Планета Черного Императора

Емец Дмитрий Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Планета Черного Императора (Емец Дмитрий)

Глава I. Новый компьютер

Далеко не каждый может похвастаться тем, что знает, что такое, к примеру, «Pro-200PCI/16/l,2Gb IDE/1Mb» или «NX200/32SM-1600/200/32Mb/1600Mb/ 256K|L/2Mb S3-Trio 64V+/SB-PRO/CD 16-speed». Во всяком случае, во всем 7-м «А» с этой абракадаброй мог справиться лишь Костя Телешов.

Он довольно бодро и почти не тратя времени на раздумья отвечал, что NX200/ 32SM-1600 – это модель «Пентиума», 200 МГц – скорость процессора, 32 Mb – это RAM, или оперативная память, 1600 Mb – общая память, 2Mb S3-Trio 64V+ – видеокарта, SB-PRO – звуковая карта, a CD 16-speed – CD-rom 16-скоростной. Если у кого-то зависал компьютер, или не запускалась игрушка, или почему-то сразу стирались все командные файлы, а машина глохла и слепла, то приходилось звонить Косте, и он с легкой снисходительностью посвященного объяснял, как все исправить.

И разумеется, знание юным программистом всех премудростей компьютерной техники и необходимых языков не было случайным. На семью Телешовых, состоявшую из четырех человек: папы, мамы, самого Константина и бабушки, – приходилось целых три компьютера, не считая одного поломанного и выпотрошенного, который валялся на балконе. Некомпьютеризированной оставалась только бабушка, но, чтобы не чувствовать себя обделенной, она в свободное время смотрела сериалы по телевизору. С компьютерами бабушка обходилась довольно бесцеремонно и даже вредоносно: решительно переступала через провода, вытирала мониторы и процессоры мокрой тряпкой и ухитрялась засунуть щетку пылесоса в коробку с новыми порошковыми картриджами для лазерных принтеров.

– Хорошо хоть она пока не догадалась постирать все программные CD-диски и развесить их сушиться на веревке в ванной, – шутил иногда папа.

Родители Кости были профессиональными программистами, работали над какими-то базами данных и антивирусниками и даже, кажется, познакомились друг с другом по Интернету – мировой сети, соединяющей почти всех пользователей компьютеров в мире.

Опасаясь, что природа, поработав с родителями, решит отдохнуть на детях, и считая, что нельзя научить ребенка тому, чего не умеешь сам, мама с папой с самых ранних лет приучали сына к компьютерам. Уже к четырем годам у малыша был собственный цветной ноутбук с жидкокристаллическим экраном, который не портил зрения, как большие мониторы, и маленький Костя лихо запускал на нем игры.

По мере того как мальчик подрастал, для него открывались все новые и новые горизонты в познании компьютерной техники. Единственное, что ему пока не удавалось, – это проникнуть по сети в Пентагон и подсунуть американским военным какой-нибудь интересненький и смешной вирус, например такой, чтобы по экрану компьютера через каждые полчаса пробегали из конца в конец чьи-нибудь босые ноги. Но, видимо, американцы давно уже привыкли к собственным компьютерным взломщикам-хакерам и ставили везде надежные защитные системы и плавающие пароли, меняющиеся через каждые полчаса.

События, о которых рассказывается в этой повести, начались довольно заурядно…

В семиклассницу Ирку Матвееву были влюблены почти все мальчишки школы, особенно ее однокашники из 7-го «А». Так вот эта самая Ира решила обзавестись компьютером, чтобы писать на нем сочинения и стихи, а также переписываться по компьютерной почте со своими заграничными подругами и друзьями, которых у нее было множество, потому что первые четыре класса она проучилась в школе при посольстве во Франции.

Девочка была очень красивая, белозубая, с короткой стрижкой, длинноногая, но не акселератка, немного высокомерная, но не больше, чем почти все знающие себе цену ее сверстницы.

И еще Ирка воображала себя поэтессой, считала себя непостижимой и внутренне очень сложной, поэтому еще выше задирала нос. Каждый день она писала по стихотворению, иногда, когда было вдохновение, даже по два. Она записывала свои творения в особую тетрадку, потому что прочла где-то, что нужен непосредственный контакт бумаги с пером и что именно через руку на бумагу перетекают мысли. К компьютерам Ирка была совершенно безразлична, что, впрочем, неудивительно: ведь у них дома компьютера не было…

В начале мая, ближе к вечеру, в квартире Телешовых зазвонил телефон, вернее, вначале сработала голосовая плата модема в кабинете папы и мамы, а потом они по квартирной сети переключили разговор в комнату сына.

«ТЕБЯ К ТЕЛЕФОНУ КАКАЯ-ТО ДЕВОЧКА», – зажглось на мониторе сообщение от мамы.

Вообще-то позвать к телефону можно и проще, крикнув, например: «Эй, Костя, тебя!» – но в этой семье все предпочитали делать с использованием новейших технических средств. Телешовы и видеотелефоном бы обзавелись, все необходимое оборудование и программы у них были, но для видеотелефона нужно, чтобы аналогичные системы с прибамбасами стояли и в домах у тех, кто им звонит, а таких компьютерных фанатов в мире пока совсем немного.

– Алло! – Костя надел на голову наушники с микрофоном и переключился мышью [1] на телефонную линию.

– Почему так долго? Я полчаса жду, пока ты подойдешь! – раздраженно спросила Ирка Матвеева, даже не представившись, уверенная, что соученик ее и так узнает.

– Я переключался… – возразил оскорбленный Костик.

Разумеется, где этой девчонке понять, что позвать к телефону просто так может каждый дурак, а общение с техникой требует времени и навыка.

– Ты что, уроки делаешь?

– Ну как тебе сказать. Можно это назвать и уроками… – неохотно согласился мальчик, хотя на самом деле он проходил добавочные сверхсложные уровни «Дума-2», разгоняя лазерным лучеметом чудовищ ада.

Из всех ребят класса Костик был единственным, кто относился к Матвеевой довольно спокойно, не примыкал к ее свите, не строил из себя крутого и не терял самообладания, когда она к нему обращалась. А к тому, что Ирка писала стихи, он вообще относился с равнодушием технаря, который считал, что рифмовать «галку» с «палкой» и «Ваню» с «Таней» может каждый, а вот выудить что-нибудь стоящее из Интернета или самому написать программу – удел избранных.

Ирка некоторое время озадаченно дышала в трубку, а потом, сообразив, что светского разговора с этим тюфяком все равно не получится, заявила в лоб:

– Ты не мог бы зайти ко мне прямо сейчас?

– Зачем?

– У меня компьютер не запускается. Я и в розетку его включила, и на все кнопки нажимаю, а он не работает, – пожаловалась она. – Папа говорит, он бракованный…

Телешов улыбнулся. Он уже не раз сталкивался с тем, что все чайники, впервые столкнувшиеся с упрямством компьютера, убеждены, что им попалась неисправная машина, хотя на самом деле бракованными бывают чаще всего их мозги.

– Вы купили компьютер? – спросил он.

– Купили? – презрительно фыркнула Ирка. – Стала бы я покупать! Я его выиграла.

Теперь уже настала очередь Кости удивляться:

– Выиграла? Во что выиграла?

– Не в карты же… В лотерею. Приобрела в метро билет у какого-то странного субъекта – представляешь, у него была борода, но только на одной стороне лица… В общем, билет оказался выигрышным, я соскоблила фольгу, а под ней написано: «компьютер». И сегодня папа съездил и получил его… – Ирка говорила без запинки, свободно, это означало, что она успела уже похвастаться перед всеми своими подругами и выучила эту историю наизусть. – Так ты мне поможешь или нет? – спохватилась она, вспомнив о цели звонка. – Или это только говорят, что ты в компьютерах понимаешь, а на самом деле ты дуб дубом?

Это задело Костю за живое. Когда ты умеешь делать только что-то одно, важно уметь делать это хорошо.

– Какой модификации процессор? – важно спросил он.

– Что еще за процессор? Я же тебе говорю, что компьютер выиграла, – ответила Ирка, ничего не понимая.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.