Дотянуть до послезавтра

Гелприн Майкл

Жанр: Рассказ  Проза    Автор: Гелприн Майкл   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дотянуть до послезавтра (Гелприн Майкл)

Алекс позвонил в воскресенье, в восемь утра по местному. Звонок застал меня за первой чашкой кофе под сигарету.

– Здравствуй, Стас. Узнал?

– Да, конечно, – соврал я. – Здравствуй.

– Это Алекс Буше. Может быть, подключишь видео?

Подключать видеофон я не стал. Лишний раз демонстрировать убогую обстановку нашего с Ликой жилища не хотелось. Тем более – другу детства. Бывшему.

– Извини, что-то не в порядке с техникой, – вновь соврал я. – Как поживаешь?

Последний раз мы с Алексом виделись лет восемь назад, через два года после катастрофы. Впрочем, за эти восемь лет я вообще мало с кем виделся. Люди, которых я привык называть друзьями, быстро сменили статус на «привет, как дела?», затем на «где-то встречались», а потом и вовсе на «простите, мы незнакомы». Я отдавал себе отчёт, что, в основном, по моей вине. Катастрофа враз превратила меня, жизнелюбивого, общительного и энергичного человека, в бесперспективного, угрюмого нелюдима.

– Стас, нам надо поговорить.

Я едва не спросил о чём. И вправду, о чём успешному частному детективу с приличным годовым доходом говорить с едва сводящим концы с концами неудачником.

– Что ж, – сказал я вслух. – Приходи, мы с Ликой будем рады. Правда, жилище у нас, как бы тебе сказать…

– Плевать на жилище, – прервал Алекс. – Разговор конфиденциальный и в твоих интересах, Лике слышать его ни к чему. Встретимся в «Астероиде» через полчаса?

Алекс разъединился, а я с минуту сидел, разглядывая клетки на скатерти и пытаясь сообразить, что к чему. Разговор в моих интересах, надо же. А если у меня нет интересов? Не осталось после того, что случилось десять лет назад. Я хмыкнул и двинулся одеваться.

Лика ещё спала – уткнулась носом в подушку, разметала по плечам русые волосы и сопела тихонько. На минуту я задержался в дверях, затем вернулся, поправил ей одеяло, невесомо провёл ладонью по матовой, бархатной, тёплой со сна щеке.

Катастрофа обошлась с Ликой не лучше, чем со мной. Раньше она была привлекательной, довольной жизнью и уверенной в себе женщиной. Привлекательность осталась. А вот уверенность в себе исчезла бесследно. Лика стала робкой, пугливой, временами чуть ли не шарахающейся от каждой тени.

За месяц до катастрофы Джефф заказал у модного художника Ликин портрет. Тот нарисовал её смеющуюся, радостную, с охапкой алых роз в руках. Не знаю, увижу ли я её такой ещё когда-нибудь. Портрет пылится у нас на антресолях, Лика сказала, что смотреть на него ей слишком больно.

На цыпочках, чтобы не разбудить жену, я двинулся на выход.

* * *

Мой старинный, ещё со школьной скамьи друг Александр Буше почти не изменился с тех пор, как я его последний раз видел. Разве что немного погрузнел, да лучами разошлись морщины в уголках глаз.

– Присаживайся, – Алекс пожал мне руку. – У меня не очень много времени. Посмотри, ты знаешь этого человека? – Алекс выудил из-за пазухи стопку голографий и веером рассыпал по столешнице. – Официант, два кофе, пожалуйста.

Я перебрал снимки. Мужчина около сорока или, возможно, мой ровесник. Сухощав, подтянут, стильно, но неброско одет. Прямой нос, выдающийся «волевой» подбородок, короткая стрижка, глаза… Определённо, в этих глазах что-то было. Что-то знакомое, хотя человека этого я точно не знал.

– Кто такой? – спросил я, отодвинув стопку голографических слайдов в сторону.

– Не узнал, значит? – Алекс криво усмехнулся и сказал, глядя на меня в упор: – Это Джефф Гаррис.

– Кто?! – я решил, что ослышался.

– Джефф Гаррис, – не отводя взгляда, ответил Алекс. – Разумеется, после пластической операции.

– Что за чушь! Джефф погиб на моих глазах. Десять лет назад, на борту «Хеопса». Погиб по моей вине. Ты что же, провоцируешь меня?

Алекс Буше выбил из пачки сигарету, прикурил и выпустил дым в потолок.

– Джефф Гаррис действительно погиб, – сказал он. – Но не десять лет назад, а два месяца. Его застрелили. Позавчера я вернулся с Земли, пробыл там почти полгода, раскручивая дело о крупном мошенничестве. Были замешаны огромные деньги, баснословные. На, почитай. Это материалы официального следствия.

Алекс протянул мне сложенный вдвое лист бумаги. Я механически его раскрыл и бегло проглядел текст. Ошеломлённо потряс головой и начал читать вновь, на этот раз медленно и очень внимательно. К концу строки уже плыли у меня перед глазами.

«В результате судебно-медицинской экспертизы установлена полная и непреложная идентичность между гражданином Земли Эваном Макгаммоном и гражданином Изиды Джеффри Гаррисом, считавшимся погибшим в результате крушения космического корабля „Хеопс“ при прохождении гиперпространственного туннеля „СВ-альфа“.

Приложения:

1. Идентификация ДНК;

2. Идентификация слепков ушных раковин;

3. Заключение дактилоскопической экспертизы;

4. Заключение патологоанатомической экспертизы».

Я растерянно глядел на безмятежно покуривающего Алекса и молчал – я попросту не мог прийти в себя. То, что я прочитал, было невероятно. Какое там, попросту невозможно.

– Этого не может быть, – сказал я, наконец, вслух. – Ты уверен, что экспертизы подлинные?

– На сто процентов. Я принимал участие в работе следственной комиссии и присутствовал при вскрытии. На, держи, – Алекс протянул мне компьютерный чип. – Здесь материалы дела, захочешь, удостоверишься. А пока что вот тебе выжимка. Макгаммон был замешан в банковых аферах. В мошенничестве межпланетного масштаба. Около двух месяцев назад его застрелили. Видимо, отомстили, убийство профессиональное, стрелял снайпер, с большого расстояния. По данным следствия, в дело покойный вложил миллиарды.

– Что?! Какие, к чертям, миллиарды. Если этот мошенник, как ты утверждаешь, на самом деле Джефф, откуда они у него?

Алекс затушил сигарету.

– А ты не догадываешься? – небрежно спросил он.

– Ты, ты… что же, хочешь сказать… – выдохнул я.

Он не ответил, и я поднялся. Подломились колени, я схватился за край столика, чтобы не упасть. На ватных ногах побрёл к выходу.

– Лике не говори, – бесстрастно бросил Алекс мне в спину. – Поразмысли, потом позвонишь. И ещё кое-что.

Я обернулся. Алекс невозмутимо прикуривал новую сигарету.

– Я беседовал с тобой неофициально, – сказал он. – Как друг. Дело вскоре пришлют сюда на доследование. Кто знает, чем всё это закончится.

* * *

Среди выпускников Космической Академии Джефф Гаррис считался самым перспективным. Волевой, целеустремлённый, напористый атлет с наивысшим на потоке айкью.

Сокурсники Гарриса сторонились.

– Слишком заносчив, – говорили о нем. – Пускай дерёт нос перед кем-нибудь другим.

По-видимому, я был его единственным другом. Поначалу я не понимал, почему гордый и необщительный Джефф со мной чувствует себя легко и свободно. Потом сообразил. Он не терпел чужого превосходства. Ни в чём. И не было ни единого занятия, с которым Джефф не справлялся бы лучше меня.

Я серьёзно занимался спортом, но он бегал стометровку на четверть секунды быстрее, метал диск на пару метров дальше и держал 5g в центрифуге на минуту дольше. Я неплохо играл на саксофоне, но в городской оркестр по праздникам приглашали его, а не меня. Я увлекался литературой, но Джефф читал больше и глубже вникал в содержание. Наконец, я интересовался девушками, Джеффу же самые неприступные недотроги вешались на шею.

Ко всему, я был достаточно толерантен, чтобы терпеть его порою несносные, высокомерные выходки. Взамен Джефф охотно делал за меня курсовые, выручал на компьютерных тестах, а отправляясь на свидание, не забывал предупредить очередную поклонницу, чтобы захватила с собой подружку.

После выпуска наши пути разошлись. Пока я мотался на древнем ремонтнике между орбитальными станциями, Джефф стремительно делал карьеру. Второй пилот межпланетника. Первый пилот. Капитан. Когда я, наконец, пересел из рубки ремонтника в кресло межпланетного навигатора, Джефф уже вовсю ходил в межзвёздные рейсы.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.