавир, не поднимая головы.

- Я буду молчать.

- Я спрашивал не об этом.

- Знаю...
- бастард медлил с ответом.
- Я не смог простить его за то, что он хотел убить тебя. Не проси меня простить тебя за это.

Алавир снова посмотрел на своего брата. До того, как белый туман накрыл их в главном зале, все было намного проще, даже его злость была простой и объяснимой - глупой ревностью старшего сына к младшему. Но прошло немного времени, и все изменилось.

В свете давно горевших свечей Дарлан был похож на призрака, пришедшего за ним из прошлого. В длинном коридоре, посреди величественных статуй, картин в золотых рамах, дерева и старинного камня, были только они вдвоем. Но если бы здесь было полно слуг, Алавиру не было бы так тяжело. Он встал в полный рост, встряхнув головой, словно желая выкинуть из головы все, что только что произошло.

- Если бы меня убили, то отец смог бы найти способ, как посадить тебя на трон, - безразлично произнес он, смотря вниз на бастарда.

- Ты сам не понимаешь, что говоришь.

- Прекрасно понимаю. Он всеми силами старался сохранить свою власть, поэтому не стал бы так просто бросать меня.

- У него был бы второй наследник.

- Это еще неизвестно, но ты у него точно был.

- Алавир, ты понимаешь, что ты говоришь? Ты хочешь сказать, что это я подослал к тебе того наемника?

- Нет, не ты. Но вы прекрасно ладите с Себианом. Ты очень удачно получил свои травмы, да и кто-то впустил его изнутри. Смотри, как все на самом деле может быть просто.

- Это смешно, я не делал этого, поверь мне!

- Ты знал о каждом моем шаге. И именно ты хотел, чтобы я принес твои забытые вещи. Ты направлял меня в Академии, кот стал твоим шпионом. А единственную, кто смог стать для меня дорог в этом оплоте магов, ты убил. И именно за тобой в этот зал отправился отец. Так почему же ты решил, что я еще раз тебе поверю?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.