Галерея кривых зеркал. Шанс для предателя

Дадов Константин Леонидович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Галерея кривых зеркал. Шанс для предателя (Дадов Константин)

ПРОЛОГ.

Опираясь руками о странную светящуюся синим светом стену, по длинной крутой лестнице поднимался немолодой лысеющий мужчина, лицо которого имело явное сходство с каким-то грызуном. Дряблые мышцы давно устали и теперь болели, из рта вырывалось тяжелое дыхание, к спине липла пропотевшая ткань старой потрепанной мантии.

В очередной раз остановившись, что бы отдышаться, и посмотрев себе за спину, человек убедился что назад дороги нет, (лестница просто исчезала, а на месте прохода появлялась светящаяся синяя стена).

- если это мой личный ад... то я ожидал чего-то более интересного.
- Человек хрипло рассмеялся, и поднялся еще на пару ступенек.
- Жаль, я так и не узнаю, чем закончилась вся эта история.

Сколько времени он поднимался по этой лестнице? Может быть несколько дней, а может и целую неделю, (сложно сказать точнее, ведь день и ночь здесь не отличаются друг от друга, а так же отсутствуют чувства голода и жажды).

Воспоминания о собственной смерти, вновь заставили быстрее перебирать ногами, но это не могло избавить от ощущения стальной хватки на шее. Быть задушенным в грязном холодном подвале, это по истине достойная смерть для крысы. Жаль лишь того, что так и не смог помочь сыну своего старого друга... которого сперва предал.

- хе-хе-хе... "сохатый" и "бродяга", я чувствую если мы еще раз встретимся, вы будете долго и вдумчиво бить мне морду.

Мысли о старых друзьях, вызвали глухую боль в груди... даже моменты собственной смерти, приносили гораздо меньше страданий. Что бы не расплакаться от обиды на несправедливый мир, пришлось сконцентрироваться на подсчете ступенек.

Прошло еще некоторое время, и мужчина снова остановился. Он страстно желал, что бы лестница наконец закончилась, и в то же время, отчаянно боялся этого, ведь тогда настанут перемены, которые могут принести еще больше мучений. Можно было остановиться и сидеть на одном месте, (все равно голод и жажда отсутствовали), но навсегда остаться на этой лестнице, казалось самой нелепой из возможных идей.

Подняв взгляд вверх, мужчина вздрогнул, а затем на его некрасивом лице появилась невеселая усмешка. В сотне ступенек впереди, его взгляду предстала самая обыкновенная деревянная дверь с позолоченной круглой ручкой.

- вот и дошел.
- Прошептал человек, и встряхнулся всем телом, (словно животное).
- Соберись "хвост", и веди себя как мужчина.

Не смотря на свои же слова, поднявшись к самой двери, усталый сутулый человек, никак не мог заставить себя протянуть руку и взяться за дверную ручку.

- я что, тварь дрожащая!

Рывок вперед, пальцы смыкаются на железной округлой поверхности... и ничего не произошло. Как бы сильно мужчина не дергал, дверь отказывалась открываться.

- и ради этого я проделал весь путь? Мучался, что бы в итоге остаться стоять перед закрытой дверью!
- Обессилено сползая по стене на ступеньки, он начал нервно хихикать, из головы "вымело" все мысли и желания, а вместе с этим, появилась жуткая усталость.

Внезапно, тишину нарушил глухой щелчок, а затем та самая дверь, медленно открылась, а на пороге появился молодой мужчина лет двадцати пяти, одетый в строгий деловой костюм черного цвета. Поправив правой рукой прядь пепельно белых волос, он произнес несколько слов:

- дверь открывается от себя. Ваше имя Питер?

Мужчина сидящий на ступеньках, молча кивнул.

- вы опоздали на два часа. Скажите "спасибо", за то что я решил задержаться на работе, а-то пришлось бы ждать до завтрашнего утра.
- Блондин развернулся, и скрылся за дверным проемом, откуда затем донесся его голос.
- Входите, или вам нужно особое приглашение?

Решив не ссориться из-за пустяков с первым же живым существом, встреченном в этом странном месте, Питер поднялся на ноги, и осторожно переступил дверной порог.

***

Он обнаружил себя стоящим в небольшом уютном кабинете, (без окон), где кроме письменного стола, пары кресел и книжного шкафа, не было больше никакой мебели. Теплый желтый свет, лился прямо с потолка, а под ногами шуршал мягкий толстый ковер.

- присаживайтесь, сейчас мы начнем.
- Голос блондина, (раскладывающего на столе какие-то документы), прозвучал почти вежливо.

Обернувшись назад, мужчина уже без удивления принял тот факт, что дверь через которую он вошел, исчезла, оставив после себя гладкую деревянную стену. Не задавая вопросов, (все равно, все что необходимо ему расскажут), тихо подошел к свободному креслу, и с наслаждением опустился в "объятья" мягкой мебели.

- сейчас я зачитаю вашу характеристику, а вы меня поправите если имеется какая-то ошибка.
- Хозяин кабинета откашлялся, взял в руки лист бумаги исписанный мелким шрифтом, и монотонно заговорил.
- Питер Питегрю: убийца, предатель, садист, трус, насильник, педофил...

- не было такого!
- Попытавшись вскочить на ноги, "хвост" обнаружил, что кресло не желает его отпускать, мягко но настойчиво лишая возможности к сопротивлению.

Блондин покопался в своих бумагах, нахмурился и зачеркнул одну строчку карандашом, появившимся прямо из воздуха.

- действительно, педофилии за вами замечено не было, но всего остального это не отменяет. Скажу честно Питер: вы довольно мерзкая личность, которую можно было бы назвать бездарностью, если бы не тот факт, что именно благодаря вам стали возможны ключевые моменты вашего мира.

- и чем мне это грозит?
- Прекратив сопротивляться креслу и расслабившись, мужчина обреченно посмотрел на своего собеседника.

- давайте я кратко расскажу вам, что здесь вообще происходит.
- Сложив документы в стопку и отодвинув их на край стола, блондин сцепил пальцы рук перед лицом и поставил локти на столешницу.
- Когда на свет появляется разумное существо, на его имя заводится личное дело, в которое записываются все его поступки разделенные на две категории, "хорошие" и "плохие". За время своей жизни, за каждый поступок, разумный получает от одного, до пяти балов. Когда приходит время умирать, из большего числа вычитается меньшее, а оставшаяся сумма, становится чем-то вроде личного баланса, который можно потратить на следующее перерождение.

- я не совсем понимаю...
- Питер хотел выразиться гораздо грубее, но вовремя сдержался, (ведь ругаться с существом, от которого зависит твое будущее, это не лучшая идея).

- скажем так: если при перерождении, положительный баланс можно потратить не полностью, оставив некоторую сумму на счете до своей следующей смерти, то отрицательный баланс такой возможности не дает. Для наглядности, приведу пример: на балансе у души -10 баллов, в результате чего разумный рождается с ослабленным иммунитетом; -100 баллов, дают какую либо врожденную патологию; -1000 баллов, это уже инвалидность, пусть и не мешающая почти нормальной жизни...

Слово "почти", очень непонравилось Питеру, так как было оно произнесено слишком уж тихим голосом.

- а в чем собственно проблема?
- Мужчине надоели эти рассуждения, и хотелось наконец получить какую-то определенность.

- разумеется, я максимально упростил систему баллов, что бы вам было проще понять ту ситуацию, в которой вы оказались.
- Блондин сделал вид, что не заметил грубости в словах собеседника, (хотя, скорее всего, ему было просто плевать).
- На момент смерти, после вычитания меньшей суммы из большей, ваш баланс составляет: -21195 баллов.

Открыв рот, Питер подумал и закрыл его. Пару раз глубоко вздохнув, он постарался успокоиться, (слишком живое воображение, нарисовало его будущее, что едва не вызвало обморок).

- не стоит так волноваться.
- Блондин щелкнул пальцами, и в руках у посетителя появился стакан с водой.
- Все не так плохо, как может показаться на первый взгляд.

Осушив стакан в два глотка, немолодой мужчина несколько раз глубоко вздохнул и спросил:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.