Невыживший

Варго Александр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Невыживший (Варго Александр)

Александр Варго

Тебя ждут дома

Сестра – это лучший друг, от которого невозможно избавиться.

Линда Саншайн

9 декабря 2015 года, 21.18, Лондон, Великобритания

Настя не могла припомнить, когда в последний раз она неслась домой с такой прекрасной новостью. Ну, словно влюбленная школьница, которую наконец пригласил на свидание парень из параллельного класса, хотя те сладостно – наивные времена из юности девушки, когда на дискотеке во время медленного танца под робкий шепот «Ты мне очень нравишься» ее сердечко выстукивало отчаянную дробь, остались в далеком прошлом.

Она ласково провела по заметно округлившемуся животу ладонью.

– Моя милая малышка, – прошептала она.

Женщина припарковала кремовый «Форд Мондео» возле гаража и, заметив свет в окне, улыбнулась – значит, Виктор дома. Она снова погладила живот.

– Ты будешь самой счастливой на свете.

Несмотря на то что ни она, ни супруг открыто не признавались в своих тайных мыслях, каждый из них мечтал о девочке. И сегодняшнее УЗИ это подтвердило.

Настя нажала на клаксон и вышла из машины. С наслаждением вдохнула грудью свежий морозный воздух.

«Я назову тебя Катей», – внезапно подумала она, глядя на кружащийся хоровод снежинок. Попадая в ярко-желтый свет уличного фонаря, они вспыхивали и серебристо искрились, словно крошечные хрусталики, которые горсть за горстью невидимый волшебник неспешно бросал в небо.

– Да, ты будешь Катей, – вслух произнесла Настя. На мгновение перед ее распахнутыми глазами материализовалось лицо сестры, и она едва слышно вздохнула, непроизвольно отступив назад. Секунда – и видение преобразилось в нечеткое серое пятно, тут же растворившись в ледяном воздухе.

Она увидела в окне мужа, который улыбался и махал ей рукой. Улыбнувшись в ответ, вошла в дом.

– Судя по всему, у тебя хорошие новости, – заметил Виктор, помогая жене снять шубку.

С осторожностью, граничащей с благоговением, он дотронулся пальцами до живота Насти. Их взгляды встретились, и Виктор неожиданно смутился.

– Девочка? – с надеждой спросил он и после того, как Настя кивнула, заключил ее в объятия.

– Я так и знал… Моя дорогая… Люблю тебя, – жарко шептал он, вдыхая запах волос супруги. – Люблю вас обеих… Мои любимые женщины… Мы…

Он запнулся, когда неожиданно пискнул мобильник жены.

– Ты хотел сказать, что мы будем счастливы? – засмеялась Настя.

– Это эсэмэс? Кто это? – насупился муж.

– Я не знаю. Во время УЗИ я выключала телефон, это пропущенный вызов, – пояснила она.

Телефон снова затренькал, извещая о пропущенном звонке. Потом еще раз.

– О Господи, – пробормотала Настя, щелкая клавишами.

– Кто это? – поинтересовался Виктор, в его интонации сквозили нотки ревности.

– Отец, – коротко бросила она, и ее лицо приняло каменное выражение. Виктор понятливо кивнул.

– Я разогрею ужин, – сказал он, видя, что супруга намеревается сделать ответный звонок. Виктор не желал быть свидетелем этого разговора, поскольку хорошо знал, что отношения Насти с Антоном Сергеевичем Журавлевым, ее родителем, оставляли желать лучшего. Если быть честным до конца, то их попросту не было, этих отношений. Настя звонила отцу раз в год – поздравить его с днем рождения, вот, собственно, и все. Она мало говорила о нем, и все, что Виктор знал о своем тесте, укладывалось в одно предложение: безработный спивающийся неврастеник, по вине которого Настя в детстве потеряла сестру.

Интересно, что нужно этому старику на этот раз?

Настя с колотящимся сердцем вслушивалась в тянущиеся монотонные гудки, каждый следующий казался ей длиннее предыдущего, словно растягивающиеся нити жевательной резинки.

И в тот момент, когда она уже была готова сбросить вызов, в трубке сквозь помехи донесся знакомый до боли хриплый голос:

– Дочка?

– Привет, папа.

– Привет, – обрадовались на том конце провода. – А я тебе звонил, Настеныш, – торопливо добавил Антон Сергеевич.

– Я знаю, – спокойно ответила женщина. – Что-то случилось?

– Случилось? Да нет… а в общем… – сбивчиво заговорил отец. – Мы ведь столько лет не виделись… Ты к нам, случаем, не собираешься?

– Нет.

Отец умолк, и несколько секунд было слышно лишь его тяжелое шумное дыхание.

– Новый год скоро, – неуверенно произнес он после неловкой паузы.

– Я помню, – усмехнулась Настя. – Ты меня в гости зовешь?

– Ну…

Антон Сергеевич закашлялся, и дочь терпеливо ждала, когда отец снова сможет говорить.

– Ты так и не бросил курить? – осведомилась она после того, как кашель утих.

– У меня рак, – выдавил мужчина. – Рак печени. Сегодня был у врачей… Анализы показали вторую стадию.

Настя переменилась в лице.

– Почему ты не звонил раньше?

– Что бы это изменило? – вяло отозвался Антон Сергеевич. – Ты забрала бы меня к себе? Кому нужен старый дырявый мешок с дерьмом?

– Прекрати, – оборвала его Настя. – Не пытайся вызвать у меня чувство жалости.

– Ты изменилась, – запыхтел отец, и даже сквозь помехи за тысячи километров она почувствовала горечь в его голосе. – Когда уехала от нас… А я… я ничем не заслужил такое отношение. Я искупил свою вину перед вами! И я не виноват в том, что случилось с Катей! И с твоей матерью! Она сама выбросилась из окна! Я любил ее! Любил вас всех!

– Замолчи! – крикнула Настя. Из кухни выглянул удивленный Виктор, и она жестом показала супругу, что все в порядке. – Хватит стонать и винить всех вокруг в своих неудачах, – процедила она, и отец быстро скис.

– Настеныш, – шмыгнув носом, проговорил Антон Сергеевич. – Не держи на меня зла, дочка… Ты – самое дорогое, что у меня осталось на свете. Я всегда старался быть хорошим отцом.

Взгляд Насти уперся в настенный календарь. Она размышляла, готова ли она бросить все дела здесь накануне Нового года и сорваться в Россию.

– …дом расселяют. Остались только я и Володька. Тот, что надо мной, помнишь? – продолжал хныкать отец. – Меня хотят класть в больницу, а я боюсь, дочка. Ты ведь знаешь, я ненавижу этих уродов в халатах! Зарежут на операционном столе и бровью не поведут! Приезжай, умоляю тебя! А кроме того…

– Что? – ровным голосом спросила Настя.

– У меня для тебя сюрприз, – прочистив горло, сообщил Антон Сергеевич. – Да-да, сюрприз… Обещаю, тебе понравится.

– Спасибо. Но мне ничего не нужно от тебя, – вздохнула она. Ее рука неосознанно потянулась к животу, пальцы размеренно поглаживали упругую поверхность. – Я приеду, – наконец сказала она. – Не обещаю, что это будет скоро, мне нужно оформить визу. Я позвоню.

– Вот и хорошо, – оживился отец. – Отметим праздник! Это просто замечательно, Настеныш! Ты не представляешь, как…

Он что-то еще воодушевленно бубнил, но она уже сбросила разговор и вышла на кухню. Из духовки струились дразнящие запахи запеченной курицы.

– Я все слышал, – сказал Виктор, вытирая полотенцем руки. – Хочешь, я поеду вместе с тобой?

– Нет, – после недолгого раздумья произнесла Настя. – У тебя ответственный процесс впереди.

– Это не главное.

– Главное. Ты молодой адвокат, тебе нужна безупречная репутация, и она непросто зарабатывается, Витя.

Они обнялись.

– Я ждал что-то подобное, – признался Виктор, нежно прижимая к себе супругу. – Каким-то шестым чувством.

– Все будет хорошо. Я должна его навестить, – отозвалась Анастасия. – Каким бы он ни был, он – мой отец. Кроме того, он серьезно болен.

– Ты все правильно делаешь, я даже не обсуждаю твое решение. Возьми нашу резервную кредитку. Там достаточно средств, чтобы помочь твоему отцу, – сказал Виктор и ободряюще улыбнулся.

– Хорошо. Идем ужинать. Мы с Катюшей ужасно голодны, – сказала Настя, целуя мужа.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.