Джинния

Баковец Михаил

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Глава 1

Я выругался себе под нос, когда после раскопок горы хвороста обнаружил лосиную шкуру, потроха и костяк животного. Браконьеры действовали по привычной схеме: забирали только мясо, всё прочее прятали. Обычно закапывали и сверху заваливали ветками и упавшими тонкими деревьями (лисы всё равно докопаются, но зато никто другой не увидит, что же схоронено под этим завалом), но сегодня решили схалтурить и отделаться только несколькими тонкими берёзками, срубленными под корень.

- Саш, лося они убили... стоп, секунду...
- я сунул включенный телефон в карман и крепкой палкой раскидал требуху, увидев то, что меньше всего хотел, злобно выругался, потом снова взялся за телефон.
- Саш, это лосиха была, беременная.

- Суки! Да что б их... мать-перемать!
- охотовед пару минут слал проклятья на головы браконьеров. Ведь все знают, что на лосей охота запрещена, что в уголовном кодексе предусмотрена суровая статья, но всё равно продолжают их стрелять. А сейчас, когда большинство лосих ходят с раздувшимися животами, и вовсе должно быть совестно их бить.

- Так, - собеседник перестал сыпать ругательствами, - Вить, следы есть?

- Ага, два квадра тут были. Три человека как минимум, дёрнули в объезд Круглого леса на Осиновку.

- Хм, стреляли три часа назад, на обдирку больше двух часов точно угрохали... там как с лосихой, кстати?

- Голые косточки и требуха со шкурой, так что, провозились они долго, - ответил я.

- Ага, точно много потратили времени. Ты гони напрямую через лес, дорогу должен знать...

- Знаю, знаю.

- Не перебивай. Значит, гони через лес, тем уродам минут сорок в объезд даже на квадрах. Вряд они ли местные, скорее всего, приезжие из соседнего района или окрестных деревень. А я в Осиновку звякну Нюресу, пусть он навстречу выдвинется.

- Ок.

Отключив телефон, я сунул его в кармашек на плече и вернулся к своему "китайцу". Квадроцикл был не новый, но достался мне в хорошем состоянии и дешево. Как и многое из дешёвых товаров в стране, он был китайским, но весьма хорошего качества, пожалуй лишь чуть-чуть уступал таким известным и дорогим маркам, как "Авдис" или "Комман".

Грязь полетела во все сторона, снизу привычно ударило сиденье, когда я запрыгал по кочкам, рытвинам да муравейникам. Тяжёлая и грязная дорога немного успокоила: сложно пыхать злостью, когда во все глаза следишь, чтобы не перевернуться или не влететь в пенёк, скрытый старой травой или густым слоем моха. Но мысли нет-нет да сворачивали на судьбу браконьеров: если попадутся в наши руки, то сначала прочувствуют своими боками, как стрелять лосей, а потом в отделе полиции услышат лекцию, что им грозит. Помню зачитывали нам сводку, как в Тульской области один охотничек убил лося без свидетелей, оставил шкуру и покатил домой. А потом к нему нагрянули с обыском полиция с егерями, нашли лосиную тушу и получил этот охотничек несколько лет колонии. А всё потому, что оставил отпечаток номера машины в сугробе, когда разворачивался на месте, где ободрал убитое животное.

Кланц!

Зубы звонко щёлкнули, чуть не охватив кончик языка, и я быстро свернул посторонние мысли.

"Помоги! Спаси" Умоляю тебя!".

От чужого голоса, который раздавался сразу со всех сторон, я вздрогнул, ослабил контроль над управлением и поплатился за это - аппарат вильнул в сторону и влетел одной стороной в узкую и глубокую канаву, заполненную водой. Мне бы тут же остановиться, но я на рефлексах крутанул газ, надеясь выскочить... мотор затрещал ещё громче, квадр сильно наклонился, целый водопад грязи вылетел из-под колес. Я тут же сбросил газ, но было поздно: колёса глубоко зарылись в грязь, по самую раму с одной стороны.

"Помоги! Спаси" Умоляю тебя! Я тут!".

Вновь вздрогнул и покрылся холодным потом. Стало по-настоящему страшно. Я даже потянулся к крестику, который висел под одеждой, но быстро одумался. Не настолько я и верующий, чтобы искать спасение за ним. Да и куплен он в ювелирном магазине вместе с цепочкой, не в церкви. Хотя, какие сейчас в мире священнослужители...

"Помоги! Спаси" Умоляю тебя! Быстрее!".

Чужой голос ввинтился в голову, как сверло, вызвав мучительную боль в висках. Ко мне пришло понимание, что голос звучит прямо в мое голове, потому и показалось, что раздаётся разом со всех сторон. А направление, где находится неизвестный, вон там. Ещё и непонятно, кто влез ко мне в череп - мужчина или женщина, уж какой-то бесполый голос.

"Помоги! Спаси" Умоляю тебя! Поспеши!".

Застонав от острой боли, я плюнул на, плотно засевший в грязи, квадр, который теперь лебёдкой только и тащить. Приспособа имеется, вот только, сил моих нет тут дальше находиться, голова готова просто взорваться. Поэтому я сдёрнул чехол с ружьём, рюкзак, где лежал патронташ и почти бегом бросился подальше. Но сделал не больше десяти шагов, когда в голове взорвалась бомба!

"Помоги! Спаси" Умоляю тебя! Не уходи!".

В виски уже не одно сверло ввинчивалось - сотня! От дикой головной боли тошнило, перед глазами всё преставало в чёрно-белом цвете, а картинка обзора превратилась в туннель: видел лишь то, что располагалось прямо передо мною, всё по сторонам закрылось чёрной каймой.

Как сомнамбула я развернулся и как был на четвереньках, так и двинулся на зов. С каждым шагом боль стихала, зрение восстанавливалось, а вместе с этим возвращалась способность трезво мыслить. Через минуту я встал на ноги, отряхнулся (ну, как мог, от слоя грязи на одежде теперь поможет только стиральная машинка и качественный порошок), расстегнул рюкзачок и достал патронташ. Нацепив на пояс, я пристегнул к "вепрю" пятнадцатипатронный барабанный магазин, снаряжённый хитрыми зарядами - пуля-картечь. На расстоянии до тридцати метров подобная штука остановит даже медведя, ну, небольшого, правда. Магазин нелегальный, делался на заказ, и ещё он был тяжёлым жутко. Но в моей непонятной ситуации, чем больше патронов, тем лучше. Жаль, что второй оставил дома, прихватив вместо него пятипатроный коробчатый, в котором сейчас набиты пластиковые цилиндрики с девятимиллиметровой картечью.

"Помоги! Спаси" Умоляю тебя! Ты уже рядом! Будь осторожен!".

То, что нужно быть осторожным я понял с первых мгновений, как увидел ЭТУ картину.

На небольшой полянке, образовавшейся вследствие неаккуратного обращения с огнём (туристы разожгли костёр и при уходе нормально не затушили, а тот прошёл по сухой траве до ближайших деревьев и сжёг проплешину метров двадцать диаметров, ещё на сотню деревья вокруг стояли мёртвые, обугленные и без большей части ветвей) возились шесть самых странных созданий, которых я когда-либо видел в этой жизни наяву.

Пять огромных животных (?) похожих на горилл с очень большими головами и с рыжей шерстью по всему телу, пробивавшейся сквозь розовые чешуйки, двумя небольшими рогами на морде, что росли как у носорога (даром, что морды у тварей были лишь чуть-чуть вытянутыми). От размеров и количества зубов пасть нормально не закрывалась, когти на лапах - что верхних, что нижних, могли заставить ленивца помереть от зависти. Одежды на этих созданиях не было и все существа были как один самцами, судя по внушительным органам, болтавшимся между их кривым ног. Передвигались на нижних лапах, чуть сгибая туловище вперёд и зыркая исподлобья по сторонам.

Шестым был кто-то человекообразный, ростом свыше двух метров, очень широкий в плечах и с неимоверно гипертрофированной мускулатурой. При таких объёмах мышечного корсета неизвестный должен напоминать робота своими неуклюжими движениями, на мой взгляд. Ан нет - он был похож на каплю ртути. Кожа тёмно-красная, лицо - застывшая маска садиста (именно что лицо, почти человеческое, только перекошенное в вечной гримасе безумия и ненависти). На лбу несколько багровых рожек с чёрными кончиками, череп покрыт чёрными толстыми жгутами размером с мою руку... прямо на моих глазах один из них зашевелился и поднялся вверх, конец превратился в змеиную треугольную голову, мелькнул кончик раздвоенного язычка.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.