Последняя ночь холостяка

Бранд Фиона

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Последняя ночь холостяка (Бранд Фиона)

The Sheikh’s Pregnancy Proposal © 2015 by Fiona Gillibrand

«Последняя ночь холостяка» © ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

* * *

Глава 1

Всего двадцать четыре часа осталось до подписания брачного контракта…

Эта внезапная мысль прервала и без того неспокойный сон шейха Кадина Габриеля бен Кадира. Отбросив льняные простыни в сторону, Гейб встал и натянул узкие темные джинсы. Светало. В его апартаментах, расположенных этажом выше консульства Захира в Веллингтоне, царил полумрак.

Гейб хмуро размышлял о повторном вступлении в такой интимный союз, как брак. Если он женится на богатой наследнице, это решит финансовые проблемы его страны. Однако после катастрофы, которой закончилась его семейная жизнь, у шейха не было желания снова пройти через ад.

Овеваемый прохладным утренним воздухом Гейб подошел к французским дверям и раздвинул шторы. Он смотрел на серый дождь, омрачивший последний день его холостяцкой жизни. В этот момент солнце пронзило плотную завесу штормовых облаков, нависших над гаванью, осветив картину с его предками, занимающую большую часть стены.

Гейб посмотрел на шейха Кадина. Самым главным призом закаленного в битвах тамплиера стало то, что он взял в жены чью-то невесту вместе с огромным приданым. Стройная рыжеволосая Камилла де Валуа с экзотическим разрезом темных глаз позднее стала для него настоящим наваждением.

Мышцы в животе напряглись, как только Гейб вспомнил о наваждении, связанном с его браком, однако в этом случае одержимым был не он.

Как только они поженились, Жасмин, влюбленная в Гейба с детства, стала невероятно требовательной и ударялась в слезы или разражалась дикими вспышками ярости, если не могла получить желаемое. Она не верила, что Гейб очень много работает, убежденная, что у него романы на стороне. Когда Гейб отказался заводить детей, пока их отношения не станут спокойными, Жасмин восприняла это как знак того, что он сожалеет об их браке. После яростной ссоры на яхте Жасмин в гневе прыгнула в лодку и уплыла. Лодка разбилась о скалы. Его жена утонула, а Гейба мучило чувство вины.

При воспоминании о соленой ледяной воде, когда он попытался спасти Жасмин, шрам, пересекающий его скулу, – метка, полученная в тот день, – заныл.

Согласно легенде, после женитьбы на Камилле, которую Кадин завоевал, пылая к ней страстью, у него все было хорошо. Наученный печальным опытом Гейб не собирался позволять женщине получить над ним власть. Страсть – это неплохо, но только если она присутствует в отношениях, которые длятся недолго и подчиняются разуму. Что касается любви, он больше не допустит, чтобы этот вихрь увлек его.

От невеселых мыслей его отвлек стук в дверь. Натянув рубашку, Гейб впустил в покои своего старинного друга и главу службы безопасности.

Хавьер, только что прилетевший из Захира, прошел в просторную гостиную, рядом с которой располагалась спальня, и протянул ему конверт.

Открыв его, Гейб вытащил брачный контракт, который он обсуждал со своими юристами до отъезда из Захира.

Хавьер смотрел на контракт с таким выражением, словно это была бомба, которая может взорваться в любую секунду.

– Не могу поверить, – сказал он. – Ты в самом деле собираешься это сделать?

Гейб прошел в маленькую кухню.

– У меня не так много вариантов.

Стране грозило банкротство – остатки приданого Камиллы де Валуа исчезли еще во Вторую мировую войну. В задачу Гейба входила стабилизация финансового положения, а для этого он должен был жениться на исключительно богатой женщине.

Гейб предложил Хавьеру апельсиновый сок. Тот покачал головой:

– Я думал, что после Жасмин…

– Мне нужно жить дальше.

Хавьер осторожно продолжил:

– Когда ты женился на Жасмин, вы оба были совсем юными. Пора тебе задуматься о настоящем браке.

– Брак с Жасмин был более чем настоящим. – У него по-прежнему холодело в груди и становилось тяжело дышать всякий раз, когда он вспоминал прошлое и то, как он подвел свою жену, когда был нужен ей. – Новый брак таким не будет. – Гейб вступал в него с холодным расчетом. – Помни, это деловое соглашение.

Хавьер, который был счастливо женат, даже не потрудился скрыть недоверие.

– Неужели ты думаешь, что сможешь все сделать так, как нужно тебе? Какая женщина допустит это?

Гейб поднял бровь, пролистывая контракт до конца. К нему был приложен небольшой список кандидаток и фотографии красивых молодых девушек, чьи состоятельные семьи проявили интерес к возможностям, открывающимся перед ними при заключении брака с будущим шейхом Захира.

Хавьер нахмурился, глядя на список:

– Я по-прежнему считаю, что такой брак – большая ошибка, но если ты решил… Учти, это будут твои похороны.

Хавьер испугался своих слов, но Гейб не потребовал извинения. Они выросли вместе. Хавьер был его шафером, а когда Жасмин погибла, именно он сдерживал натиск прессы и толпы друзей, искренне желавших выразить свои соболезнования. После этого их дружба стала еще крепче.

– Я в любом случае должен жениться. Не забывай, что кроме денег Захиру нужен наследник.

Хавьер ушел, а Гейб взял свежую одежду и зашел в душ, размышляя. Хавьер верно подметил, что они с Жасмин были слишком молоды. Ему было двадцать, ей восемнадцать. Брак длился два года.

Включив душ, он подождал, пока душевая не наполнилась паром, после чего разделся и шагнул под воду. Сейчас, когда Гейбу, единственному сыну шейха, исполнилось тридцать, он был обязан продолжить род. От перспективы жениться вторично Гейб стиснул челюсти. Он мог придумать другие способы найти деньги, в которых нуждался Захир, способы, свойственные западному миру, но они противоречили законам страны. К тому же отец тяжело болел и осторожничал в отношении новых инвестиций. Поэтому Гейб согласился с его старомодным решением.

Через несколько минут, облачившись в белую рубашку, красный галстук и темный костюм, он стоял и пил черный ароматный кофе, глядя на проливной дождь. Хотя Гейб находился в тысячах миль от солнечного Захира, пейзаж был ему знаком, и не только потому, что его мать родилась в Новой Зеландии. Веллингтон стал для него вторым домом, так как он здесь учился.

Посмотрев на часы, Гейб поставил пустую чашку на кофейный столик, на котором лежал брачный контракт. Скоро у него должен состояться официальный завтрак с министрами туризма Захира и Новой Зеландии. Затем было назначено несколько деловых встреч. А вечером он должен был принять участие в презентации, целью которой было привлечение в Захир туристов.

Это входило в его обязанности, однако Гейб очень хотел бы провести последний день свободы по-другому.

Еще один день и одну ночь он будет холостяком.

Ей судьбой было предназначено быть любимой, по-настоящему любимой…

Мелодия будильника почти вырвала Сару Дюваль из сна, однако страсть, которой было невозможно сопротивляться и которая владела ею, не позволяла быстро проснуться. Лежа с закрытыми глазами и представляя новый рутинный день – Сара работала учительницей, – она потянулась к будильнику и нажала на кнопку. Взбив мягкую пуховую подушку, Сара снова погрузилась в сладостный сон.

Взгляд воина был полон намерения, в котором невозможно было усомниться. Она несколько лет ждала, чтобы кто-нибудь посмотрел на нее так, словно она была несравненной красавицей.

Сильные пальцы сжали ее подбородок. Сара отвела взгляд от приковывающего к себе внимание шрама, неровно пересекавшего скулу. Она попыталась подавить невольное подозрение и поверить в то, что после стольких лет, в течение которых мужчины ее подводили, ее действительно возжелал невероятно привлекательный представитель сильного пола. В этом Сару убеждал жар, исходящий от его тела, покрытого бронзовым загаром, сильные удары его сердца под ее ладонями.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.