Спасибо, что ты рядом со мной

Власова Яна Юрьевна

Жанр: Фанфик  Прочее    2016 год   Автор: Власова Яна Юрьевна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

В горле снова зацарапало, словно туда песка насыпали, но я постарался сдержать очередной приступ кашля, дабы не тревожить и без того раздраженного Юна. Вот уже почти неделя, как я слег с простудой, когда в очередной раз умудрился попасть под дождь и насквозь промокнуть. Обычно мне удавалось избежать последствий, но не сейчас. Первые дни ускользнули из моих воспоминаний, оставив лишь подернутые дымкой размытые образы, возможно, являющиеся отголоском бреда, а может, все-таки и реальности. Одно я помню хорошо: мне было очень больно дышать, казалось, проникающий в легкие воздух состоит из бесчисленного множества крошечных иголок, оставляющих внутри ужасно саднящие порезы.

Я то терял сознание, то на краткие мгновения возвращался, но комната перед глазами была тусклой и размытой. Иногда я чувствовал, как что-то ледяное касается моего лба и мне неудержимо хотелось от этого избавиться, но я не мог пошевелить даже пальцем. Тело казалось невесомым, тряпичным, чужим, и его проедал зверский холод, от которого можно было спастись, лишь ускользнув как можно глубже в беспамятство. Даже сейчас при воспоминаниях об этом пробирает дрожь, хотя последние пару дней я чувствую себя вполне сносно, только все еще немного зябко и постоянно чешется горло, от чего даже наложенные горячие повязки, пропитанные настоем из коры, не спасают. Вот и теперь его так саднит, что я все-таки не сдержался и зашелся скрипучим кашлем, свернувшись калачиком на сбитой постели.

– Ик-су? – Юн взвинчено подскочил из-за стола, за которым до этого сидел уже не один час, сгорбившись над какой-то книгой и думая, что я сплю, и, приблизившись к кровати, коснулся ладонью моего лба, настороженно хмурясь. – Вот болван, одни от тебя проблемы. Я сейчас приготовлю лекарство, должно снять раздражение.

Все еще ворча, он скрылся в коморке, где хранил собранные травы и разные вещи, которые, по его мнению, могли пригодиться для лечения меня, «вечно неуклюжего оболтуса», как сказал однажды Юн. Глядя на его недовольный вид, я не смог сдержать улыбки: пускай он часто хмурится, я знаю, что дорог ему. Пусть Юн и злится порой, постоянно меня попрекает и частенько брюзжит, он заботится обо мне.

Без него мне было бы очень одиноко.

Из-за постоянных странствий у меня никогда не было места, в котором бы я задерживался дольше, чем на несколько дней, поэтому слово «дом» не имело для меня глубоко значения, наполненного особым, согревающим душу смыслом. Я не умел привязываться ни к конкретным людям, ни к городам, они были для меня интересными, но… все равно чужими. Я уходил и вскоре все они становились лишь отдаленными воспоминаниями, которые со временем было не отличить одно от другого. Однако в очередную особенно тяжелую для страны осень я встретил ребенка-сироту, что спустя несколько месяцев отправился в дальнейшее странствие вместе со мной, как бы я и не хотел брать его в эту полную лишений дорогу.

Спустя несколько лет мы нашли заброшенный домик неподалеку от озера и спрятанной от остального мира густым, многовековым лесом. Здесь мы и обосновались на последующие годы, можно даже сказать, пустили корни, точно измученное растение, угодившее в плодородную почву. Странное это чувство – привязанность к месту. Но еще более необычной для меня стала привязанность к человеку. Мне нравятся люди, я всегда стремился защищать их и помогать им, однако подлинной теплой привязанности не знал никогда. Не знал, что такое действительно бояться за дорогое тебе существо. Я вырос среди чужих людей, братьев и сестер у меня так же не было, поэтому с появлением Юна я впервые обрел друга.

В моей жизни появился смысл.

Да, скорее это меня всегда приходилось защищать, помогать мне и заботиться, однако я все же надеюсь, Юн рад, что однажды встретил меня, что я хоть чем-то да помогаю ему и скрашиваю медленно текущее время. Но даже если так и есть, он мне в этом ни за что не признается. Я перевел взгляд на распахнувшуюся дверь кладовой, откуда появился с мрачно нависшим над ним молчанием Юн, держа в руках несколько холщовых мешочков. Бросив на меня недовольный взгляд, он отвернулся к столу, откуда почти сразу раздалось звяканье посуды. Когда закипела вода в котелке, он вылил ее в чашу, что-то неразборчиво пробубнив себе под нос, отряхнул руки и подошел ко мне, протягивая деревянную кружку, наполненную кисло пахнущим отваром, от которого поднимался едва различимый в полумраке комнаты бледно-сизый пар.

– Раз ты проснулся, сейчас суп приготовлю.

Я приподнялся и сел, спиной прислонившись к прохладному камню стены, за которой на улице уже наверняка солнце заходило за неровные края скал, погружая лес в голубовато-серые сумерки наступающего вечера. Юн суетился у плиты, иногда приглушенно ворча, и вскоре комнату наполнил вязкий запах аппетитно булькающей в котелке похлебки. Аромат был такой теплый и вкусный, что в животе у меня невольно заурчало, на что Юн только фыркнул и, наполнив две глубоких тарелки, бухнул те на стол, умудрившись при этом ни капли не пролить. Закутавшись в одеяло, так как еще чувствовал легкий озноб, я перебрался за стол, склонившись и вдыхая будоражащий запах специй и лука. Ухватив ложку, я зачерпнул немного бульона и подождал, пока тот чуточку остынет; на вкус он оказался таким же приятным и согревающим жаром разлился у меня внутри, отчего по телу пошла рябь мурашек.

– Эх ты, – буркнул Юн, не сводя с меня взгляда. – Помер бы уже без меня.

Мне ничего не оставалось, как по-детски рассмеяться и кивнуть, ведь он, если вдуматься, был совершенно прав. Быть может, я бы и смог сам позаботиться о себе – лечил и кормил ведь я себя до встречи с Юном – но точно могу сказать, без него я бы погряз в бессмысленности жизни, однажды потеряв радость проведения времени в странствиях и молитвах. С ним моя жизнь стала глубже и интереснее, цвета вокруг неожиданно обрели более сочные оттенки, да и погода как-то враз стала намного теплее, даже если на дворе стояла суровая, промозглая зима. Эти ощущения, это чувство я хочу сохранить навсегда, я боюсь потерять их, поэтому буду оберегать и дорожить ими. Я счастлив, что смог узнать как это – полагаться друг на друга, доверять, ценить. И сейчас с удивлением понимаю, что этот крошечный домик – единственное место, где бы мне хотелось остаться навсегда.

Поймав встревоженный взгляд Юна, я добродушно улыбнулся и произнес:

– Спасибо, что ты рядом со мной.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.