Архив Шерлока Холмса. Открытие Рафлза Хоу (сборник)

Конан Дойл Артур

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Архив Шерлока Холмса. Открытие Рафлза Хоу (сборник) (Конан Дойл)

Вступительная статья и комментарии кандидата филологических наук, доцента А. П. Краснящих

Перевод с английского:

«The Case-Book of Sherlock Holmes. The Doings of Raffles Haw» by Arthur Conan Doyle

* * *

Предисловие

Порой у меня возникает опасение, что Шерлок Холмс может стать похожим на одного из тех популярных певцов, которые давно уже пережили свое время, но все никак не хотят уходить со сцены, все снова и снова возвращаясь для очередного прощального поклона перед снисходительной публикой. Но рано или поздно этому неизбежно приходит конец и он должен будет прекратить свое существование, как материальное, так и воображаемое. Людям нравится думать, что есть мир, в котором живут порождения вымысла, некое странное, не существующее в действительности место, где кавалеры Филдинга {1} по-прежнему ухаживают за дамами Ричардсона {2} , где продолжают совершать подвиги отважные герои Скотта, где очаровательные лондонцы Диккенса все также вызывают смех, а карьеристы Теккерея по-прежнему строят свои честолюбивые планы. Возможно, в каком-нибудь скромном уголке подобной Валгаллы {3} и Шерлок с верным Ватсоном смогут найти место, пока какой-нибудь еще более проницательный сыщик со своим менее проницательным товарищем будут занимать оставленную ими сцену.

Карьера его оказалась долгой, хотя пока ничто не мешает ее продлить. Когда ко мне обращаются уже достаточно немолодые люди и говорят, что выросли на его приключениях, они не получают от меня тех ответов, на которые рассчитывают. Но они должны меня понять: кому хотелось бы, чтобы в его жизни копались так же грубо? Фактически дебют Холмса состоялся в «Этюде в багровых тонах» и «Знаке четырех», которые вышли небольшими книжками в 1887 и 1889 годах. В 1891-м на страницах «Стрэнд мэгэзин» появился «Скандал в Богемии», первый из длинной череды рассказов. Публике он пришелся по душе, и ей захотелось продолжения, поэтому с того времени, тридцать девять лет назад, они начали выходить отдельными сериями, в которых сейчас насчитывается ни много ни мало – пятьдесят шесть историй. Все они переизданы в виде «Приключений», «Записок», «Возвращения» и «Его прощального поклона». Кроме того, остаются еще двенадцать рассказов, напечатанных в течение последних нескольких лет, которые и собраны здесь под общим заголовком «Архив Шерлока Холмса». Он начал свои приключения в расцвете поздней викторианской эпохи, продолжил их во время недолгого правления Эдварда {4} и продолжает занимать свою маленькую нишу даже в наши беспокойные времена. Так что я не погрешу против истины, если скажу, что сейчас в тех же журналах теми же приключениями продолжают увлекаться уже дети тех, кто впервые познакомился с ними еще во времена своей юности. Это лишний раз подтверждает, насколько терпелив и предан британский читатель.

В конце «Записок» я твердо намерился навсегда попрощаться с Холмсом, поскольку чувствовал, что мне не стоит сосредоточивать свою сочинительскую энергию в одном русле. Бледное четко очерченное лицо и худощавая фигура начинали занимать слишком большую часть моего воображения. Замысел свой я воплотил в жизнь, но, к счастью, смерть моего героя не была зафиксирована официальным вердиктом коронера, поэтому после долгого перерыва мне не составило труда в ответ на лестные для меня как для писателя настойчивые требования публики найти способ вернуть его к жизни. Я никогда не жалел об этом, поскольку сочинение этих легких рассказов не мешало мне с разной степенью успеха пробовать себя во многих областях литературы, таких как история, поэзия, исторический роман, психические исследования и драма. Если бы Холмса и не существовало, я бы вряд ли успел написать больше, хотя он, возможно, в какой-то мере и помешал признанию моих более серьезных литературных произведений.

Что ж, читатель мой, настала пора навсегда попрощаться с Шерлоком Холмсом! Я благодарен тебе за верность и могу лишь надеяться, что помог тебе хотя бы на время позабыть о житейской суете и повседневных заботах и перенестись в волшебную страну под названием Романтика.

Артур Конан Дойл

Дело I. Приключения камня Мазарини {5}

{6}

Доктору Ватсону было приятно снова оказаться в небольшой неубранной комнате на втором этаже дома на Бейкер-стрит, в той самой комнате, с которой память его связывала столько замечательных приключений. Он окинул взором висящие на стене научные таблицы, прожженный во многих местах кислотой столик для химикатов, стоящий в углу футляр скрипки, угольное ведерко, в котором хранились трубки и табак. Наконец взор его натолкнулся на добродушное лицо Билли, молодого, но очень смышленого и воспитанного слуги, который помогал необщительному и замкнутому великому сыщику {7} справляться с одиночеством и оторванностью от мира.

– Здесь, похоже, все осталось по-старому. Да и вы, Билли, сами ничуть не изменились. Надеюсь, то же можно сказать и о нем?

Билли с некоторым беспокойством посмотрел на закрытую дверь спальни.

– По-моему, он сейчас спит, – произнес он.

Было всего семь часов вечера, стояла изумительная летняя погода, но доктор Ватсон слишком хорошо знал своего старого друга, с его непостоянным образом жизни, чтобы удивляться.

– Полагаю, это означает, что он сейчас занят очередным делом?

– Да, сэр, он весь в работе. И знаете, я боюсь за его здоровье. Он бледнеет и худеет с каждым часом, да к тому же и не ест ничего. Миссис Хадсон спросила у него: «Когда подать обед, мистер Холмс?», а он отвечает: «В семь тридцать, послезавтра».

Вы же знаете, каким он становится, когда работает.

– Знаю, Билли, знаю.

– Он кого-то выслеживает. Вчера вышел из дому под видом безработного бездельника, сегодня вырядился старушкой да так, что я его не узнал, хотя уж за все это время я хорошо выучил его приемы. – Билли с улыбкой указал на старый потрепанный зонтик, прислоненный к дивану. – Это из костюма старушки, – пояснил он.

– Но что он расследует, Билли?

Билли понизил голос, словно речь шла о великой государственной тайне.

– Вам я, конечно, расскажу, сэр, но больше никто этого знать не должен. Это дело о бриллианте из короны.

– Как? Неужели то самое похищение в сто тысяч фунтов?

– Да, сэр. Они очень хотят найти его. Вы не поверите, сам премьер-министр с министром внутренних дел сидели вот на этом самом диване. Мистер Холмс был с ними очень любезен. Он быстро их успокоил и пообещал сделать все, что в его силах. А еще лорд Кантлмир… – О!

– Да, сэр, вы понимаете, о чем я. Это очень жесткий человек, если можно так выразиться. Я могу иметь дело с премьером и ничего не имею против министра внутренних дел, это вообще очень воспитанный и любезный человек, но его светлость я терпеть не могу. И мистер Холмс тоже, сэр. Понимаете, он не верит, что мистер Холмс с этим справится, и был даже против того, чтобы поручить ему это дело. Кажется, он бы даже обрадовался, если бы у него ничего не вышло.

– А мистер Холмс знает об этом?

– Мистер Холмс всегда знает все, что ему нужно знать.

– Что ж, будем надеяться, что он справится, и лорд Кантлмир поймет, как был не прав. А для чего эта занавеска на окне, Билли?

– Это мистер Холмс повесил три дня назад. За ней у нас кое-что интересное.

Билли подошел к алькову эркера и отдернул перекрывающую его портьеру.

Доктор Ватсон не смог сдержать возглас изумления. Там в кресле сидела точная копия его старого друга, его домашний халат и все остальное было в точности как у Холмса, голова скульптуры, повернутая на три четверти к окну, была немного наклонена вниз, как будто он читал какую-то невидимую книгу. Билли снял и подержал в руках голову.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.