Невероятное везение

Вильмонт Екатерина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Невероятное везение (Вильмонт Екатерина)

Глава I

С чего-то надо начинать

В такую погоду только и болеть, огорченно подумал Петька и отвернулся к стене. Конец апреля, а на улице почти ноябрь. Холодно, мокро, серо. Но зато не так обидно… Привязалась проклятущая ангина… Горло уже не болит, а температура почему-то еще держится. Это мешает, а то можно было бы даже понаслаждаться болезнью – лежишь себе, на столике стоит здоровенная кружка с клюквенным морсом, хочешь, смотри телик или видак, хочешь, читай – папа принес еще три романа Незнанского. Правда, в последнее время они уже не такие интересные, но все-таки любимый герой Александр Турецкий по-прежнему совершает свои подвиги… Но с температурой ничего этого не хочется… «Хорошо, что у нас сейчас нет никакого расследования, а то бы я совсем извелся», – подумал Петька и снова уснул.

Проснулся он оттого, что в квартире кто-то был. Странно, кто бы это?

– Эй, кто там? – крикнул он.

– Петечка, это я! – услышал он голос бабушки Марии Львовны.

– Баба Маня, ты? – обрадовался Петька.

– Да, Петечка, я!

– Что ты там делаешь, иди сюда!

– Да я вот… Сейчас приду!

Петька услыхал, что она прошла в ванную, там включила воду. Но вскоре появилась, пряча глаза.

– Баба Маня, ты что? – перепугался Петька.

Вид у Марии Львовны был вконец несчастный.

– Ты плакала? Что-нибудь с бабусей? – перепугался Петька.

– Да нет, Петечка, это так, ерунда…

– Баба Маня, не делай из меня дурака! Что, я тебя не знаю? Ты из-за пустяков плакать не станешь!

– Полторы тысячи – это, Петечка, совсем не пустяк!

– Какие полторы тысячи?

– У меня в сумке было полторы тысячи, мне долг отдали…

– И ты их потеряла?

– Можно сказать и так!

– У тебя их украли?

– Ну не то чтобы… Но, в общем, да, украли.

– Баба Маня, ты говоришь загадками.

– Просто мне стыдно. Я такая дура! Я только потом сообразила, что это была целая шайка.

– Баба Маня! Немедленно все расскажи!

– Нет, Петя, не расскажу! Я же тебя знаю, ты хоть и болен, соберешься их ловить! А я за тебя боюсь!

– Баба Маня, во-первых, ты сама сказала, что я болен. У меня сил не то что бандитов ловить, даже телевизор смотреть нету! Но я должен все знать, да и тебе легче станет, если ты все расскажешь.

Мария Львовна внимательно посмотрела на внука.

– Только, Петька, чур, никому ни словечка!

– Родителям и бабусе – ни слова! А своим друзьям… Им обязательно надо сказать, они могут помочь.

– Петя, я не хочу! Почему из-за моей дурости должен кто-то рисковать? И ведь я всегда так гордилась собой, что ни в какие «МММ» и «Чару» деньги не вкладывала, а тут… Понимаешь, иду я по подземному переходу, и подскакивает ко мне молодой человек, очень приличный с виду, и сует в руки какую-то карточку. Мол, у них открывается новый магазин видеотехники, и они проводят лотерею… Не хотела я ее брать, видит бог, а он мне насильно всучил и подвел к какой-то девице, у которой в руках был журнал с номерами. Она выхватила у меня карточку. У вас, говорит, восемнадцатый номер, а у вас, женщина, двадцатый! Я гляжу в журнал и вижу – под восемнадцатым номером написано – приз, а под двадцатым – шанс. А тут еще какой-то парень подскакивает с карточкой, уж не знаю, что там у него было написано, только девица ему тут же без долгих слов сотенную бумажку вручила…

– Так, – проговорил Петька, – это чтобы ты ничего не заподозрила.

– Это я потом сама поняла, только уже поздно было… Ну вот, девица объясняет, что поскольку у меня приз, я могу выбрать, что взять: телевизор или деньги. Причем телевизор-то хороший, «Сони», но получать его надо на каком-то складе, и вроде ни к чему он нам, да и вам тоже, вот я и подумала, что неплохо будет, если я приз деньгами возьму…

– Баба Маня! Бесплатный сыр бывает только в мышеловке, ты же сама знаешь!

– Знаю. Бес попутал! Старая дура!

– Ну а что дальше-то было?

– Дальше? А дальше я сказала, что беру деньгами! А тогда она, девица эта, говорит, вы мне сейчас дайте пятьсот рублей, а я вам через две минуты верну две тысячи без пятидесяти рублей, это мои проценты! А тут женщина, у которой шанс выпал, спрашивает: «А что мне-то будет?» «А вам, если внесете тысячу, достанется вся сумма, конечно, если эта женщина – то есть я – не захочет все себе оставить…»

– И ты, чтобы не потерять пять сотен, дала ей еще тысячу? – воскликнул Петька.

– Откуда ты знаешь?

– Баба Маня, это же обыкновенная пирамида! А потом вторая внесла две тысячи, чтобы не потерять первую, и забрала всю кассу, так?

– Так… Там еще какая-то женщина стояла, она все меня подзуживала: возьмите у меня, если вам не хватает, вот сто рублей, отдадите мне потом двести, и хорошо…

– Ты не взяла?

– Сто рублей взяла… Мне не хватало. А уж, когда я сообразила, что меня просто облапошили, я как закричу, что ж вы делаете, у меня же копейки не осталось! А девчонка эта наглая говорит, вы внесите две тысячи, у вас преимущественное право перед той женщиной, и все деньги достанутся вам. Я говорю, у меня же ничего нет, вы же видите! А она – займите у кого-нибудь или же долларами дайте. Ну, тут уж у меня хватило ума просто унести ноги! Еще эта тетка, что мне сотню дала, за мной шла, причитала, что вот сотню зазря потеряла, так у меня сорок рублей в кармане завалялось, так я ей в морду швырнула, поняла, что она с ними заодно! Скажи мне, Петечка, а вот та, что выигрыш унесла, она тоже с ними?

– Можешь быть уверена! Если бы у тебя еще деньги нашлись, она бы тоже в кармане тысчонку-другую обнаружила… Да они все там из одной шайки.

– Знаешь, когда она, отдав тысячу, полезла еще за двумя, мне уже стало ясно, что меня надули, и я потребовала обратно свои деньги…

– А они над тобой посмеялись?

– Нет, я же говорю, предложили еще занять, но тут я опомнилась… Не хватало только в долги залезть…

– И на том спасибо! – улыбнулся Петька. – А теперь, баба Маня, напрягись маленько, и давай запишем их приметы. Ты их хоть запомнила?

– Представь себе, да! Особенно девчонку. Да и тех двух сволочных баб тоже!

– Баба Маня, будь добра, достань из моего стола тетрадку и ручку.

– Зачем это?

– Как зачем? Приметы записать. Я их капитану Крашенинникову на всякий случай дам.

– Станет он с этим возиться! Скажет – сама виновата, дура старая! И будет прав!

– Может, он и будет прав, но, баба Маня, сама подумай, сколько еще народу они вот так облапошат. Хорошо тебе, ты с голоду не помрешь, и вообще… А у других они таким манером последние деньги выманят…

– И ведь как у них все продумано… Специально стравливают двух клиенток. Ах, продувные бестии!

– Все, давай вспоминать! Как выглядела девчонка, в чем была одета?

– На ней была черная кожаная курточка, сама она брюнетка, а глаза светлые-светлые, видать, волосы-то крашеные… Лет ей не больше двадцати двух, ногти выкрашены таким серебристым лаком с крупочками…

– С какими крупочками? – не понял Петька.

– Ну, знаешь, будто шарики серебристые в лак подмешаны…

– А, знаю! Дальше!

– И помада у нее вроде бы синеватая…

– А ногти длинные?

– Длинные, точно! Но больше, пожалуй, я ничего не запомнила…

– Это не так уж мало! А теперь тетки…

– Ну, та, что тысячи-то из сумки доставала, была такая полная, стриженая, волосы седые, но темные, понимаешь?

– Ага!

– Плащ на ней был желтоватый, а на шее зеленый шарфик с цветочками. Сумка такая хозяйственная на «молнии», вот в точности как у твоей мамы, только не синяя, а черная в горошек!

– Баба Маня, ты гений!

– А вторая, та, что взаймы давала, лет за шестьдесят, в сером пальто, и пучок у нее на затылке бордовой косынкой перевязан!

– Все это хорошо, баба Маня, но ведь и косыночку, и шарфик, и даже плащ ничего не стоит сменить… А лица их ты не запомнила?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.