Спутанные одной сетью

Венгловский Владимир Казимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Спутанные одной сетью (Венгловский Владимир)

1. B

Единственный выходной продолжался уже три дня. Мягкое кресло согревало спину, клетчатый плед – ноги, а взгляд тешила полупустая бутылка «Хеннесси», стоящая на журнальном столике. «Квантум пять» по-прежнему холодил правый висок, но связь с внешним миром я надежно заблокировал. После дела о взломе военного ведомства можно как следует отдохнуть – без меня «Ньютон компани» всё равно не обойтись. Начальство сейчас купается в лучах славы, передав хакеров-неудачников в руки служителей закона, а я наслаждаюсь одиночеством, теплом и дорогим коньяком.

Органайзер Аттенборо, выполненный в виде большой прямоходящей ехидны с честными глазами, загребущими руками и вредным характером, гулял по рабочей области взад-вперед, изредка зыркая в мою сторону. Он изо всех сил пытался выглядеть, как зверь, которому хочется сказать что-то Очень Важное. Я сохранял молчание.

– Алекс, новое сообщение, – наконец выложил Атто, останавливаясь перед зеркалом и приглаживая торчащие на голове редкие колючки. – Срочное.

– Меня нет, – закрыл я глаза. – Ньютоны подождут.

– Это не они. Сообщение пришло от Михаила Бороды пять минут назад.

– Так чего ж ты молчал! Читай!

– Решал, стоит ли прерывать твое одиночество в Сети. – Атто повернул ко мне вытянутую физиономию и хитро улыбнулся одними глазами.

– Читай!!

Органайзер вытянулся по стойке «смирно» и начал монотонно вещать дикторским голосом:

«Алексу Вронскому от Михаила Бороды. Привет, старый друг. Нужна помощь в одном деле. Встречаемся в двенадцать на удачливом месте».

– Всего полчаса. Поспешим!

Я вскочил с кресла. В зеркале мелькнуло лицо человека, выглядевшего старше своих тридцати девяти из-за поседевших висков и трехдневной небритости. Я провел пальцем по подбородку. А! Сойдет и так! Узнают.

Любимая куртка найдена в шкафу среди одежды жены, левая сандалия – в прихожей, правая отсутствовала. Эх, не вовремя Марина уехала на свой симпозиум, оставив меня в гордом одиночестве, наполненном полуфабрикатами, коньяком и пропавшей обувью.

– Где? – повернулся я к Атто, держа сандалию на указательном пальце.

– Не брал! – рухнул Аттенборо на колени. – Клянусь колючками, не брал! Да и не могу я. Я ж виртуальный органайзер, последняя версия, – сегодня обновился, а обувь твоя – ре-аль-на-я.

– Шут ты гороховый, а не органайзер, – сказал я, доставая сандалию с холодильника. – Ехидина. Небось приказал уборщику туда забросить?

– Не помню, – ответил Аттенборо. – Я вообще сама серьезность. И поэтому на улице я бы на твоем месте сегодня не появлялся. Ходят слухи, что вернулся Черный Хакер и высасывает мозги у встречных прохожих.

– Врут люди. Тебе надо меньше желтой прессы читать.

Я спустился на лифте в подземный гараж, где среди вереницы машин стоял мой черный «Шедоу». Мысленно сформулировал задачу. Нейроинтерфейс «квантума пять» уловил сигнал, расшифровал и превратил в команду из пяти кубитов. Состояния связанных эпр-пар частиц приемо-передатчика изменились, команда по системе квантовой запутанности мгновенно поступила от компьютера к точке доступа в Сеть. По Сети информационный импульс нашел автомобиль, и «Шедоу», опознав владельца, открыл дверцу.

После чего Глобальная Транспортная система взяла управление автомобилем на себя. Мой «квантум пять» вывел в мозг необходимую информацию. Так, GPS-навигатор – пробок нет. Точка назначения… Расчет маршрута… Ориентировочное время движения пятнадцать минут. Успеваю!

– Куда едем? – поинтересовался с заднего сиденья Атто. – Что за удачливое место такое?

– На рыбалке давно бывал?

– Никак нет, ваше алексовое благородие! Вообще не рыбачил. Кого будем ловить?

– Щуку, Атто. Большую такую зубастую рыбу.

Город встретил ранним осенним листопадом. Холодный ветер срывал кленовые листья, они кружились желтыми вихрями, падали под колеса, ударялись о переднее стекло. На углу между Цветочным бульваром и Вокзальной за ними охотился, подбирая с асфальта, одинокий мех-уборщик. Яркие рекламные баннеры, проецируемые в мозг, расцветали броскими заголовками. От них пестрило в глазах. Они несли лишнюю информацию. За определенную плату всегда можно отключить навязчивую рекламу, но я уже привык к этому калейдоскопу красок. Так даже интереснее, словно возвращаешься в прошлое своих желаний. Сеть помнит все запросы и выбирает рекламу с учетом потребностей каждого, только ей невдомек, что информация могла устареть.

«Защити свой квантовый компьютер от вторжения. Пользуйся файрволом «Ньютон»!» – На здании информцентра сверкала ослепительной улыбкой мисс Евро две тысячи пятьдесят второго года, держащая кристалл памяти.

– Если бы не ты – черта с два они что-то написали, – сказал Аттенборо. – Этой красотке нужен файрвол, как зайцу пятая нога. Кстати, о зайцах. Видел на углу новый баннер?

«Совершенно ручной органайзер, живущий в вашей рабочей области. Он сделает за вас всё!» – улыбался хищным оскалом бледно-розовый кролик, демонстрируя желание немедленно помочь всем и каждому.

– Розовая пошлятина, – сообщил Атто. – Я гораздо лучше. Кстати, к тебе опять стучится Главный. Впустить?

– Нет!

«Подключись к сервису сновидений! Любые сны на заказ». – На баннере с инопланетными джунглями мужественный воин космического будущего целился из бластера в бронированного ящера.

Нет уж, не надо мне таких снов. И кролика нетрадиционной окраски – тоже не надо. И мисс Евро… А вот тут вопрос спорный. Черт! Сколько еще Маринка будет на своем археологическом симпозиуме? Обещала на прошлой неделе вернуться. Надеюсь, никакого молодого археолога не откопала?

«Избавься от излучения – переходи на квантовую Сеть! Безопасные для здоровья спутанные кванты соединят твою жизнь со всем миром! Стань независимым от расстояний! Получи неограниченный доступ к богатствам Сети!» – Мальчишка на объемном баннере над площадью Согласия выпускал бесконечную вереницу белых голубей, несущих в клювах стилизованные изображения квантовых бит информации.

– Белая пошлятина, – буркнул органайзер. – Кто такую рекламу сочиняет? Интересно, если они эти кубиты сожрут, то как… Попытка взлома! Попыт-ка взл-о-м-м-а…

Проецируемое в мозг изображение Аттенборо зарябило, насмешливая речь споткнулась на полуслове. Стоп! «Шедоу» остановился у тротуара. Быстрее, Алекс, быстрее… Состояние файрвола… Просмотр логов… Что за неудачник лезет напролом к лучшему сотруднику «Ньютон компани»? Ну что, смертничек, полетаем? Та-а-к… Вот ты, розовый кролик, и попался! Хотя… Пользуемся, значит, сервером, скрывающим сетевой адрес? Ну, это мы легко обойдем. О! Еще одно скрытие! Все равно ты новичок и неудачник! Вот твой адрес! Получай!

За мгновение перед тем, как нанести ответный удар, я запросил информацию о пользователе по найденному адресу и остановился. Атака прекратилась. Мне показалось, что хакер-неудачник рассмеялся на том конце квантовой Сети. Поступил запрос на подсоединение к моей рабочей области, я дал согласие.

– Привет, Алекс! – сказал Макар Чичирко по прозвищу Эникей; его виртуальный образ уселся на соседнем сиденье, закинув ногу на ногу. – Сегодня я едва не победил. Еще чуть-чуть – и сливай воду, суши весла, наш компьютерный гений будет взломан и выпотрошен по всем параметрам. Теряешь сноровку, брат!

Эникей считался среди хакеров козлом отпущения и вечно попадал в неприятные истории. Когда-то мне довелось тусоваться среди этой братии.

– У тебя не было шансов, Эник, не тешь себя пустой надеждой. Что хотел… брат?

– Так это… Ну, спасибо, в общем, что не выдал.

Я промолчал. Мех-уборщик поглазел на мой «Шедоу» и втянул хоботом-пылесосом упавший на капот лист.

– Алекс, я ведь почти не участвовал. Ну, чуть-чуть. Так, на стреме стоял. Просто по доброте душевной и из-за спортивного интереса. Я ни копейки не взял, веришь? Нужна мне больно эта военщина! Я не преступник, а честный хакер.

– Двоим грозит по десять лет с полным отключением от Сети и конфискацией, – сказал я. – За попытку кражи военных разработок. – Третьему – пятак за пособничество. Это не игра, Макар.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.