Королева Теней

Маас Сара Дж.

Серия: Стеклянный трон [4]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Сара Дж. Маас

Королева теней

Аннотация У Селены Сардотин отняли всех, кого она любила. Но она наконец-то вернулась в империю, чтобы отомстить и спасти свое когда-то прославленное королевство, и противостоять тени своего прошлого. Она будет бороться за своего двоюродного брата, воина, готового пожертвовать всем, чтобы увидеть ее снова. Она будет бороться за друга, молодого человека, оказавшегося в тюрьме. И она будет бороться за свой народ, порабощенный жестоким королем и ожидающий триумфальное возвращение потерянной королевы. Эпическое путешествие Селены захватило сердца и воображения миллионов по всему миру. Эта четвертая книга поведает читателем о страстном и мучительно продолжении истории Селены, которое, возможно, разрушит ее мир. Часть Первая: Леди Теней Глава 1 Там, во тьме, его ждало существо. Древнее и жестокое, оно расхаживало в тени, удерживая его разум. Это был не его мир, его доставили сюда, чтобы наполнить первозданным холодом.

Какая-то невидимая преграда по-прежнему отделяла их, но с каждым разом стена разрушалась все больше, когда существо скиталось вдоль нее, испытывая на прочность.

Он не мог вспомнить свое имя.

Это было первое, что он забыл, когда мрак окутал его несколько недель, месяцев или эонов лет назад. Затем он забыл имена остальных, кто так много значил для него. Он помнил только ужас и отчаяние, но только из единственного момента, который постоянно мелькал во мраке, в устойчивом ритме, словно стук барабана: несколько минут криков, крови и морозного ветра. Там были люди, которых он любил. В той комнате, из красного мрамора и стекла, женщина потеряла голову.

"Потерянный"- как если бы ее обезглавили по его вине.

Красивая женщина с нежными руками, как крылья голубей. Это была не ее вина, даже если он не мог вспомнить ее имя. Это произошло по вине человека на стеклянном троне, который приказал охране мечом разорвать ей плоть и кости.

Не было ничего в темноте, в тот момент, когда голова этой женщины глухо ударилась о землю. Там не было ничего кроме этого момента, он повторялся снова и снова, и снова — пока существо бродило рядом, ожидая, что он сломается, уступит, позволит этому случиться. Принц.

Он не мог вспомнить, было ли существо принцем, или он сам когда-то был принцем. Не похоже. Принц не позволил, чтобы этой женщине отрубили голову. Принц остановил бы лезвие. Принц спас бы ее.

Но он не спас, и он знал, что никто не придет спасать его.

Реальный мир по-прежнему существовал за пределами тьмы. Там был человек, который приказал убить эту милую женщину, и когда он это сделал, никто не заметил, что сам Принц стал не более, чем его марионетка, пытающаяся говорить и действовать вне тумана, помутившего его рассудок. Он ненавидел его. И ненависть была одна из эмоций, которую он до сих пор знал.

Я не должна была тебя любить. Сказала женщина, а потом умерла.

Она не должна была любить его, а ему не следовало любить ее. Он заслужил эту тьму, и как только невидимые границы разрушились, ожидавшее существо набросилось, просачиваясь и наполняя его...он заслужил это.

Так он оставался связанным в ночи, свидетелем крика, крови и мертвой плоти на камне. Он знал, что должен бороться, знал, что боролся в те последние секунды, даже когда ошейник из черного камня был зажат на его шее.

Но там было существо, ждущее в темноте, с которым он не мог бороться дальше.

Глава 2 Аэлина Ашерир-Галатиния, наследница огня, любимая Малы, несущая свет, и достойная королева Террасена, прислонилась к изношенной барной стойке из дуба и прислушивалась к звукам зала, перебирая возгласы, стоны и похабное пение. Хотя у бара было несколько владельцев за последние несколько лет, подземные лабиринты греха, известные как Хранилища, оставались прежними: было слишком жарко, воняло перегаром эля и немытых тел, и они были забиты до отказа подонками и преступниками.

Некоторые молодые лорды и купеческие сыновья уходили в Хранилища и не возвращались обратно на поверхность. Иногда это происходило потому, что они мелькали своим золотом и серебром не перед тем человеком. Иногда это было потому, что они были ленивы или достаточно пьяны и думали, что могут прыгнуть в бойцовые ямы и выйти живыми. Иногда они плохо обращались с женщинами по найму в нишах, фланирующих в пещеристых пространствах, и узнавали на своей шкуре, чем действительно ценятся владельцы Хранилища.

Аэлина отпила эля из кружки, которую минуту назад сунул ей потливый бармен. Водянистый и дешевый, но, по крайней мере, холодный. Над запахом грязных тел плыл аромат чеснока и жареного мяса. Ее живот заворчал, но она была не настолько глупа, чтобы заказать еду. Во-первых, мясо было в основном крысье. Во-вторых, в мясо подсыпали какую-то гадость, из-за чего люди засыпали и просыпались в переулках без единой монеты в кармане. Если они вообще просыпались.

Ее одежда была грязной, но достаточно тонкой, чтобы вор заметил ее. Так она внимательно изучала свой эль и принюхивалась, прежде чем счесть его безопасным. Ей все равно придется искать еду, но до тех пор она должна узнать, что ей нужно в Хранилищах, какого черта произошло в Рафтхоле за месяц ее отсутствия, и что клиент Аробинна Хэмела хотел так сильно, что рисковал встречей с ней, особенно, когда брутальные охранники в черной униформе бродили по городу, как стаи волков.

Ей удалось проскользнуть мимо патруля во время хаоса по прибытию, но не раньше, чем отметить крылатого дракона вышитого на их мундирах. Черное на черном, возможно, Король Адарлана устал притворяться, что он был ничем, кроме угрозы, а, возможно, он даже издал королевский указ об отказе традиционных цветов своей империи: темно-красного и золотого. Черный - смерть; черный - цвет для двух Ключей Верда; черный - цвет для демонов, которых он использует, чтобы построить непобедимую армию.

Дрожь пошла по ее спине, и она допила оставшийся эль. Когда она поставила кружку, ее золотисто-каштановые волосы сместились и поймали свет кованой люстры.

Она поспешила из доков на Риверсайд, в теневой рынок, где любой мог найти все, что хотел: редкие предметы контрабанды или банальное, вроде кирпичного красителя.

Аэлина заплатила торговцу лишний кусок серебра, чтобы использовать магазин и покрасить волосы, еще достаточно короткие. Если эти охранники следили в доках и каким-то образом видели ее, они бы искали золотоволосую молодую женщину. Каждый человек будет искать золотоволосую женщину – королевского чемпиона, пропавшего несколько недель назад и не выполнившего своего задание: убить Королевскую Семью Вендалина и украсть их военно-морские планы.

Она уже отправила предупреждение королю и королеве Эйлуэ пару месяцев назад и знала, что они примут соответствующие меры предосторожности. Но до сих пор был один человек, находившийся в опасности, и которого надо было найти прежде, чем она выполнит первые шаги своего плана. Человек, который мог бы объяснить откуда новая охрана в доках, и почему город был заметно тише, напряженнее.

Если она что-нибудь узнает относительно капитана гвардии, и где он был… Надо только подслушать удачный разговор или сесть с подходящими партнерами в карты. Было ли удачным совпадением то, что она заметила одного из трех лучших убийц Аробинна, покупающего последнюю дозу своего предпочтительного яда в теневом рынке.

Она последовала за ним вовремя, когда к нему присоединились еще несколько ассасинов. Они никогда так не делали, если их хозяин не присутствовал. Обычно только тогда, когда Аробинн принимал встречу с кем-то очень, очень важным. Или опасным.

После того, как Терн и другие проскользнули вовнутрь хранилища, она ждала у входа на улице в течение нескольких минут, задерживаясь в тени, чтобы увидеть, как приедет Аробинн, но не тут-то было. Должно быть, он уже был внутри.

Так она прошла вслед за толпой пьяных купеческих сыновей, стараясь найти местом, где сидел Аробинн. Притаившись в баре, она сделала все возможное, чтобы остаться незамеченной и ничем непримечательной.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.