Изгнанники Эвитана. Том Третий. Вихрь Бездны

Ружникова Ольга

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Изгнанники Эвитана. Том Третий. Вихрь Бездны (Ружникова Ольга)

Аннотация:

Леону Тарренту судьба дает новый шанс, а его сестре Ирии - новые тайны и поклонника. Эйда Таррент ищет дочь, а Роджер Ревинтер - искупления грехов. Элгэ Илладэн спускается в Бездну за своим братом, а Октавиан Мальзери - за своим. Анри Тенмару нужно спасти подчиненных, а целителю Руносу - Лютену. Бертольд Ревинтер плетет новые интриги, а Ральф Тенмар умирает.

Том Третий.

Вихрь Бездны.

Какие демоны и боги,

К нам ринутся из темноты,

Там, где кончаются дороги,

И обрываются мосты.

Вадим Шефнер.

Часть первая. Тени прошлого.

Конец Месяца Сердца Весны.

Несчастен тот, кто не переносит несчастья.

Биант из Приены.

Несчастья свои скрывай, чтобы не обрадовать врагов своих.

Периандр из Коринфа.

Глава первая.

Эвитан, Южный Тенмар - окрестности Лютены.

1

Туман. Бледно-розовый, а если пошевелиться - вмиг окрасится багровым. И тончайшие бритвы прошьют тело тысячами лезвий. И игл.

Лучше замереть.

Вот теперь - почти не больно. Хоть рана в живот и смертельна. Но выстрелы и торжествующая харя наглого секретаришки - всё это было там. А здесь - лишь чуть шелестят звуки, едва различимы тени... и не дает шелохнуться легкое покалывание.

Легкое - если не двигаться!

Наверное, Леон уже умер. Так боялся смерти, а оказалось - совсем не страшно. Ведь здесь уже все родные. Отец, Ирия...

Раз за Гранью никто не умирает насовсем - значит, и они тоже будут жить, как прежде...

В душе шевельнулся легкий червячок сомнения: простят ли они его? Но почему нет? Ведь он тоже умер! От такой страшной раны! И его предал родной дядя... Леон доверился ему - такому умному, взрослому!
- а тот принес наивного племянника в жертву собственным подлым интригам.

Папа всё поймет - не может не понять. И нет такой вины, что он не простит любимому сыну. Отец всегда был добрым... А Ирии они всё объяснят вместе.

Почти не больно. Значит, это точно не "царство вечных мук, огня и хлада". Леон - в светлом Ирии, у Творца. Наверное, это папа замолвил за сына слово... А боль прошла не до конца, потому что даже за Гранью для исцеления столь тяжких ран нужно время.

- Он так ничего и не понял...

Юноша не уловил смысла слов. Но так прекрасен сам голос - глубокий, древний, нечеловечески прекрасный! Как в прочитанных в детстве легендах. Наверное, у благородного рыцаря Эритоса был такой же...

А какими еще быть голосам Вечных Спутников Творца Милосердного и Справедливого? И как чудесно, что звуки уже столь хорошо различимы! Теперь не шелест, а музыка...

- Если его не заставил прозреть порог Вечности - не заставит ничто...

2

Постоялый двор "Серебряный Лис" назван так еще предыдущим хозяином. Именно здесь издавна предпочитали останавливаться купцы - торговцы мехами. В том числе - особо ценящейся в Лютене "седой лисой".

"Лис" - добротное, респектабельное заведение средней руки. Как раз то, что нужно торговым людям и небогатым дворянам. И цены - заведомо ниже, чем в "Приюте путешественника" на соседнем тракте. Не говоря уже о столичных "Славе Лютены" или "Мидантийском кубке".

Толстенький, не менее респектабельный, чем его детище, хозяин успел пересказать всё это Ирии раза три. Пока они с Мари не сбежали в приготовленную для них комнату.

- Ваш ужин, госпожа баронесса.

- Благодарю, входи.

Подавальщица - рыжеволосая пышка лет двадцати пяти - задержалась в комнатах баронессы ровно настолько, чтобы получить причитающиеся хозяину пол-карлиора. И четверть-ритена себе - "на булавки".

У прелестницы есть и более выгодные постояльцы. Юный дворянин из Южной Ланцуа. Или мимоходом замеченный Ирией красавец - илладэнский офицер. А что может понадобиться баронессе даже от самой красивой служанки? У приезжей госпожи даже горничная - своя.

- Давай есть, Мари, - вздохнула Ирия, когда за шустрой подавальщицей закрылась дверь.

Следовало бы, конечно, расспросить девушку о городских новостях. Раз уж постоялый двор в полдне пути от Лютены. Но зачем потом всем слугам и гостям "Серебряного лиса" знать, чем именно интересовалась тенмарская баронесса?

Если уж на то пошло, она с трудом поборола жгучее желание спуститься вниз. И поужинать не у себя в комнатах, а вместе с Пьером и эскортом.

Только окрестности Лютены - не Тенмар. И незамужние девицы благородного происхождения не сидят здесь в общем зале - наравне с собственными солдатами. Даже в столь приличном постоялом дворе, как "Серебряный Лис".

Так что сбором информации займется наш расторопный малый по имени Пьер. И сержант эскорта - пока еще не пришла пора отправлять их обратно в Тенмар.

Ирия усмехнулась: старый герцог наверняка одобрил бы ее поведение - в преддверии столицы.

Жаркое с сыром по-квирински - восхитительно. А красное илладийское - самого отменного качества. Насколько Ирия вообще успела узнать в этом толк.

Когда-то в Лиаре всё было так же хорошо. Прежде, чем мир перевернулся и времена изменились....

- Госпожа Ирэн...

"Баронесса" обернулась. Так и есть - горничная задумалась над чем-то интереснее жалобно остывающего жаркого.

- Я боюсь Лютены. Она - такая большая! В ней потеряешься - и никто тебя уже не найдет...

Герцогская "племянница" вновь не сдержала усмешки. Знала бы Мари, какой огромной показалась когда-то столица юной смертнице, застывшей на пороге Ауэнта. По дороге на казнь. Такая гигантская Лютена - и такая маленькая Ирия...

А что никто не найдет - так это же просто здорово!

Девушка отпила еще глоток, наслаждаясь вкусом. Кто научил ее жить сегодняшним днем - Ауэнт, монастырь или Ральф Тенмар?

У вас тут под носом, господа Регенты, обретается дочь одного мятежника и якобы любовница и невеста другого. В таверне у камина греется, вино попивает. Кстати, не самого плохого качества.

Надо будет со временем узнать, какие сорта предпочитает Бертольд Ревинтер. Еще не хватало послать ему в Ауэнт какую-нибудь невкусную дрянь. Смертникам на последний ужин положено всё самое лучшее. Не будем нарушать традиций.

Единственное, что красит краткое торжество горечью - присутствие Мари. Будем надеяться, Ревинтеров (что отца, что сына) вряд ли любит хоть одна женщина. Иначе никогда ни на что не решишься.

Ральф Тенмар научился переступать через невинных людей. А вот Ирия Таррент - пока нет. Да и не слишком старалась, если честно. Отец всегда говорил, что нужно жить по совести... пока не забыл об этом сам.

Но один солгавший не делает правду кривдой. И всегда, когда об этом думаешь, вспоминаются глаза Анри. Который не оступался, не отрекался от опозоренных врагами родных и не ссылал в монастырь дочерей.

- Госпожа Ирэн, может, вернемся?

Действительно испуганные глаза. По милости Ирии Мари лишилась самого дорогого человека и не знает о ее вине. Но неужели не поняла даже, что в Тенмаре любовнице Люсьена Гамэля не жить?

- Мари, я, конечно, могу приплатить трактирщику, чтобы твой ужин разогрели вновь. Но, может, тебе все-таки лучше его съесть?

Служанка послушно заработала вилкой. А Ирия отставила опустевшую тарелку, забралась с ногами в уютное кресло-качалку, прикрыла усталые глаза и задумалась.

Завтра их ждет Лютена. Огромный и... чего греха таить - страшный город. Гигантская пасть сказочного чудовища - разинет и проглотит. И даже не заметит.

Глупости. Если ты упал с лошади - нужно просто сесть на нее вновь. И пустить вскачь - навстречу вольному ветру. Но не обходить отныне конюшню десятой дорогой. Потому что чем дольше поддаешься страху - тем больше пищи ему даешь. А он растет и набирается сил. Крепнет - за счет того, что слабеешь ты.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.