Раннее (сборник)

Солженицын Александр Исаевич

Раннее (сборник)
Автор: Солженицын Александр Исаевич 
Жанр: Русская классическая проза, Проза 
Серия:  
Страниц: 17 
Год:  
* * * Дороженька Повесть в стихах Зарождение Чернеют вышки очерком знакомым. От вышки к вышке день сочится над державою. От зоны к зоне звонами подъёмов Задолго д о свету ликуют рельсы ржавые. Похлёбка с рыбкой к о шачьей, мучная з а тирка. В прохуженном, пролатанном томительный развод. Идут работать лагери! И наша каторга Четырежды клеймённая идёт. Так будет год. И десять так. И так же двадцать пять. Всё то же самое. Опять. Опять. Обыскивать. Считать. Обыскивать. Считать. Запястья за спину, покорные, по пять, Бушлаты чёрные, вступаем меж тулупов, Как медных статуй в отблесках кострового огня, И, спины сгорбивши, глаза потупив, Идём, как будто бы кого-то хороня. Да каждый день и хоронят кого-нибудь – На палец бирку голому. Для верности – прокол штыка… Заря. И – день. Жестоко-медленно катится солнце по небу, Искрит о землю мёрзлую безсильная кирка. Не будет, не было сверкающего мира! Портянка в инее – повязкой у лица{1}, О  кашах спор да окрик бригадира, – И – день, и – день, и – нет ему конца! К закату стынет степь. Встаёт луна багровым диском. Во тьме толкаемся, скользим, спешим к себе в загон, Бригадами суровыми Врываемся в столовую, Где доходягу, лижущего миски, Казнит презреньем лагерный закон. Глотаешь жадно щи, не видя где ты, с кем ты, – А через стол, в пару, над глиняной посудой, То обнищалое лицо интеллигента, То дистрофией обезволенная удаль. Но тот, кто время здесь расчёл, – расчёл его неплохо. Не обменяться словом нам, лишь только вздохом. Опять, опять гудит над лагерем звонок. Тебе в один барак, а мне в другой. Проверка. Строем под замок. Отбой. Не кончено, не верь! – Я знаю, жду, но мне Не победить, не разомкнуть ни на щель век усталых. Едва уснём – звонок !! И в ослепительно торжественной луне Мы, как в плащах комических, выходим в одеялах. Выходим клокоча, выходим проклиная, До самых звёзд безжалостных всё вымерзло, всё ярко, – И вдруг из репродуктора, рыдая, Наплывом нанесёт бетховенское largo . Я встрепенусь, едва его услышу, Я обернусь к нему огрубнувшим лицом, – Кто и когда узнает и напишет Об этом обо всём? Со светлым пониманием, не в гневе – И надобно теперь писать, теперь! Довлеет злоба дневи, Но равнодушен день к минувшим дням. Едва ворочаются мысли жерновами, Чуть вспыхнет свет в душе по временам – «Но и в цепях должны свершить мы сами Тот круг, что боги очертили нам»! {2} Свой круг начну и я. И поведу – стихами: Созвучной, мерной, может быть, сумею уберечь Такой ценой открывшуюся речь! Тогда напрасно вы по телу шарить станете – Вот я. Весь – ваш. Ни клока, ни строки! А к чуду Божьему, к неистребимой нашей памяти Вы не дотянете палаческой руки!!! Мой труд! Год з а год ты со мной созреешь, Год п о году Владимиркой пройдёшь{3}, Наступит день – не одного меня согреешь, Не одного меня ознобом обоймёшь…
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.