Когда прерывается фильм

Чейз Джеймс Хэдли

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Когда прерывается фильм (Чейз Джеймс)

James Hadley Chase

The soft centre

This edition published by arrangement with David Higham Associates Ltd and Synopsis Literary Agency

Copyright © by Hervey Raymond, 1964 – The Soft Centre

Глава 1

Валери Бурнетт, закрыв глаза и закинув руки за голову, лежала в ванне. Через приоткрытое окно снизу доносился приглушенный шум, веселые незнакомые голоса поднимали настроение Валери. Она была довольна, что поселилась на берегу Испанского залива. Все здесь оказалось точно таким, как ей и описывали, и отель, в котором остановилась, она нашла очаровательным. О лучшем нельзя было и мечтать.

Она открыла глаза и посмотрела на свое миниатюрное, хорошо сложенное тело. Белая грудь и полоски на бедрах резко контрастировали с золотисто-коричневой кожей.

Валери всего неделю прожила на берегу Испанского залива, солнце здесь было очень жаркое, но мягкое, и она очень быстро загорела.

Мокрой рукой она взяла золотые с платиной часы, которые ей подарил к свадьбе Крис.

Было без двадцати двенадцать. Времени вполне достаточно, чтобы успеть не спеша одеться, выпить на террасе мартини, а перед Крисом поставить стакан томатного сока. И к этому она до сих пор не могла привыкнуть. Валери чувствовала себя виноватой, но врач посоветовал ей выполнять его желания и сохранять привычный образ жизни.

Крису было тяжело видеть, как пьют, а самому воздерживаться от спиртных напитков, но еще тяжелее ему будет, если она начнет от чего-то отказываться. Она положила часы на маленький столик возле ванны, и в тот же миг зазвонил телефон. Быстро вытерев руку, Валери подняла трубку.

– С вами будут говорить из Нью-Йорка, – послышался незнакомый женский голос. – Вы ответите?

Только ее отец знал, что они остановятся в отеле на Испанском заливе.

– Да. – Валери нахмурила досадливо брови.

Она умоляла отца не беспокоить ее. На неделю он оставил дочь в покое, теперь звонил по ее же вине: давно следовало бы написать ему письмо.

Валери услышала низкий голос отца. Ей часто приходила в голову мысль, что, если бы он не был промышленным магнатом, мог бы стать хорошим актером.

– Вал?

– Хэлло, отец! Как мило…

– Вал, я так давно о тебе ничего не слышал.

– Мне очень жаль, но ты же знаешь, как это бывает. Солнце такое великолепное. Конечно, я была…

– Оставь это. Как себя чувствует Крис?

– О, хорошо. Вчера вечером мы как раз говорили о тебе, и он…

– Я хочу знать, как его состояние. Вал, у меня для разговоров всего пять минут, так что не будем ходить вокруг да около. Как его самочувствие?

Валери нетерпеливо пошлепала ногами по воде.

– Я же только что тебе сказала: он чувствует себя хорошо.

– Я полагаю, что это была ошибка с твоей стороны – зря ты возишься с ним в одиночку. Он больной человек, и, Вал, скажи мне честно: у него до сих пор подергивается лицо?

Валери закрыла глаза. То ли понемногу остывала вода, то ли ей почему-то стало холодно.

– Он чувствует себя намного лучше. В самом деле лучше.

– Но это все еще не прошло у него?

– Нет, но…

– Он все еще сидит безучастный ко всему?

Валери почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы.

– Он любит сидеть спокойно, молча и ничего не делать, но это пройдет. Ему определенно уже намного лучше.

– А каково мнение доктора Густава?

Валери резко нагнулась и плеснула водой на пол, пока вытаскивала пробку из ванны.

– Он говорит, что Крис на пути к выздоровлению, но на это надо время.

– Время! Боже мой, это и так длится уже почти восемнадцать месяцев! Сколько еще времени должно пройти?

– Ты не должен так говорить, отец. Я сама знаю, что это долго тянется, но если подумать…

– Это тянется просто слишком долго. Послушай, Валери, тебе двадцать шесть лет, и ты нормальная, здоровая женщина. Ты так дальше не можешь жить, и я беспокоюсь о тебе. Нельзя быть связанной с мужем, который…

– Отец! – Голос Валери внезапно зазвучал дерзко. – Я люблю Криса. Я его жена и не хочу слушать твоих советов. Это мое личное дело, и оно касается только меня.

Отец помолчал, потом нежно проговорил:

– Я люблю тебя, Вал, и забочусь о тебе. Но мне нужно знать, что происходит. Я надеюсь, что ты сама будешь меня информировать, и не забудь: если я что-нибудь смогу для тебя сделать, я это сделаю.

– Спасибо, отец, но я думаю, что сама со всем справлюсь. – Вода из ванны вылилась, и Валери накрылась полотенцем. – Я замерзла, отец, я сейчас в ванной.

– А где Крис?

– Внизу, на террасе, читает «Оливера Твиста». Недавно он увидел в продаже Диккенса и купил собрание сочинений. Теперь глотает все подряд.

– Ну…

Валери услышала в трубке шум нескольких голосов, потом голос отца:

– Мне нужно кончать разговор. Значит, ты справишься с этим сама?

– Конечно.

– И не забудь, если я буду тебе нужен, обязательно звони мне. К пяти часам я снова буду в конторе, а до этого времени ты меня не найдешь.

– Зачем ты мне можешь сегодня понадобиться?

– Просто, на всякий случай. Ну, Вал, моя девочка, будь здорова.

Валери положила трубку и вылезла из ванной. Она растерлась полотенцем, надела белый с голубым халат, затем прошла в спальню, оттуда на балкон, откуда открывался чудесный вид на бухты и тянущиеся вдоль побережья разноцветные пляжные зонтики.

Валери посмотрела на террасу, на которой в шезлонге должен был сидеть Крис со своей книгой. Но шезлонг был пуст. Открытая книга в голубом переплете лежала на перилах террасы.

У Валери вдруг сжалось сердце. Диким взглядом она обвела террасу: повсюду сидели в креслах люди, выпивали и болтали, а старший официант, одетый во все белое, сновал туда-сюда. У входа стоял толстый портье в тропической, тоже белой униформе, а дальше виднелся пустынный пляж и мерно колыхающееся море.

Криса нигде не было видно.

Отель «Спэниш Бэй» был самым дорогим и самым комфортабельным во всей Флориде. В нем размещалось всего пятьдесят гостей, но обслуживание не поддавалось описанию, и только самые богатые люди могли позволить себе роскошь останавливаться здесь.

Его выбрал отец Валери, Чарльз Треверс, когда врач прописал Крису спокойствие и хороший уход. Треверсу сразу же пришел на ум этот отель. Он все организовал, распорядился, чтобы счета направлялись непосредственно к нему, и дал Валери большую машину, чтобы она могла свободно разъезжать на ней с мужем.

Валери охотно предпочла бы менее дорогой отель, но она знала, что отец и так начинает злиться из-за того, что Крис не может обеспечить жену на уровне, подобающем дочери миллионера.

Но «Спэниш Бэй» оказался действительно превосходным, и Валери радовалась тому, что отец настоял на этом месте. Она почти забыла о своих угрызениях совести.

Первая неделя прошла без всяких инцидентов. Валери уже смирилась с тем, что Крис не проявляет ни в чем своей инициативы. Он с радостью сидел на солнце, читал и равнодушно беседовал о самых пустяковых вещах. Каждый из них имел свою спальню, и Крис ничего не предпринимал, чтобы сблизиться с женой. Из-за этого Валери все время чувствовала себя напряженно, но это можно было перенести, и она постепенно начала свыкаться с таким сосуществованием.

В первые дни, когда они здесь поселились, Валери не спускала глаз с мужа. Это было нетрудно. Из отеля на целые километры виднелся морской берег, а до ближайшего города можно было добраться только на машине. Ключи от машины постоянно лежали в сумочке Валери.

Проходили дни. Крис все время держался спокойно, и она начала оставлять его на недолгое время без присмотра. Но сейчас Валери стало совершенно ясно, что нельзя было бросать его одного на террасе.

Валери быстро надела пляжные туфли и легкую кофточку и вдруг вспомнила о ключах для машины. Дрожащей рукой она открыла сумочку и начала шарить в ней. Ключей не было. Страх охватил ее. Она поняла, что, пока находилась в ванной, Крис вошел и взял ключи от машины из ее сумочки.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.