Грибная красавица

Дорогожицкая Маргарита Сергеевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Грибная красавица (Дорогожицкая Маргарита)

Безумный мир-1.

Грибная красавица.

Мы все безумны, кто чуть более, а кто чуть менее. Я безумна с рождения, и моя жизнь никогда не станет прежней, потому что однажды я преступила черту. Т у черту, за которой безумие может обрести пугающие очертания действительности ... Я смогла вернуться обратно, но часть моей души осталась там навсегда. Бездна ждет меня и будет ждать вечно. Приятно знать, что тебя ждут ...

Хризокола. 948 год от Великого Акта.

Я умерла. И наверное уже давно. Впрочем, я даже не помню, в какой момент это случилось. Когда мне вдруг стало безразлично, когда пропали желания и эмоции, когда выцвело и сузилось зрение, когда движения стали механические и однообразные, когда пропало умение удивляться.. Я не живу, просто существую, притворяюсь живой. Церковь обвинила меня в ереси и колдовстве, а затем прокляла. Меня ищут, хотя прошло уже почти восемь лет, поэтому мы и забираемся все дальше на юг. Деньги уже почти на исходе, надо где-то осесть и поправить финансы.

У меня все чаще случаются приступы. Мое сумасшествие наследственно и неизлечимо. Антону всего шестнадцать, и ему приходится тяжело, он следит за мной и скрывает от окружающих мои приступы. Если узнают про них, меня могут посчитать колдуньей и запросто сжечь на костре. Я провела в подвале колдуна два года и видела, что он делал с людьми. Я на себе почувствовала, что творили монастырские святоши. Я знаю, что их сила - следствие безумия. Я переступила черту, но смогла вернуться назад, заплатив за это страшную цену. И больше не хочу. Впрочем, я теперь вообще ничего не хочу.

Сегодня мы добрались до Кльечи. Крупный южный портовый город, стоящий на границе сразу трех вояжеств. Здесь живет много простых людей и знати, крутятся большие деньги, бурлит жизнь. Как раз то, что мне необходимо. Мое чутье не раз выручало нас, и в этом раз оно просто вопило, чтобы здесь остаться. Не знаю, нормально ли знать некоторые вещи заранее, Антон говорит, что нет. Хотя он еще мальчишка, и то, что у него нет чутья, еще не значит, что другие люди им не владеют. И кстати, что считать отклонением от нормы? И где взять эту норму? Хотя неважно, даже если это и признак безумия, то пусть. Моя прапрабабка тоже была сумасшедшей, но благодаря нему она стала самой влиятельной воягиней, поставила северные земли под свою власть и победила в Синей войне. Потому что все боялись, боялись ее безумной жестокости, звериного чутья и абсолютной непредсказуемости.

Город показался мне ленивый, сытым и злобным зверем, отдыхающим на берегу моря. Непривычное для северянки южное солнце палило нещадно, когда мы добрались до портового рынка. Рынок гудел тысячами голосов, прилавки были забиты диковинками, разношерстный люд сновал и толкался. Я задохнулась от нахлынувших эмоций. Не моих. Чужих. Еще одна прелесть безумия. Мои чувства вдруг отказывают, я начинаю воспринимать запахи как звуки, звуки как цвета, а чужие эмоции как запахи. Сознание помутилось, город вонял как помойка, простоявшая под палящим солнцем несколько дней. Я хватала воздух ртом, тщетно пытаясь зажать нос, понимая краем сознания, что бесполезно. От эмоций как укрыться? Антон сообразил, что у меня опять начинается приступ, и оттащил меня на пристань, подальше от чужих взоров. Я перевела дух. Зрение прояснялось, голова перестала кружиться. Воняло до сих пор, но уже можно было дышать.

Мы сняли скромную комнату в прибрежной таверне. Мне нужно время, чтобы разобраться и подумать. И решить, чем мы здесь будем заниматься. Нужно прикрытие, чтобы наше пребывание в городе не вызвало кривотолков и ненужного любопытства, прикрытие, что может также дать доступ к знатному обществу, а еще мне нужна информация. Оставшихся денег должно хватит на что-нибудь скромное вроде лавки или пансиона. Побережье в окрестностях города было усеяно крошечными пансионами, в которых останавливались как купцы, так и знать, кто по делам, а кто и подольше, с семьей, отдохнуть возле моря. Содержать пансион несложно, но конкуренция ведь тоже большая. Да и не по мне, чутье молчит, значит пустое дело. Лавка? Или даже ремесленное производство? Я смогу справиться с финансами, как никак меня учили управлять вояжеством, не думаю, что лавкой сложнее. Но это тоже не мое. Значит, будем ждать. Если бы только я могла контролировать свой безумный измученный разум!

Мы уже два дня в городе, но сегодня я проснулась с четким знанием - что-то произойдет. Я вытащила Антона гулять по городу. Антону шестнадцать, но выглядит он постарше, долговязый и белобрысый. Я представляю его как брата, благо свои рыжие волосы я осветлила, ведь ищут рыжую сероглазую девицу, а я теперь светловолосая и голубоглазая. Цвет глаз, конечно, остался серым, но умело подведенные серые глаза всегда кажутся темнее. На самом деле слабая маскировка, но мы далеко от северных земель, так что думаю, этого достаточно. Я тоже высокая и крепкая, правда сильно исхудала. Но благодаря этому наше с Антоном родство не вызывает ни у кого сомнений.

Все произошло на портовом рынке. Том самом, где мне стало плохо. Я не без опаски бродила по рядам, разглядывая разнообразный товар и прислушиваясь к чутью. Чутье молчало. Вдруг возле меня дико завизжала женщина.

- Помогите, люди добрые! Украли! Украли кошелек! Все деньги! Детям есть нечего! Ой лихонько!

Женщина средних теперь уже отчаянно рыдала, ползая на коленях в пыли. Антон дернул меня за рукав.

- Помоги ей, Хри...

Я шикнула на него.

- Ты забыл?

- Ой прости. Лидия. Помоги ей, видишь, она совсем убивается.

Женщина продолжала рыдать. Мне было все равно. Я бы прошла мимо, как это делали остальные покупатели, старательно огибая плачущую женщину и смотря в другую сторону. Но внутри меня словно заворочался и поскребся огромный зверь, так что стало щекотно в желудке. Чутье наконец проснулось.

Я подошла к женщине и присела на корточки рядом с ней.

- Вы видели вора?

- Да, мальчишка, шустрый такой, терся возле меня, когда я выбирала персики, - женщина взглянула на меня с надеждой, в ее глазах стояли слезы и отчаяние, но она готова была поверить в чудо.

Я прикрыла глаза, мысленно создавая образ мары. Мар не существует, по крайней мере, для остальных, но для меня они вполне реальные. И они могут быть полезными. Если мне надо узнать что-то про человека, я создаю его мару. Это всегда мучительно, потому что мое сознание и разум на краткий миг разбиваются на миллионы или миллиарды капель, которые потом сливаются в бесконечные ручейки возможных реальностей. Я словно играю в игру - что было бы, если бы?... И таких "если бы" неисчислимое количество. Чем больше я знаю про человека, тем лучше получается мара. Впрочем, иногда я словно получаю подсказку извне. Божье провидение ли мне шепчет или голос из бездны дает подсказку - мне все равно. С марой можно разговаривать, спрашивать, но самое главное, ее можно прогнать в любой момент. Вот только создав мару, я приближаю приступ.

Я открыла глаза. Рядом со мной стоял мальчишка лет десяти. Его лицо плыло и менялось, словно в тумане. В руках держал кошелек. Мара вора.

- Ну и где же наш воришка теперь?
- вопрос прозвучал, словно я обращалась сама к себе, но я спрашивала мару.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.