Казнь

Петрушевская Людмила Стефановна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Казнь (Петрушевская Людмила)

В спектакле заняты только двое актеров.

Сцена первая

Первый, второй.

Первый. Тренировок не было, ничего не было. Сейчас, разбежался я.

Второй. На ком тренировки-то?

Первый. А хотя бы на обезьянах.

Второй. Будет тебе обезьяна на двух ногах впереди идти да со связанными руками, да не оглядываться.

Первый. Тогда на движущейся мишени.

Второй. А это тебе ни к чему. Ты и так с одного шага в мишень попадешь.

Первый. А если он дернется?

Второй. Это никакая тренировка не спасет. Не предусмотришь, в какую сторону он дернется.

Первый. Он что, свободный пойдет?

Второй. Какой свободный, руки за спину.

Первый. Ноги свободно пойдут?

Второй. А как же.

Первый. Надо чтобы и ноги.

Второй. Что ноги-то? Тогда волочь его, что ли? Если ноги будут связаны. Все равно он так или иначе дернется. В меня только не стрельни. Гляди, он еще на колени упадет. Обернется.

Первый. Ему оборачиваться не указано.

Второй. А не прикажешь в такой момент.

Первый. Надо и голову так зафиксировать. В одну сторону.

Второй. Тебе бы куколку сделать из человека.

Первый. Трудно. Ох, трудно.

Второй. Трудно, что тебя в такой момент мне подсунули. Это трудно. Мы с Колмаковым его каждое утро водили. То туда, то еще куда. Он без паники ходит уже. А тут на тебе, в такой момент конвоира заменят, он забеспокоится. Он в первое утро, когда его вывели, на колени падал.

Первый. Перед вами с Колмаковым? Глупый, что ли?

Второй. Нет, он просто так падал. Не оборачиваясь. Так: три шага – бух на колени. Поднимаешь. Опять шаг – и опять та же штука.

Первый. Молился, что ли?

Второй. Видно, не выдерживал. Какой там молился.

Первый. Ах, черт, трудно будет. Я новый, он поймет.

Второй. Поймет-то поймет. Почувствует. В него вступит.

Первый. Ах, черт. Может быть, так отнесется: мало ли, Колмаков не Колмаков, у меня чин тот же. Может, он думает, что для исполнения за ним другие вообще придут.

Второй. Он по-всякому думает, и так, и так. Каждый раз только и гляди, на колени упадет. Ты бы тоже думал.

Первый. А я не убивал. Меня не за что.

Второй. Сегодня вон убьешь, мало ли.

Первый. Я не убью, а приведу в исполнение.

Второй. Приведешь в исполнение убийство.

Первый. Здравствуйте! Не пойду я с тобой, вот зловредина. Черт.

Второй. Мало ли: он убил по-одному, ты убьешь по-другому. Мало ли. Убьешь.

Первый. Ты тоже убьешь.

Второй. Я расстреляю.

Первый. И я расстреляю. За дело причем. Это надо же какой черт: зверь. Здесь просто. Убил и труп разнял.

Второй. Вот и верно я сказал, что ты убить собрался. За что-то хочешь его убить. Он за что-то убил, а ты убьешь его за это.

Первый. А ты нет?

Второй. Я не знаю, кого он убил, убил или нет, может, ошибка следствия.

Первый. Убил и труп разнял, доказано. Расчлененка.

Второй. Кем доказано-то?

Первый. Следствием, кем.

Второй. Ошибка следствия.

Первый. Ты-то много знаешь.

Второй. Я не знаю, и ты не можешь знать, что не ошибка. «Двенадцать разгневанных мужчин» смотрел?

Первый. Нет, мне нужна все-таки была первая попытка.

Второй. Как ты это понимаешь? На обезьянах тебе доказано, что нельзя тренироваться. На мышах, что ли?

Первый. Но ведь я не попаду!

Второй. Ладно, я попаду.

Первый. Нет, черт, мне плевать, что ты. Важно, что я не справляюсь. Мне нет дела. Я не пойду на это.

Второй. Да, забегал, забегал. Твое дело выстрелить.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.