Сорок один

Волков Сергей Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сорок один (Волков Сергей)

Кольт был тяжелым и плохо лежал в короткопалой лапе. На рукоятке дыбился конь, держащий во рту дротик. Длинный ствол тускло светился в лучах заходящего солнца.

– Пять патронов, – заглянув в барабан, пробурчал Винни-Пух. – Сорок пятый калибр. «Фронтиер». Мощный револьвер, только очень неудобный.

– Пистолет, Винни, – поправил друга Пятачок. – Они здесь говорят – пистолет. Помнишь Трех Амигос?

И поросенок, сморщив рыльце, прогнусавил:

– «На, умри с мужским пистолетом, а не с этим пистолетиком».

– Сорок пятый калибр, – со вздохом повторил Винни-Пух, сунул кольт в мешок и бросил взгляд на неглубокую могилу, вырытую получасом ранее. Там, на дне, лежал хозяин револьвера – высокий, худощавый мужчина с несколько акульим лицом, выражавшим холодную жестокость и неумолимую алчность. Посреди бледного лба темнело отверстие от пули.

Орудуя толстой иглой, медвежонок суровой нитью зашил дыру у себя на груди, воткнул иглу в тулью соломенного сомбреро и позвал Пятачка – надо было похоронить покойника.

Завалив мертвеца сухой землей, друзья опустились на колени и Пятачок прочел короткую молитву. Когда он дошел до слова «Амен!», скакун убитого всхрапнул, вытягивая шею. Винни-Пух поднялся, подошел к коню и принялся расседлывать его. В глаза бросилась надпись, выбитая на медной бляшке, украшающей уздечку: «Bolivar».

Освободив животное от сбруи, медвежонок ударил лапой по крупу и конь умчался в прерию, время от времени нарушая тишину громким ржанием.

– Проклятье! – проворчал Пятачок, – будь мы немного повыше, могли бы ездить верхом. А так приходится отпускать всех этих лошадей. Надеюсь, они не попадают в зубы к волкам.

Усевшись на старое серапе, поросенок с помощью отвертки и перочинного ножа быстро разобрал короткий винчестер, почистил его, смазал, собрал и набил магазин патронами.

– Надо идти. – Винни-Пух из-под лапы посмотрел на почти утонувшее в сизой дымке солнце. – Ночь будет ветреной.

– Да, конечно. – Пятачок поднялся, оглянулся на могильный холмик и украдкой сделал на прикладе зарубку. По счету она была сороковой. Закинув винчестер за плечо, поросенок сунул в зубы короткую сигариллу из черуты, черного мексиканского табака. Над прерией разгорался тревожный костер заката…

И винчестер, и сигариллы, и полосатое серапе друзья раздобыли у первого встреченного ими на этой равнине человека. Он был единственным, кто не стал стрелять сразу. Такая беспечность стоила ему жизни, но дала возможность двум путникам, волею случая заброшенным в прерии, выжить.

А виной всему была дурацкая «икспедиция» к Северному Полюсу, организованная Кристофером Робином. Когда Винни-Пух благополучно обнаружил Земную Ось и ее украсила табличка «Северный полюс открыт Пухом. Пух его нашел!», все разошлись по домам. Медвежонок и его друг Пятачок шли самым краем леса, и Пух все время думал о том, что нужно как можно быстрее попасть домой и основательно подкрепиться. Но попасть домой им было не суждено. Земля задрожала, словно в лихорадке, и они полетели куда-то, и летели долго, кувыркаясь и вопя от ужаса.

Потом была пыль, корявые цереусы, высокое синее небо и похожие на гнилые зубы коричневые горы. Плюхнувшись на колючий шар перекати-поля, друзья долго из него выбирались, отряхиваясь и отплевываясь.

– Надо идти на Север! – сказал наконец Винни-Пух и указал лапой куда-то в бок.

– Ты уверен, что Север там? – спросил Пятачок, щуря слезящиеся от нестерпимого солнца глаза. Поросенок даже не поинтересовался, зачем им непременно нужно идти именно туда.

– Конечно, – ответил медвежонок и не стал объяснять, почему. Друзья двинулись по прерии, обходя камни, странных змей с трещотками на хвостах и заросли лофофоры. Время от времени они останавливались, чтобы подкрепиться. Поскольку кроме мясистых шаров лофофоры вокруг ничего не было, ели их. Сочная мякоть кактуса хорошо утоляла голод и жажду. Правда, вскоре Винни-Пух заметил, что облака над головой позеленели, а под ногами шныряют крохотные слонопотамы, но на всякий случай он ничего не стал говорить поросенку, решив, что все это мерещится ему от усталости.

Человек в серапе попался им на второй день пути. Он сидел у небольшого костерка и жарил бекон. Винни-Пух потянул носом и коротко сказал:

– Свинина…

Озверевший от лофофоры Пятачок оскалил желтые зубы и сжал в копытцах тяжелый камень. В крохотных глазках поросенка загорелись злые огоньки, не обещавшие незнакомцу ничего хорошего…

После того, как все закончилось, они долго не решались подойти к мертвецу, но когда все же подошли и заглянули в его залитое кровью лицо, Пятачка тут же вывернуло.

Для незнакомца они выкопали глубокую могилу и над ней поклялись никому не рассказывать о произошедшем. А чтобы клятва была настоящей, поросенок взял плоский серый камень и кровью убитого написал на нем: «Винни-Пух и Пятачок клянутся, что будут держать язык за зубами насчет этого дела, а если мы кому скажем или напишем хоть одно слово, то помереть нам на этом самом месте».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.