Жрец

Власова Яна Юрьевна

Жанр: Фанфик  Прочее    2015 год   Автор: Власова Яна Юрьевна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Жрец (Власова Яна)

Тьма вокруг, она кажется ощутимой. Протяни руку и коснешься мягкой, точно сотканной из обсидиановых облаков завесы, ограждающей от внешнего мира. Сознание растворяется в ней, полностью сливаясь с пустотой, воспоминания становятся зыбкими и нереальными. Дальше ничего нет; если позволить себе остаться здесь, вернуться уже не удастся. Если расслабиться и позволить дальше разуму течь по теплой реке энергии, затягивающей в омут, все прежние усилия будут напрасны. Я еще не могу уйти. Почти растворившись в черной дымке, где-то в глубине души я помню, что еще должна жить. Усилие… нужно небольшое усилие…

Боль обрушилась на меня вместе с птичьими трелями и ослепительным солнечным светом, точно невидимая стена разлетелась в тот момент, когда я открыла глаза. Ужасное самочувствие, все горло как будто изрезали тонким лезвием, жжет и тяжело дышать. Наверное, я провела без сознания несколько суток, только вот где именно? Ничего помню, в сознании точно огромная пропасть. Проклятие. Шумно выдохнув, приподнялась на локтях и осмотрелась, пытаясь восстановить в памяти произошедшее со мной, а заодно узнать, в каком месте сейчас нахожусь.

Комната совсем небольшая и пыльная, хотя солнечный свет придает помещению особый уют; на стенах развешаны сушеные цветы и травы, а множество полочек уставлены битой посудой и другими разными емкостями. Это, вероятно, небольшое здание, – этажа два, не более, – и напоминает укромный уголок какого-нибудь отшельника. Я вздрогнула, скривившись: боль и шум в голове нарастают, однако крошечные осколки утерянных воспоминаний уже начинают возвращаться.

Сделав усилие, села, проведя ладонью по тонкой ткани простыни. Напротив – в настенном старом зеркале – отражение повторило мои действия, и я вгляделась в свои глаза, серо-голубой цвет которых, казалось, потемнел от испытываемой боли; темные рыжие волосы растрепаны. Что ж, выгляжу я лучше, чем ожидала, хотя все тело ноет, а недавно полученная рана стрелой в плечо горит огнем, но коснувшись руки, я поняла, что рана промыта и перебинтована. Однако я так и не могу вспомнить, как оказалась здесь и что со мной произошло, прежде чем я очнулась. Лишь несколько обрывков и туманных образов вспыхивают в сознании. Вновь закрыв глаза, я попыталась восстановить рассеявшиеся от боли воспоминания.

Однажды один человек сказал мне, что начинать нужно с малого, кто знает, может, этот принцип сгодится и здесь, так что стоит попробовать оживить все воспоминания последних лет, постепенно придя к тому дню, когда я оказалась здесь.

Мой дом находится далеко отсюда. Я прошла через горы, пустоши и леса, прежде чем оказалась в этой местности. Мне двадцать лет; семнадцать из них я провела во дворце правителя нашей крошечной страны, потому что родители служили там. Накануне моего шестилетия мы отправились в город, где я была похищена работорговцами. Но попасть на рынок я не успела: повозка, в которой нас везли, перевернулась из-за разъярившейся лошади в упряжи, задавив кучера и еще двух девушек из тех, что везли со мной. Я отлетела в сторону, разорвав кожу на ноге, где шрам остался до сегодняшнего дня, и упала с пологого обрыва, в низине которого меня и нашла Ди-ру – молодая женщина, позже ставшая мне самым близким человеком. Нахмурилась, все глубже погружаясь в себя; треск в голове мешает сосредоточиться.

Меня зовут Риса. Теперь уже просто Риса.

Родовое имя давно не имеет для меня никакого значения. Ди-ру вернула меня домой, и позже я узнала, что она живет неподалеку от столицы и занимается продажей трав и цветов. Я нашла ее и попыталась убедить взять меня в ученицы, но она только разводила руками, словно говоря, что не понимает меня. С того дня я постоянно навещала Ди-ру, но еще долго считала ее лишенной голоса и слуха, ведь она никогда не разговаривала при мне, а на мои слова никак не реагировала. Она продолжала собирать травы, после продавая те в своей лавке, а я, следуя за ней повсюду надоедливой тенью, откровенно считала ее слабоумной, но чем дольше мы находились вместе, я наблюдала за Ди-ру, и постепенно начала видеть ее с иной стороны. А однажды Ди-ру заговорила со мной, и с того дня я начала учиться у нее.

Почти два года назад Ди-ру погибла, когда в таверне, где она проводила один из вечеров, ей вспороли живот, потому что она отказалась отправиться наверх с одним из отродьев, заполняющих почти все эти проклятые города. Я не захотела оставаться в столице и покинула ее, отправившись в эти края, где жила одна из наших дальних родственниц: пожилая женщина, тихая и приятная, желающая, чтобы я звала ее не иначе, как «тетушка». Как и Ди-ру, я стала продавать травы и коренья, и как раз направлялась в столицу королевства Коука когда… Грудь пронзила боль, и я шумно выдохнула. Когда на меня напали разбойники. Защититься от них только одним кинжалом, который остался у меня от Ди-ру, было невозможным, и загнанная, испуганная, я растерялась и, оступившись, сорвалась со скалы. Тогда почему я в этом доме и кому?..

– Уже очнулась? – мягко спросил кто-то, но от этого звука я испуганно подскочила, оглядываясь, и натолкнулась на добродушную улыбку мужчины мне совсем незнакомого. Или я просто забыла его? Нахмурившись, удивленно моргнула, разглядывая незнакомца: на вид он едва ли достиг тридцатилетия; высокий, кудрявые светлые волосы заплетены в косу, пышная челка закрывает глаза, потрепанная белая ткань простого халата касается пола. – Меня зовут Ик-су. А как твое имя?

– Ри… – начала я, но закашлялась, ощутив жжение и сухость в горле. – Ри…

– Ой-ой! – испуганно воскликнул юноша, заметавшись по комнате. – Прости, я совершенно не подумал, что стоит сразу приготовить воду. Просто ты была без сознания несколько часов, и я не знал, когда ты очнешься. Сейчас-сейчас, я… – он бросился к столу, споткнувшись, налетел на тот и схватился за ушибленный бок, но все же добрался до полочки, с которой взял чашу. Наполнив ту водой из кувшина, стоявшего рядом, он вернулся к кровати, на которой лежала я, и протянул чашу.

– Спасибо, – выдохнула я, когда вода смягчила боль в горле.

– Не нужно, – он мягко остановил меня, когда я попыталась встать. – Лежи, Ри.

– Риса, – поправила я, вновь опускаясь на жесткую подушку. – Меня зовут Риса.

– Прости, я не расслышал, – безмятежно улыбнулся юноша.

Почему он носит такую длинную челку? Я попыталась разглядеть сквозь густые волосы его глаза, но ничего не получилось. Ик-су замер напротив, вероятно так же рассматривая меня. Хотя зачем бы ему это? Вот уж у кого была замечательная возможность меня изучить, пока я здесь отдыхала, если так можно сказать. А он вообще видит? Или поэтому и спотыкается, что волосы закрывают глаза? Интересно, а кто он вообще такой? Мне совсем не страшно, находиться рядом с ним, и дело не в его открытой улыбке и безобидном облике. Зло часто рядится в белые одежды, но Ик-су не кажется мне плохим и злым человеком.

– Это ты спас меня?

– Я нашел тебя возле реки, – ответил юноша. – Ты заблудилась?

– Нет, – покачала головой, прикрыв глаза; голова снова закружилась и подступила тошнота. Как же мне удалось не сломать себе шею при падении? А может быть, все это только иллюзия, созданная моим воображением, в то время как я сама уже погребена среди этих бескрайних лесов. – Я сорвалась со скалы. Там дорога проходит, и на меня напали, но я оступилась и… Прости. Спасибо, что помог мне.

– Ох, – горько выдохнул юноша, и я дернулась, заметив слезы на его щеках. Наклонившись, он обхватил мои ладони своими большими руками, оказавшись совсем близко. Я испуганно вжалась в грубую ткань подушки, не сводя взгляда с лица юноши, – тебе было так больно! Но я удивлен, что ты смогла выжить при падении и почти не пострадать. Вероятно, сами боги решили помочь тебе и спасти! Ведь именно они привели меня к той реке, на берегу которой я тебя и нашел.

– Боги привели? – оторопело повторила я.

– Ой! – юноша взволнованно отскочил, нервно замахав руками. – Не слушай меня! Я постоянно глупости всякие говорю, извини. Как ты себя чувствуешь, Риса? Подожди, я сейчас что-нибудь приготовлю, – он рванулся к столу, но запутался в полах собственного халата и с воплем улетел на пол, проскользив до другой стены.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.