Гремучая смесь с колокольчиком

Луганцева Татьяна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Гремучая смесь с колокольчиком (Луганцева Татьяна)

Глава 1

– Таечка, знаешь, что я думаю? – обратилась Рада к молодой светловолосой женщине с огромными голубыми глазами.

– Я не умею читать мысли, – несколько вяловато ответила блондинка.

– Думаю, что Господь любит всех людей одинаково, каждый человек для него одинаково ценен и каждого он испытывает.

– Да ты просто философ, – улыбнулась Таисия.

– Философ – сугубо мужская специализация, – не согласилась Рада и сверкнула карими глазами. Ее прапрабабушка была цыганкой, так гласила семейная легенда. – У этого слова даже нет женского рода. Только мужчины любят философствовать, особенно лежа на диване.

– Ага! Пока женщины моют, стирают, воспитывают детей, – согласилась Тая. – Выходит, что у философов самые терпеливые жены. Другие не выдерживают и выгоняют своих дармоедов или пинками гонят их на работу, обрывая полет гениальных мыслей. А эти молчат и продолжают обслуживать своего «философа»… А ты что сказать-то хотела? – уточнила Таисия.

– Я думаю, что счастье всем людям дается в равной мере, только по-разному. Например, кому-то счастье дается сразу, человек должен это понять, ценить и беречь. А если не убережешь, то начинаются страдания и приходит осознание того, что не оценила свое счастье. А кто-то, наоборот, всю жизнь «набивает шишки», мучается, и когда уже совсем отчаивается, судьба раз – и подбрасывает шанс стать счастливой! – Для убедительности свою высокопарную речь Рада сопровождала активными жестами.

Тая с интересом смотрела на лучшую подругу и воспринимала ее слова на свой счет.

– Ты это к чему говоришь? Хочешь сказать, что я упустила свое счастье?

– Нет, я о том, что ты еще будешь счастливой! – заверила ее Рада.

– Да ты не волнуйся, все хорошо. – Тая тронула подругу за руку. – Подлечу нервишки, вернусь на работу…

– Как-то все нескладно получается, – вздохнула Рада, и Таисия поняла, что это о ее горемычной личной жизни.

Замуж Таисия выскочила очень рано, едва ей исполнилось восемнадцать лет, и если не за первого встречного, то за второго уж точно. Владислав был старше ее на двенадцать лет и казался худенькой молодой девчонке с тонкой душевной организацией просто осью земли, оплотом вселенной и самой надежной стеной.

А дальше началась долгая супружеская жизнь. Детей им бог не дал. Первые шесть лет было еще ничего, а потом становилось все хуже и хуже. Но Тая продержалась еще десять лет. Муж все время ворчал, был недоволен, безумно ревновал. При этом постоянно унижал Таисию, внушая ей, что она плохая хозяйка, как бы Тая ни старалась, да и как женщина не ахти… Он позволял себе даже в открытую говорить, что Тая растеряла былую красоту и быстро состарилась. Стоит заметить, что сам Влад с годами тоже не становился моложе и красивее, а только скандальнее и ворчливее. Со временем Тая все чаще и чаще стала задумываться над тем, что судьба не может поступить с ней так несправедливо. Вот жизнь пройдет, а она так и не узнает других мужчин и не поймет, правильно ли поступила, когда согласилась выйти за Влада замуж. Таисия, как могла, гнала эти крамольные мысли из головы, но они словно настырные черви проникали с новой силой. «Как же раньше было? – вела Тая внутренний диалог. – Люди женились девственниками и жили всю жизнь без всяких экспериментов. Чего же меня тянет на адюльтер с такой силой?» – «Ну, во-первых, время сейчас другое, нравы опять-таки свободные… соблазнов намного больше», – сама себе отвечала Таисия.

А вот ее подруга Рада думала по-другому.

– А я думаю, что это из-за того, что ты не любишь своего Владика, – констатировала она.

– Как не люблю? Ты с ума сошла? Мы всю жизнь вместе! – возразила Тая.

– Вот именно! Всю жизнь вместе! Привычка! Взял тебя молоденькую. Внушил, что между вами любовь, ты и поверила. А вот твое подсознание сигнализирует совсем о другом, оно сопротивляется и хочет сказать, чтобы ты попробовала пожить, как тебе хочется, – ответила Рада.

– Я люблю Влада и всегда так было, но иногда не покидает стойкое ощущение, что жизнь прошла зря, – призналась Тая.

– Твое дело, но всегда взвешивай свои желания и поступки. Потому что потерять можно намного больше, чем приобрести.

И вот однажды судьба-злодейка все-таки столкнула Таисию с основного пути. Тая поддалась искушению, приняла ухаживания молодого мужчины и вступила с ним в связь. Да что там «вступила в связь»! Тая влюбилась, просто потеряла голову. Вдобавок честно во всем призналась мужу, да этого и нельзя было скрыть. Глаза ее горели, она потеряла покой, сон, а похоже, и совесть.

Владислав, конечно, испытал сильную боль и разочарование. Он даже слег с сердечным приступом. Тая очень ругала себя за опрометчивый поступок, металась к мужу в больницу с гостинцами, прося прощение и искренне раскаиваясь. Влад безумно боялся потерять жену, но и простить не мог. Тая бросила молодого любовника и поклялась Владу в вечной верности!

Влад простил неверную жену, и они попытались начать все сначала. Но ничего не получилось, недаром в народе говорят, что разбитую чашку не склеить.

Влад раздражался по каждому пустяку, постоянно вспоминал Тае ее измену, обзывал дрянными словами. Потом раскаивался, молил о прощении, а через несколько дней все повторялось. Однажды Таисия, не выдержав, взорвалась:

– Веди себя как настоящий мужчина! Если не простил, значит, не простил! А если простил, так зачем же попрекать меня теперь каждый день! Это нечестно!

– Не тебе говорить о честности! – огрызнулся Владислав.

В таких отношениях они промучились еще несколько месяцев, а потом семейной жизни пришел конец.

Так как жили они в квартире Владислава, уйти пришлось Тае. Конечно, за шестнадцать лет совместной жизни она могла рассчитывать на какой-то угол, но это было уже из области утопии. Поэтому Таисия временно стала жить на работе. А работала Таисия у одной весьма эксцентричной галеристки Аглаи Береговой.

По образованию Тая была художницей, она закончила высшее художественное училище сразу по двум направлениям – классического рисунка и ландшафтного дизайна. Но пятнадцать лет назад специальность ландшафтного дизайнера была не сильно востребована, а вот художник мог хоть как-то перебиваться с хлеба на воду. Тая была, может, и не гениальной художницей, но весьма талантливой.

Аглая Алексеевна заприметила молодую художницу на одном из уличных вернисажей, купила у нее несколько работ и продала у себя в галерее. А это поднимало молодую художницу на совсем другой уровень. Потом Аглая, а просила она себя называть, несмотря на существенную разницу в возрасте, по имени, купила у Таисии еще несколько работ, потом еще и еще… А затем предложила работать в своей галерее. Помогать организовывать выставки, отсматривать экспонаты, отбирать работы, искать клиентов, проводить экскурсии…

Круг общения у госпожи Береговой был очень большим, но Таю она отчего-то выделяла, и со временем они подружились. Тая фактически стала правой рукой Аглаи.

Был у Аглаи Алексеевны еще один близкий друг – реставратор Сергей Семенович Илюшин. На втором этаже галереи размещались реставрационные мастерские, где господин Илюшин и проводил большую часть времени, занимаясь любимым делом. В художественном мире Илюшин был весьма известной личностью, его неоднократно приглашали на работу и в Эрмитаж, и в Третьяковскую галерею, и в другие крупные музеи. Аглая Алексеевна всякий раз с замиранием сердца ждала решения Сергея Семеновича, но тот неизменно отказывался, и растроганная Аглая не могла сдерживать слез, восклицая:

– Ну как же так?! Почему ты остаешься со мной? Ведь тебя приглашают самые знаменитые музеи мира! Такие шедевры были бы в твоих руках! А самое главное, тебе действительно можно доверить самые ценные полотна!

– Спасибо, дорогая, за теплые слова, – хитро улыбался в пушистые усы Сергей Семенович. – Но куда мне уже дергаться на старости лет? У меня здесь фактически дом, друзья. И ты, и Тая… А там новые люди, государственная служба… Нет, это не мое! Ты знаешь, ответственности я не боюсь, но к таким кардинальным переменам в своей жизни не готов. К тому же те, кому я нужен, всегда могут найти меня, – отвечал в таких случаях Сергей Семенович.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.