Купчино.Трилогия

Бондаренко Андрей Евгеньевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Купчино.Трилогия (Бондаренко Андрей)

Купчино, трилогия

Жанр - современный остросюжетный роман

Цикл - "Купчино"

Книга первая - "Купчино. Настоящий Дозор..."

КУПЧИНО, НАСТОЯЩИЙ ДОЗОР

От Автора

Где-то - играл рояль. Тихо и не навязчиво.

Играл себе и играл. Старенький, трескучий....

Но, не смотря на эту трескучесть, на Душе становилось всё теплее и теплее.

Бывает. Старый уставший рояль, исполняющий нехитрую вечную песенку - о Любви.

О Любви высокой и невозможной.

О Любви - о которой - можно только мечтать...

Будут ли "совпадения-пересечения" с романом "Ночной Дозор" Сергея Лукьяненко?

Да, будут. Непременно. Но только в плане сюжетных линий. Вернее, в сюжетной структуре. Не более того.

Итак.

На городских улицах - опасно. Но речь идёт не о вампирах, оборотнях, колдуньях и ведьмаках. На улицах живёт другая смертельно-жуткая опасность - маньяки, педофилы и преступники всех мастей, включая коварных "оборотней в погонах". Те, кто выходит на охоту - и днём, и ночью. Но по следу головорезов и насильников следуют другие охотники, объединённые в "Дозор".

А, вот, никакого Договора между Светлыми и Тёмными не существует. Игра (смертельная и беспощадная, ясен пень), идёт без каких-либо слюнявых и благородных правил. Впрочем, некоторые компромиссы, всё же, присутствуют и здесь.

Последнее. Речь, естественно, идёт о Параллельном Мире. Как один из вариантов...

Автор

Пролог

Кастет в кармане

В метро было людно и душно. Июльский вечер, пятница.

Часть народа следовала с работы домой, в спальные районы. Другая - до конечной станции "Купчино", чтобы там пересесть на электрички и разъехаться по дачам, так милым городским усталым сердцам.

Разогнавшийся состав неожиданно шатнуло на последнем повороте, пассажиры бестолково завалились направо - друг на друга.

- Что это у тебя, милочка в кармане?
- принялась сварливо ворчать пожилая костистая тётка в летнем цветастом сарафане.
- Ребристое такое, твёрдое, слегка колючее? Прямо в поясницу мне впилось.... Ох, уж, эта современная молодёжь. Никакого уважения к старшим. Совсем распустились и распоясались. Сталина на вас нет...

- Простите, пожалуйста, - незамедлительно отодвигаясь в сторону, смущённо пробормотала Юлька.
- Я нечаянно. Не со зла. Извините.

Было очень душно, тревожно и жарко, по спине, нещадно и подло щекотясь, ползли - размеренной чередой - капельки пота.

"Всё из-за этой дурацкой куртки", - подумала Юлька.
- На улице плюс двадцать пять градусов, а в вагоне метро и того больше. В футболке, по идее, надо ходить в такую погоду. Но у куртки есть одно бесспорное и важное достоинство, то бишь, наличие просторных карманов...".

В правом кармане джинсовой светло-голубой курточки лежал надёжный и тяжёлый кастет, треугольное пупырчатое ребро которого и впилось в поясницу ворчливой соседки. В левом кармане находился пузатый светло-зелёный баллончик с качественным израильским нервнопаралитическим газом (сорок пять американских баксов, между прочим, пришлось отдать!). Во внутреннем - короткий самодельный стилет в деревянных ножнах.

Сложить всё это хозяйство в наплечную сумку? Можно, конечно. В том смысле, что сложить-то можно, а, вот, достать - в нужный момент - можно и не успеть...

"Дяденька, назначивший по Интернету встречу, судя по фотографии, является достаточно субтильным и хиленьким", - мысленно хмыкнула Юлька.
- "Такого и утренней жидкой соплёй, запросто, можно перешибить. Но страховка - в серьёзных делах - лишней не бывает. Прописная истина и жизненная диалектика, так сказать...".

- Конечная станция "Купчино", - устало и равнодушно объявил механический голос.
- Дамы и господа, пожалуйста, не оставляйте в вагонах метрополитена посторонних вещей и подозрительных предметов...

Перейдя по подземному переходу на нужную сторону, девушка вышла на Балканскую площадь.

- Охотнички, блин, - язвительно проворчала костистая тётка в цветастом сарафане, идущая рядом.
- Твари ненасытные. Колодцы бездонные. Ну, чисто шакалы степные...

- О ком это вы?
- поинтересовалась Юлька.

- А вон, видишь, менты парочками прогуливаются? То есть, полицейские, если по-новому.... Думаешь, это они надзирают за общественным порядком? Фигушки, милочка, тебе! Мужичков высматривают - прилично одетых и пьяненьких. Мол: - "Предъявите ваши документы! Попрошу пройти с нами!". Удостоверение мельком покажут и поведут - якобы в отделение, расположенное на Купчинской улице. Не доведут, конечно. В ближайшей подворотне умело обшманают, физию слегка начистят, деньги и мобильный телефон отнимут, после чего отпустят - на все четыре стороны.... О, времена! О, нравы! Куда катится наш долбанный и зачуханный Мир? Я и говорю, что Сталина на вас, охламонов болтливых, нет...

- Вы местная?
- понимающе вздохнув, спросила Юлька.

- Можно и так сказать, - заважничала тётка.
- Родилась-то я, правда, на Средней Охте, но в десять с половиной лет сюда переехала.... Видишь, справа - шестнадцатиэтажный красно-белый дом?

- Вижу.

- Лет так тридцать пять тому назад мы со школьными подружками - на этом самом месте - грибы собирали. Отменные черноголовики, моховики, маслята и опята.... Ну, куда тебе надо, пигалица белобрысая?

- К роддому. Он расположен, кажется, на Малой Балканской улице.

- Не рано ли, девонька? Тебе же, наверняка, ещё и семнадцати годочков не исполнилось.

- Угадали, только шестнадцать с половиной, - лучезарно улыбнулась Юлька, после чего - на всякий случай - соврала: - У меня там старшая сестрёнка лежит. Уже полторы недели. На сохранении.... Как мне добраться до роддома? На каком транспорте? Подскажите, пожалуйста.

- Не секрет, понятное дело, - вальяжно передёрнула покатыми плечами тётка.
- Видишь, кубическую бетонную тумбу, на которой стоит тощий очкарик? Сразу за тумбой повернёшь налево. Дошагаешь до трамвайной остановки. Сядешь на "шестьдесят второй" маршрут и доедешь до кольца. Оно расположено, как раз, рядом с роддомом. Роддом сразу увидишь и мимо не пройдёшь. В том плане, что других зданий-сооружений там и нет. По крайней мере, достроенных.....Удачи, тебе, пигалица. Мне, извини, в другую сторону...

Возле серой бетонной тумбы, на которую забрался тощий мужчина в очках, собралась небольшая толпа зевак.

Очкарик, одетый в драные тёмно-синие джинсы и светлую футболку с портретом Эрнесто Че Гевары, нараспев, слегка рисуясь, читал стихотворение:

Всё, что накапало...

Ладно, прорвёмся.

Чай, не впервой, старина?

Нет, не впервой. Ящик с гранатами?

Нет, он пустой. Одна...

Личная?

Личная. Не обезличенная.

Девушка есть у меня.

Светлая, стройная, слегка - веснушчатая...

Ты уходи, старина...

Вон - вертолёт. Он гудит на севере.

Точка - всего полчаса.

Ты - извини, но ноги прострелены.

Ты извини - навсегда...

Времени нет. Всё, тихонько прощаемся.

Замерли - звуки - вдали.

Только свирель - всё поёт - на израненном,

Дальнем краю Земли.

Только свирель - всё поёт - на израненном,

Дальнем краю Земли...

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.